Посты на форуме

Вадим Шарыгин
20 сент. 2022 г.
In Восприятие искусства
Эта тема предлагает всем её участникам представить себя читателями, а не писателями, читающими, а не пишущими, читающими поэзию, а не стишки. Формат участия : каждый участник темы предлагает к прочтению одно из стихотворений поэтов Серебряного века и прилагает к тексту своё развёрнутое впечатление от прочитанного. Таким образом, участники темы смогут сравнить подходы друг друга к восприятию поэтического текста, почувствовать как зарождается наваждение, заворожённость, очарованность словом поэзии. В рамках развития темы я буду публиковать некоторые свои впечатления, вошедшие в книгу-черновик "Поэтическое восприятие": вот, например: Борис Пастернак Раскованный голос В шалящую полночью площадь, В сплошавшую белую бездну Незримому ими – «Извозчик!» Низринуть с подъезда. С подъезда Столкнуть в воспаленную полночь, И слышать сквозь темные спаи Ее поцелуев – «На помощь!» Мой голос зовет, утопая. И видеть, как в единоборстве С метелью, с лютейшей из лютен, Он – этот мой голос – на черствой Узде выплывает из мути… Это произведение наваждения поэзии. Это «раскованная», раскрепощённая, распущенная, не не распутная, распахнутая поэтом, как дверь навстречу долгожданному гостью, поэтическая речь, которую провозглашает само пространство поэзии, не ограниченное контурами вещей и предметов, а так же возможностями воображения воображаемого читателя, не имеющее привязок к «линии горизонта» обыкновенного восприятия... Если музыка записывается с помощью нот, то голос поэзии запечатлевается поэтом на сетчатке глаз читателя, на алой парусине воображения с помощью «непрерывного Слова», то есть не отдельных словечек, согнанных во временные шеренги стишка, как это бывает сплошь и рядом в непоэзии или в хороших/плохих стишках, но в слитный, сплочённый мотив, гул, порыв ветра, сметающий всё на своём пути, скажем: смахнувший горшок с геранью на старом подоконнике, а заодно ещё какие-то блики на разбивающемся, треснувшем и уже опадающем осколками оконном стекле, бегут на пол какие-то бумаги, птица затянута в воронку этого маленького смерча, мысли, всё осмысляющие и всё осмысливающие, привычно ожидающие своей очереди на разъяснение смысла, вдруг, выветрились, высвободились от него проклятого, выпорхнули из круглого отверстия скворечника головного мозга, воображение оголилось, оказалась обнажена какая-то смутная суть жизни, метельная, мятежная, метафоричная, в коей метель, например, вроде бы определяется «как лютейшая из лютен», возможно, «лютейшая» означает здесь струнную силу и мощь какого-то аккорда, или нет, это, скорее всего, просто подвернувшееся под ураганный натиск поэтического вдохновения – однокоренная связка {лют-ейшая из лют-ен} – благодаря которой «эстетика звука» смеётся над «этикой смысла», вскруживая и без того очумевшую голову какому-нибудь неопытному туристу по закоулкам вселенной поэзии, какому-нибудь старательному недотёпе, озадаченно скуксившемуся где-то посреди сгустка строчек этого стихотворения, мол, что здесь такое творится? – о чём это всё, зачем это всё сказано, где тема, сюжет, смысл, мораль «той басни такова», где литературный герой, где хотя бы «я помню чудное мгновенье...»? Но привычка выуживать «смысл» принудила меня всё-таки задаться вопросом о «содержании» этого стихотворения. Да, есть «со-держание», так же как есть «содержание» у моей жизни, но на вопрос «какое оно?», из чего состоит? Оно не «состоит», оно «зовёт, утопая», и голосом «на чёрствой узде выплывает из мути»... Содержание состоит из смутного ощущения? Да, пожалуй, не более того. Не менее чем! Это ощущение неопределённости предлагает, прививает во во мне Пастернак! А как же миллионы стишков с их темой, выпирающей из самое себя и "мораль той басни такова"? А вот так, поэтической натуре - "темы" не достаточно, по определению, нужен язык, нужно воплощение темы в Слове, нужна речь, которой тема воспользовалась к моменту соприкосновения с глазами и гортанью читающего, нужен перевод "с повседневного на божественный", то есть на язык, которым говорят : само небо, облака, корни деревьев или перьевая ручка, а может быть, письменный стол или "раскованный голос"... Вадим Шарыгин(19.09.2022 23:07:19) Вот ещё одно стихотворение, впечатление, которым хочу поделиться с ценителями поэзии - участниками данной темы: Осип Мандельштам «Ласточка». Прочтите начальные строфы несколько раз, прочтите вслух и прочтите, как говорится, пошевеливая губами, при этом, постарайтесь расставить интонационные акценты, определитесь с приемлемым для вас ритмом, почувствуйте настроение, состояние, строй этого стихотворения, и очень прошу: не пытайтесь сходу «освоить содержание», не старайтесь «понять» строки и строфы, просто, позвольте себе, хотя бы пару минут, полного доверия к автору, или просто считайте, что вы читаете текст на не родном вам языке. Практически, так и есть, текст подлинной поэзии – для обыкновенного человека, то есть для человека неимущего в поэзии, неискушённого в её нюансах, не породнившегося ещё с её тайным очарованием, представляет собою некий словесный массив чужой речи, а лучше сказать – омут, перед которым предстаёшь в сумерках или ночью, чувствуешь его затаённую и неведомую глубину, бездну в которую так боязно, и так тянет броситься с головою! Вначале напоминаю весь текст стихотворения Мандельштама «Ласточка»: «Я слово позабыл, что я хотел сказать. Слепая ласточка в чертог теней вернется, На крыльях срезанных, с прозрачными играть. В беспамятстве ночная песнь поется. Не слышно птиц. Бессмертник не цветет, Прозрачны гривы табуна ночного. В сухой реке пустой челнок плывет, Среди кузнечиков беспамятствует слово. И медленно растет как бы шатер иль храм, То вдруг прикинется безумной Антигоной, То мертвой ласточкой бросается к ногам С стигийской нежностью и веткою зеленой. О, если бы вернуть и зрячих пальцев стыд, И выпуклую радость узнаванья. Я так боюсь рыданья Аонид, Тумана, звона и зиянья. А смертным власть дана любить и узнавать, Для них и звук в персты прольется, Но я забыл, что я хочу сказать, И мысль бесплотная в чертог теней вернется. Все не о том прозрачная твердит, Все ласточка, подружка, Антигона… А на губах, как черный лед, горит Стигийского воспоминанье звона» 1920 А теперь, сконцентрируемся, например, на первых двух строфах: «Я слово позабыл, что я хотел сказать, Слепая ласточка в чертог теней вернётся, На крыльях срезанных, с прозрачными играть. В беспамятстве ночная песнь поётся. Не слышно птиц. Бессмертник не цветёт. Прозрачны гривы табуна ночного. В сухой реке пустой челнок плывёт. Среди кузнечиков беспамятствует слово...» Что ж, строфы отзвучали... Стихотворение ещё не улеглось в сознании, но давайте, остановимся, переведём дух, отдадим самим себе отчёт в том что с нами уже произошло, то есть какое воздействие на нас оказали прочитанные, обретшие наш голос строки. Зададимся вопросом: прочитав первую и вторую строфы стихотворения, — что практически мгновенно возникло в сознании, какие именно ассоциации? Я предложу вам свою градацию впечатлений, состоящую из четырёх «если», а вы самостоятельно определите кое из этих «если» ближе всего к тем мгновенным ощущения, которые вызвало у вас первичное прочтение этого стихотворения. 1. Если это только, например, распознанные : плохая память автора, как главная забота и смысл написания стихотворения, и ослепшая ласточка из первой строфы, а из второй строфы вами опознана красота природы, например: ночь, поле, кони и т. п., то это будет означать, что у вас начальный уровень восприятия, или что у вас плоское, поверхностное восприятие, при котором все объёмы впечатлений, которыми богат текст произведения поэзии сводятся к предметным значениям слов и ценность стихотворения определяется количеством встретившихся сходу понятных, лично вам знакомых словосочетаний. Всё незнакомое проглатывается по-быстрому, без аппетита, по принципу: «уж если дали бесплатно подкрепиться, то поем, но не будет мне сытно, не обнаружу в миске «мяса содержания», не обессудьте, благодарности не будет!». «Поем» побеждает «поём». 2. Если это попытка выстроить историю, зафиксировав «забывчивость автора», как главную тему и «главных действующих лиц» уже в первых двух строфах: сам автор, ласточка, птицы, бессмертник, табун, ещё птицы, кузнечики и т. п., — значит, ваше восприятие — это восприятие прозаического человека, у которого чтение этого стихотворения есть «перекур», краткий отдых от процесса проживания в непрерывной прозе собственной жизни. Прочитал первую и вторую строфу какой-то там (очередной?) поэзии и не обнаружив стройности повествования, не найдя явного «чёткого описания происходящего», не обнаружив «содержания», уже находится на грани потери интереса к тексту, а то и в эпицентре зарождающейся в душе враждебности, читая, скорее по инерции, чем увлечённо, с трудом воспринимая «странные», «бесполезные», «беспомощные» строки и словосочетания странного стихотворения. 3. Если вы, прочитав первую и вторую строфы, почувствовали некое свойство зарождающегося в стихотворении мира, если вы погрузились в состояние мира созданное в вас поэтом, например, состояние тишины, безмолвия, значит, у вас, как минимум, имеется в наличии поэтическое восприятие, точнее говоря, у вас минимум поэтического восприятия, такого, которое, не акцентируясь на предметных значениях слов, практически мгновенно суммировало их, обнаружило «красную нить» или подспудный смысл происходящего в стихотворении и погрузилось в «терпкий аромат чужестранных специй», параллельно узнавая и фиксируя его конкретные источники, оставаясь, при этом, в рамках содержания, сохраняя дистанцию между собою и стихотворением, воспринимая стихотворение, как красивую, неведомо зачем и для кого сделанную игрушку, на которую можно какое-то время полюбоваться и потом отложить в сторону и жить дальше, любуясь многочисленными другими словесными игрушками, почти такими же как эта, лишь с другим сочетанием форм и красок. 4. Если же, мгновенно возникшее в вас состояние, например : слепота, тишина, безмолвие — явились для вашего восприятия не финальной, а лишь начальной, отправной точкой, и вы мгновенно ощутили «ключевое», уникальное слово или словосочетание первой и второй строфы, например: «беспамятство», как существительное, как нечто существующее и «беспамятствовать» в качестве глагола, действия, невидимого глазу «движения самой жизни», «движения неподвижности», да к тому же, вы параллельно с этим, оценили уместность, уникальность и уместность эпитетов первой и второй строфы, таких как: «слепая ласточка», «чертог теней», «с прозрачными играть», «прозрачные гривы», оксюморон «сухая река», «бессмертник», означающий и название растения, и тайную мечту каждой души человеческой, — и после всего этого — погрузились в состояние: не просто тишины — в состояние непростой тишины — в состояние безмолвия, но не бессловесного и беззвучного безмолвия, а в мир безмолвно вымолвленных речей, звуков, гулов, в мир «множественного состояния поэтической материи», пребывание в коем настолько же условно, эфемерно, незримо, насколько и реально для гражданина поэзии, для «гражданина обратной стороны мироздания»! Мир этот только частично вмещается в «беспамятство строки». Беспамятство — не оболочка, не внутренний контур предела, но состояние выхода — стояние взгляда, стояние ветра, стояние времени — словно, у «движущегося» вагонного окна, напротив, одновременно возникающего, изменяющегося и удаляющегося пейзажа...Именно в таком состоянии вы готовы для рандеву со третьей и последующими строфами стихотворения. И это значит что ваше восприятие равно восприятию «небесного» подхода к поэзии. В случае наличия у вас восприятия высшего уровня или четвёртого «если», вам наверняка хватит запаса «беспамятства», сновиденности для постижения происходящего в третьей, и во всех дальнейших строфах, и во всём стихотворении в целом. Например, в момент прочтения третьей строфы, к найденному ключевому «беспамятству», вы автоматически, согласно выработанным ранее навыкам и вашей личной читательской традиции, наверняка присовокупите дополнительный объём впечатлений: с помощью подобранной вами нужной интонации, верно угаданного ритма, верно прочувствованного настроения текста, в котором звучат «беспамятные строки». А к концу провозглашения третьей строфы вы уже, буквально, сроднитесь с желанной метаморфозностью повествования, когда всё свободно перетекает из одного в другое, всем существом своим воспринимая этот, именно этот, главный смысл происходящего — условность, неопределённость, непредсказуемость и какую-то, почти младенческую расслабленность и доверительность, возведённую гением поэта в образ и принцип жизни, который, вероятно, изначально был заложен в человеке, знаком человеку, но утерян со временем, в процессе непрестанной борьбы человечества за выживание. И вы ещё, конечно, оцените то, с какой филигранной, грациозной точностью, с какой изобразительной силою выписана поэтом, например, «замедленность», и то, как искусно беспамятство строки увязано автором с замедленностью. Вы успеете восхититься неожиданностью, нежданностью образов, без потери здравого смысла, без утраты чувства меры. «Качество поэзии определяется быстротой и решимостью, с которой она внедряет свои исполнительские замыслы-приказы в безорудийную, словарную, чисто количественную природу словообразования. Надо перебежать через всю ширину реки. Загромождённой подвижными и разноустремлёнными китайскими джонками, — так создаётся смысл поэтической речи. Его, как маршрут, нельзя восстановить при помощи опроса лодочников : они не скажут, как и почему мы перепрыгивали с джонки на джонку» Осип Мандельштам Я так же как и вы, мои сотоварищи по постижению поэзии, прочитал сейчас это стихотворение... Вот-вот только, отзвучали надо мною две первые строфы стихотворения Мандельштама... Мгновенно во мне возник... что бы вы думали – полёт. Как будто бы я ждал только «ключ на старт» или порыва ветра, чтобы взлететь, и вот, язык, Слово, найденное, неназванное и наделённое Мандельштамом звуком и ритмом, слово в буднях позабытое, вдруг, мгновенно слилось с каким-то поворотом головы моей – к детству или может быть, ко всем невысказанным за всю мою жизнь переживаниям, которым не нашлось подходящих словесных обозначений, а Мандельштам, зная это про меня, своего даль-далёкого в веках современника, создал такое начало, такую первую строку, которая, как вожак, потянула за собою всю стаю, взмыло ввысь с крутого виража. И моё привычное «бодрствование по земле» испарилось или преобразовалось «сон по небу». Я почувствовал «полёт», как часть речи – речь, язык начинают полёт, а не крылья и моторы – вот мысль, озарившая меня. Мандельштам подарил мне только что не столько даже «полёт», сколько «небо для полёта» моего воображения»! Вот, оказывается, что такое поэзия – она, в отличие от всевозможных хороших, то есть пусть даже складных в рифмах и ладных в образах, стишков, благодаря необыкновенности, необычайности языка, укрощённых чувством меры и знанием стиля, создаёт пространство или небо для моего воображения, а это, в свою очередь, означает что поэзия создаёт иного меня, большего и с большей степенью независимости от состояния обыкновенного сознания, при коем «еле-еле душа в теле»... Светлана Севрикова [Москва] (20.09.2022 00:19:45) *** Я вздрагиваю от холода,- Мне хочется онеметь! А в небе танцует золото, Приказывает мне петь. Томись, музыкант встревоженный, Люби, вспоминай и плачь, И, с тусклой планеты брошенный, Подхватывай легкий мяч! Так вот она, настоящая С таинственным миром связь! Какая тоска щемящая, Какая беда стряслась! Что, если, вздрогнув неправильно, Мерцающая всегда, Своей булавкой заржавленной Достанет меня звезда? ------------------------------------------------------------- Осип Мандельштам Это стихотворение-булавка. Прочитал - и оно вдруг вонзается и пристёгивает тебя, ничего не подозревающего читателя, к "таинственному миру", и это навсегда. Я прочитала его впервые, наверное, в 2001. Когда готовилась ко вступительному экзамену в Литинститут. Вдруг спросят про Мандельштама? А я ничего не знаю. Прочитала и вот. До сих пор эта булавка меня колет. "Правда глаза колет"... И сердце... Я вздрагиваю от холода, Мне хочется умереть... Поэт - такой как я, помешанный на ритме и рифме - всегда одинок. А это ХОЛОДНО. Очень. До того, что, конечно, "хочется умереть", чтобы хоть немного согреться! Но нельзя. Потому что А в небе танцует золото Приказывает мне петь! А приказы надо выполнять. Смотря чьи, конечно. Ладно там царские или генеральские. Но ТАНЦУЮЩЕГО ЗОЛОТА? Думаете, это о листве? Нет. Это о настоящем ЗОЛОТЕ, о том же, которому поклоняется и Кант: Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, - это звездное небо надо мной и моральный закон во мне (с) Которое вступает с тобой во взаимодействие всеми своими светилами и небесными телами, пока ты читаешь эти быстрые 4 строфы: и с тусклой ПЛАНЕТЫ брошенный Подхватывай лёгкий мяч. Так вот она, настоящая С таинственным миром связь... Вот через это связь - через "приём" какого-то космического посыла, импульса.. В виде мяча! И тоска от этого щемящая, и беда. Потому что как только ты всё это пропустил через себя - так уже и ты, как Мандельштам. "под прицелом" у звезды.. Спасибо за тему, Вадим! Вадим Шарыгин(20.09.2022 01:48:08) (Ответ пользователю: Светлана Севрикова) Интересно, в 1937 году Мандельштам исправил одну букву в строке, вместо строки 1912 года: "Так пот она, настоящая", появилась более логичная: "Так вот она, настоящая..". Что это было, просто правка типографской опечатки, или нечто более существенное, не знаю. Моё, например, первичное впечатление, привычно начинается с автоматического выбора "главной" или первопричинной строки, которая в данном случае, мгновенно и почти неосознанно определилась для меня в виде: "Что, если вздрогнув неправильно..". В этих словах как будто расшифровалась предшествующая "с таинственным миром связь". Таинственная, не потому что постичь не способны или скрываемая усердно, а поскольку - постоянно видоизменяющийся, преобразующийся, становящийся, "мерцающий" мир - не под силу даже сильному воображению, если оно привыкло к определённости. А этот, уже молодым Мандельштамом опознанный, реальный мир - весь состоит из "вздрогнул чуть" и всё уже поменялось, сплошные метаморфозы, ничего определённого, ясного, стабильного, сколько-нибудь значимо долго существующего! Как у облаков - посмотрел - увидел что существует - снял взгляд на мгновение - уже другое облако или нет ничего. Ещё увидел, услышал в голос три "з": три острых и звонких согласных начинают не соединённое воедино словосочетание: "заржавленное золото звезды" - художественный образ или символ предела нашего восприятия, если бояться, если "вздрагивать от холода"... А если с прищуром смотреть, так, чтобы золото стало "танцующим", то появляется сцена, игра, игра в слова! И даже совсем натуральные "тоска щемящая" и "беда стряслась" - только игра нашего свободного воображения, свободно завладевающего поэтическим человеком воображения, и финал стихотворения - оказывается в середине его: "подхватывай лёгкий мяч". То есть, я, например, читаю целиком текст, но и строфа каждая, зачастую, для меня как будто глава завершённая, а может так: стихотворение - состав, строфы - вагоны, я могу, мне интересно почувствовать "слитность состава", но и возможность задержаться в любом из его вагонов... Спасибо, Светлана, за Канта, за детальные и тонкие впечатления, напоминаю только, что тема : "поэтическое восприятие": нам с вами важно доискаться и сформулировать сам процесс возникновения впечатлений, иначе говоря: детализировать наш личный метод или традицию воспринимать поэзию, как поэзию, а не просто содержательный текст, УСЛЫШИМСЯ! Светлана Севрикова [Москва] (20.09.2022 05:22:39) (Ответ пользователю: Вадим Шарыгин) Очень понравился ваш разбор, Вадим! Спасибо, вы поделились зрением... Вадим Шарыгин(20.09.2022 16:36:30) Марина Цветаева «Над синевою подмосковных рощ..» Над синевою подмосковных рощ Накрапывает колокольный дождь. Бредут слепцы калужскою дорогой, — Калужской — песенной — прекрасной, и она Смывает и смывает имена Смиренных странников, во тьме поющих Бога. И думаю: когда-нибудь и я, Устав от вас, враги, от вас, друзья, И от уступчивости речи русской, — Одену крест серебряный на грудь, Перекрещусь, и тихо тронусь в путь По старой по дороге по калужской. 1916 г. ------------------------------------------------------------ Это стихотворение я, невольно, начинаю вполголоса, шелестом листьев проходят перед глазами первые две строки, затем, «ывае-ывае» с неба журавлями доносится вторая строфа, затихая, завершаю всё, выдыхом-вздохом, уже почти шёпотом... Постарой-Подороге-Пока-Лужской... Звукопись стихотворения подобна одиночным/одиноким ударам колокола в пасмурный, непременно в пасмурный осенний день, округа «накрапывает» медноносными каплями... «Не жалею, не зову, не плачу», буквально, через шесть лет, уже совсем в другой стране, другого поколения поэт отзовётся на то как именно «бредут слепцы» в пророческом (на весь оставшийся для России путь) стихоподношении Цветаевой... А как великолепно рассказана «старость честного человека в России» – одной строкою, в которой всё в виде «ничего не надо» и «никого вокруг»: «Устав от вас, враги, от вас, друзья...» Уходящее в туманную даль стихотворение, бредёт, ослепшее, уставшее – из уст, из горла Марины, которой на момент сотворения этих строк всего-то ещё только двадцать четыре года! Это очень русское душою стихотворение – ничего не прославляющее, никакими «душевными» словечками не напичканное, как это сплошь и рядом в стишках бывает, но какое же близкое к Родине, к Лермонтову на Родине, здесь даже слова «люблю» нет, а любовь есть – ко мне, к тебе, нынешний, слушающий тот же колокол, тот же клин в небе, такой же шелест дождя и шагов... «По старой – во имя Отца... По дороге – и Сына... По калужской – и святого духа... Слышится мне? Да, но поэзия – выше молитвы, потому что не просит ничего, не вымаливает, не выпрашивает, но выкрашивает в тона и ритмы, с которыми «тихо тронусь в путь» и «во тьме», пусть, но «поющих»! Для поющих – не для живущих с песенками «мордовощёких» с мелом в руке в помещении затянувшегося Ликбеза и всю жизнь одною фразой на доске: «Мама мыла раму», «рабы – немы, не мы»...Поэты голоса создают. На «прекрасной» дороге! Николай Гузенко(20.09.2022 23:11:50) (Ответ пользователю: Вадим Шарыгин) Хорошее прочтение, Вадим. Со многим согласен. Но, может быть, ошибаюсь, из анализа, по-моему, выпала ключевая строка: "Бредут слепцы Калужскою дорогой..." Слепцы - люди, не нашедшие ответа для чего они пришли в этот красивый внешне, но, зачастую, безобразный, уродливый внутренне мир. И бредут, бедняжки, с именем Бога на устах, под колокольный звон слов, не по какой-то, а по Калужской дороге: наверно, в Оптину пустынь. К известным своей мудростью старцам. По той же дороге и героине идти. Вместе со всеми. За прозрением... Таким вижу смысловой подтекст. Возможно, не прав. Извините. Вадим Шарыгин(21.09.2022 00:19:21) (Ответ пользователю: Николай Гузенко) Эта строка , если ключевая, то благодаря своей многозначности - многозначительности, поскольку "слепцы" - это и слепые от рождения, и ослепшие по злому року, по обстоятельствам и просто не видящие, что творится вокруг, а ещё... это те, которые видят "внутри себя", помните, у Мандельштама в "Ласточке": "слепая ласточка в чёртог теней вернётся"... Слепая, не потому что не видит, а потому что знает куда лететь, по наитию, по памяти летит! Кстати, Мандельштам, примерно в то же время, в 1917 году, чуть позже чем Цветаева пишет свою "калужскую дорогу", завершает стихотворение "Твоё чудесное произношенье" такой строфой: "И столько воздуха и шёлка, И ветра в шёпоте твоём, И, как слепые, ночью долгой Мы смесь бессолнечную пьём". И вот, чувствую, что цветаевские "слепцы", хотя и "бредут", то есть с трудом нащупывают дорогу, но путь свой видят и мир видят, и знают куда идут и зачем, как ласточка Мандельштама "знает глазами больше, чем видит". Не бедняжки идут, а "смиренные странники, во тьме поющие Бога"! Поэты бредут - не зрячие, но видящие, но выдавшие желаемое за действительное, сознательно, добровольно, с упоением, может быть, даже. И всё что мы знаем от Цветаевой об их дороге - что она "песенная" и "прекрасная". Не сама дорога, но их, слепцов, дорога прекрасна и песенная, потому что они одаривают её песней. А там, где песня доносится, там страдающие, ищущие, спотыкающиеся и поднявшиеся, но никогда не "бедняжки". Поэт написал поэзию в виде строчек этого стихотворения. Не историк историю народа, не философ - диалектику, ни прозаик прозу жизни, ни краевед с указанием "куда идут, в Оптину или в храм какой", нет, поэт написал поэзию их трудных шагов и грустных песен. Спасибо, Николай, за участие в поэзии этого стихотворения! Герман Грю [Владимир-Воронеж] (20.09.2022 23:25:50) В вашем разборе смысла больше, чем в стихе. Сам же стих - коктейль красоты отдельных строчек. Символизм возведённый в максимализм. Нет смысла в розе кроме красоты... Вадим Шарыгин(21.09.2022 00:41:35) (Ответ пользователю: Герман Грю) Хорошо сказано, Герман! Но, возможно, наш подход к текстам поэзии как раз-таки и должен начинаться с того, что мы как бы позволяем себе остановить на время прочтения свою многолетнюю привычку или традицию, скажем, как читателей той же самой прозы, с первых звуков строки искать и вникать в смысл, вот тогда и не придётся пенять нам розе, что в ней смысла, кроме красоты нет. Скажу иначе: поэзия - это такая словесность, такое иносказание. в котором, в отличие от тех же самых пресловутых стишков, смысл не на поверхности, в глаза и под ноги читающего не бросится, челом бить не станет, подобен глади омута - глубокая гладь-то! - в неё без оглядки бросится можно, не зря говорят: "окунуться, как в омут, с головой"... Скажу ещё иначе: стишки, если надо, например, о звёздах сказать - так и скажут, мол, вон они там на небе, такие-сякие, распрекрасные, а поэзия, если доведётся о звёздах - об отражении их в глубине колодца скажет! И читатель поэзии, а не стишков знает, предвкушает это падение взгляда и души в колодец, где средь бела дня звёзды поэзия утопила, на дне "развесила"... Поэтому-то, всё от читательского опыта взаимодействия с поэзией зависит. Зачерпываешь смысл, а не поглаживаешь, и уносишь с собою ровно столько, сколько можешь поднять и унести. Герман Грю [Владимир-Воронеж] (21.09.2022 01:04:55) (Ответ пользователю: Вадим Шарыгин) Важнее смысла - эмоция! В настоящей поэзии мы черпаем эмоции! И в этом и есть смысл! Одним словом, фразой нарисовать зябкую осень одиночества или юную весну любви, испытать гневное желание воздать хазарам иль плакать в небе с журавлями о погибших. Александр Попов [Минск] (21.09.2022 14:39:43) Владислав Ходасевич — Дождь. Я рад всему: что город вымок, Что крыши, пыльные вчера, Сегодня, ясным шелком лоснясь, Свергают струи серебра. Я рад, что страсть моя иссякла. Смотрю с улыбкой из окна, Как быстро ты проходишь мимо По скользкой улице, одна. Я рад, что дождь пошел сильнее И что, в чужой подъезд зайдя, Ты опрокинешь зонтик мокрый И отряхнешься от дождя. Я рад, что ты меня забыла, Что, выйдя из того крыльца, Ты на окно мое не взглянешь, Не вскинешь на меня лица. Я рад, что ты проходишь мимо, Что ты мне все-таки видна, Что так прекрасно и невинно Проходит страстная весна. ------------------------------------------------- В поэзии главное эмоции, которые возникают у читателя. И содержание, как таковое, не важно. Существует понятие подсознания. На уровне подсознания зашифрованы различные эпизоды жизни человека. Среди серости бытия всплывают краткие моменты озарения и восторга. И масса мелочей, которая ранее господствовала над личностью, ушла куда-то вниз, стала чем-то незначительным. Стихотворение начинается с фразы: "Я рад". И далее автору удаётся погрузить читателя в состояние некой эйфории. Внутри разливается непонятное чувство удовлетворённости. Будто решил трудную задачу. Решал долго и мучительно. И вдруг решил. Происходит явление духовного резонанса. Вадим Шарыгин(21.09.2022 16:43:03) (Ответ пользователю: Александр Попов) «Стихотворная речь не всегда значит поэтическая, и ни важность предмета, ни сила чувства, которым она вызвана, ещё не делают её поэзией. Например, молитве, чтобы стать поэзией, надо ещё стать искусством. Поэзия есть молитва не всякого настроенного человека, но непременно — художника, искушённого в своём ремесле. Она располагает особыми, специфическими художественными средствами, но зато и подчиняется формальным и эстетическим законам, не нормируемым религиозно. Молитва, вполне оправданная эмоционально и религиозно, — чтоб стать поэзией, должна быть оправдана ещё и литературно. Дело в том, что психологическая убедительность не совпадает с литературной. Читатель — не просто авторский наперсник, перед которым достаточно раскрыть сердце и мысль, чтоб возникла поэзия. То, что в индивидуальном переживании автора, в его мысли, в его личной «молитве» и трогательно, и правдиво, и даже глубоко, всегда вызывает в отзывчивом читателе искреннее сочувствие по человечеству, но такое сочувствие отнюдь ещё не обязывает к сочувствию художественному, без которого не возникнут меж автором и читателем отношения поэтические (иными словами — не возникнет сама поэзия). Поэзия требует установления особой, чисто литературной связи, достигаемой столь же специальными, литературными способами воздействия. Поэт должен уметь и хотеть ими пользоваться. Слово своё (и порой даже самое чувство и самую мысль) ему приходится подчинять законам и правилам поэтического ремесла, иначе пребудет оно дневником, исповедью, молитвой — но не поэзией... Вера в документальную силу переживания обманчива. Переживание, даже самое поэтическое по внутреннему свойству и с совершенной точностью закреплённое на бумаге, всё ещё не образует поэзии». Владислав Ходасевич Стихотворение называется «Дождь», но явлен ли дождь здесь, так сказать, собственной персоной? «Он» и «Она» имеются, Дождь со стороны, как фон, пожалуй, но всё-таки, где в этом произведении поэзия прячется? Если ли она здесь, впустил ли её автор в текст, погреться у камелька? Акцентирую, ещё раз, мысль самого Ходасевича: «То, что в индивидуальном переживании автора, в его мысли, в его личной «молитве» и трогательно, и правдиво, и даже глубоко, всегда вызывает в отзывчивом читателе искреннее сочувствие по человечеству, но такое сочувствие отнюдь ещё не обязывает к сочувствию художественному...» Есть ли «художественность», которой может «посочувствовать» читатель поэзии, а не читатель прозы или читатель стишков (то есть произведений без поэзии)? Лично для меня, это произведение – максимально прозаично, это проза, пусть и миловидная, пусть и вполне себе эмоциональная, но всё же – ПРОЗА, написанная в столбик и когда я читаю эту прозу, вместо ожидаемой поэзии, то становлюсь на чуточку более прозаическим человеком, то есть человеком у которого правда жизни превышает правдивый вымысел, а воображение существует как будто только для того, чтобы, например, вообразить огромный молоток (вместо обыкновенного) для забивания гвоздя размером со сваю (вместо обыкновенного гвоздя). Вы улавливаете разницу между воображением, которое стимулирует поэзия и «воображением размером со сваю»? Кто улавливает этот нюанс, считайте, продвинулся на сантиметр ввысь поэзии, кто разницу не улавливает, тот, значит, по прежнему думает, что поэзия – это проза в столбик! Ходасевич рассказик написал в столбик под названием «Дождь», и там все строчки легко и приятно укладываются в повествование о том «как дело было». Но укороченное, усечённое повествование до размеров, которые использует поэзия – пользуется инструментарием поэзии, но ей не является! Ходасевич сам подписал себе «приговор», сказав: «Переживание, даже самое поэтическое по внутреннему свойству и с совершенной точностью закреплённое на бумаге, всё ещё не образует поэзии». Спасибо, Александр, за наглядный пример разницы между прозой и поэзией! Но может быть это «прозаическая поэзия»? Или «поэтическая проза»? Но тогда надо продавать в магазинах, например: «маргариновое масло» или «масловидный маргарин», однако, надо ли применять схоластику псевдо генетика Лысенко, превращая поэзию в колченогую служанку или кухарку прозы? Александр Попов [Минск] (21.09.2022 17:09:50) (Ответ пользователю: Вадим Шарыгин) Согласен: это «прозаическая поэзия». Но, она отзывается внутри. Спасибо, Вадим, за ответ. Глубоко. Попробую вникнуть. Людмила Домогацкая(22.09.2022 01:43:44) Тэффи. Белолапка-серокошка Раз уселась на окошко, А по улице идет Очень важный тигрокот. Прыг - и смял ее в охапку, Серокошку-белолапку, Под себя ее подмял Тигрокот, ну и нахал! Привлекает лаконизм, точность и выразительность. И конечно, добрая ирония. Вадим Шарыгин(22.09.2022 11:53:01) (Ответ пользователю: Людмила Домогацкая) Спасибо, Людмила, за то, что поделились стихотворением писательницы и поэтессы Надежды Лохвицкой (Бучинской)! 6 октября 2022 года исполнится ровно 70 лет со дня её ухода в мир иной. На мой взгляд, "лаконизм" сам по себе ещё не признак поэзии. "Надпись на какой-нибудь технической двери, скажем, "Не входи - убьёт!" лаконична, точна и выразительна вполне, а её сопровождающий рисунок с черепом и перекрещенными костями под ним ещё более выразителен, но вряд ли мы станем относить надпись и рисунок к искусству поэзии. В представленном стишке используется форма поэзии - слова в столбик, рифмовка, но самой поэзии, на мой взгляд, нет. Это кусочек прозы, рассказик в столбик записанный. Если представить, что кроме него больше ничего никем из поэтов за все времена не написано, то поэзия представлялась бы нам в качестве милой словесной безделушки с рифмовкой окончаний для удобства усвоения. Но если бы мне пришлось выбирать между этим стишком Тэффи и вышеозвученной надписью с рисунком для, например презентации сущности поэзии инопланетянам, я бы выбрал надпись и череп с косточками)) Вадим Шарыгин(22.09.2022 02:38:32) Осип Мандельштам Несколько стихотворений разных лет *** Я видел озеро, стоявшее отвесно. С разрезанною розой в колесе Играли рыбы, дом построив пресный. Лиса и лев боролись в челноке. Глазели внутрь трех лающих порталов Недуги — недруги других невскрытых дуг. Фиалковый пролет газель перебежала, И башнями скала вздохнула вдруг, — И, влагой напоен, восстал песчаник честный, И средь ремесленного города-сверчка Мальчишка-океан встает из речки пресной И чашками воды швыряет в облака. 4 марта 1937 Одышка сердечная, дыхание через раз, вдохи преобладают над выдохами, вдох с натугой, выдох со вздохом, нервозы, вскакивания с кровати, пепел на плече от папиросы сваливается на пол, вновь укладывается пожелтелым пальцем на левую сторону пиджака из Москвошвея. Никого из вас рядом, участники каждой современности, рядом нет, вас вообще нет, всегда нет, навсегда нет, и близко нет... Но он сопровождает свой замкнутый воронежский воздух – вороным голосом, соколиным с кровинкою взглядом и пишет, пишет сон, пишет сонм поэзии, на лацканах сердцебиения, на холщовом страхе от стука в дверь... Он сотворяет, сотрясает образ мировосприятия – пишет в лица и в рожи эпохи – пособие по пособничеству поэтическому взгляду на вещи, пишет учебник для советских второгодников, – которые всё переиначат, всё разплюнут, мешками словесных частушек обставят со всех сторон все стороны четырёхмерного света, обложат со всех сторон правду вымысла, которую вынесла, каштанами из огня, поэзия последнего поэтического века... Сновиденность сдали в архив ловкие «закройщики слов из Торжка». Кувалдою правды прошлись по раскалённой до бела петербургской ночи тяжёлые простаки хуже воровства, просроченные простолюдины прямоугольных овалов новоявленной и понятной, как пень в ясный день, словесности, жители вооружённой до зубов территории правды-матки, окружившей "улицу Мандельштама". Мне кажется или я и взаправду один на этом «празднике жизни»? Коротаю вечность в обнимку с маленькой книжицей, в которой, без зазрения совести и практической нужды, без злобы дня и рвотных ароматов душевности – «средь ремесленного города-сверчка» – «Мальчишка-океан встаёт из речки пресной»! Но как бы я жил без этого «мальчишки», без этой книжицы, под жирный шурш пишущих пальцев моих современников, на все лады раскрашивающих единственную строчку всероссийского Ликбеза: «Мама мыла раму...», оставляющих равнодушные взгляды на залапанных лепестках его «разрезанной розы» и столбики телесных сообщений о чуйствах, в которых любов, кров, кровь и морковь чередуются с «души», «пиши», «хороши», «спокойной ночи малыши», а сводки о погоде в рифму пришли на смену «выткался на озере алый свет зари»... Довольно ёрничать, пора сказать что же со мною происходит в этом стихотворении: происходит не просто сон, а разница, между поэзией и прозой. Разница не в том, что поэзия – сон, а проза – явь. Но в том, что поэзия – это язык сна, это поводырь в сон яви! А «проза поэзии» – нонсенс, божий дар с яичницей, совмещение несовместимого, слово-не-соприкосновение, типа: «бюджет мечты», «цель романтики», «диплом интеллигентности» и т.п. Так что же – каждый сон, записанный в столбик есть, по определению, поэзия? Нет. Сон в руках прозаического человека – проза, прикинувшаяся поэзией, в лучшем случае. В худшем – испорченное представление о поэзии, навязанное представление о поэзии как о раскрашенной образами прозе. Читая это стихотворение я совсем не пытался представить себе содержание строчек. Мне не требовалась «осваивать» буквальное зрелище, меня заворожила сама метаморфоза, как суть поэзии, представленная Мандельштамом в виде конкретного набора преображений. Произнося строки, я как будто здоровался за руку с «дежурным по поэзии» на данный момент вечности, облик коего создал для меня человек-поэт, нет, поэт, прикинувшийся, притворившийся человеком. И пришло мне откровение – это не сон, это явь реальности. которой я не знаю вне состояния сознания под именем поэзия. Мандельштам создавал мне условия для сна, для сна наяву и не тем, что видел «озеро, стоявшее отвесно», а тем, что все участники текста: озеро, лиса, лев, рыбы, песчаник – были представлены в необычайности, но в необычайности возможной, с фантазией, но без фантастики, в зазеркалье, но не в комнате смеха с «кривыми зеркалами», в обстановке как бы даже уместной, какой-то забытой, из детства известной мне как вполне себе обыкновенное дело. Стихотворение пробуждало воображение, но не коверкало его. *** Какая роскошь в нищенском селеньи Волосяная музыка воды! Что это? Пряжа? Звук? Предупрежденье? Чур-чур меня! Далёко ль до беды! И в лабиринте влажного распева Такая душная стрекочет мгла, Как будто в гости водяная дева К часовщику подземному пришла. Каждая строка здесь – яство языка, изысканное блюдо, но не просто для гурманов словесности, а для восприимчивых к самому состоянию наваждения, возникающему не иначе как через соприкосновение с необычайностью языка, укоренённой в огромный божественный дар, позволяющий исполнить что-то дух захватывающее, благодаря знанию тайной сути мира, которую всё время поэту приходится «переводить» с «тайного» на «благодатный», с языка наблюдателя на язык предмета и явления! *** От сырой простыни говорящая, — Знать, нашелся на рыб звукопас, — Надвигалась картина звучащая На меня, и на всех, и на вас. Начихав на кривые убыточки, С папироской смертельной в зубах, Офицеры последнейшей выточки — На равнины зияющий пах... Было слышно гудение низкое Самолетов, сгоревших дотла, Лошадиная бритва английская Адмиральские щеки скребла. Измеряй меня, край, перекраивай, — Чуден жар прикрепленной земли! Захлебнулась винтовка Чапаева, — Помоги, развяжи, раздели. Июнь 1935 Наталья и Осип посмотрели фильм «Чапаев» и воронежские предсмертные стиховые шаги в вечность пополн ились этим стихотворением. Это своеобразный «отчёт» поэта о сопротивлении поэзии жизни - жизни с поэзией. Бешеная лаконичность строки – ёмкая, как никогда прежде, нет уже сил у поэта на пересиливание миллионов в веках зрителей марширующей по головам прозы. Но навык остался – крик, вопль стал голосом, но в аккорде, в котором «чуден жар» прикреплённой к поэзии земли. Доведённый до «перекроенного края» поэт пишет реквием своему поэтическому дару – эпитафию, но остаётся на стороне поэзии «с папиросой смертельной в зубах». Выпускники Литературного института найдут здесь «тропы», я же нахожу «трупы» убитых надежд, на поле боя между «дело было так» и «надвигалась картина звучащая». Поэзия – это если есть «надвигалась. картина. звучащая»... Душный сумрак кроет ложе, Напряженно дышит грудь. Может, мне всего дороже Тонкий крест и тайный путь. 1910 ------------------------------------------------- Два эпитета: «тонкий» для креста и «тайный» для пути. Пригодятся поэзии, если что... Вадим Шарыгин(22.09.2022 14:18:31) Ещё одно стихотворение Бориса Пастернака, давайте провозгласим его вслух, надо подобрать верный ритм, добиться непрерывности произнесения, без запинок, надо свыкнуться, сжиться с текстом, поскольку поэзия, в отличие от хороших и плохих стишков, требует голоса, озвучивания, провозглашения строк таким образом, чтобы ритм найденный стал вторым, а то и главнейшим содержанием, поводырём нашего сознательного «ослепшего» ради внутреннего прозрения, сменяющего обыкновенное «разглядывания текста»: Борис Пастернак Метель 1 В посаде, куда ни одна нога Не ступала, лишь ворожеи да вьюги Ступала нога, в бесноватой округе, Где и то, как убитые, спят снега, — Постой, в посаде, куда ни одна Нога не ступала, лишь ворожен Да вьюги ступала нога, до окна Дохлестнулся обрывок шальной шлеи. Ни зги не видать, а ведь этот пасад Может быть в городе, в Замоскворечьи, В Замостьи, и прочая(в полночь забредший Гость от меня отшатнулся назад). Послушай, в посаде, куда ни одна Нога не ступала, одни душегубы, Твой вестник – осиновый лист, он безгубый, Безгласен, как призрак, белей полотна! Метался, стучался во все ворота, Кругом озирался, смерчом с мостовой… – Не тот это город, и полночь не та, И ты заблудился, ее вестовой! Но ты мне шепнул, вестовой, неспроста. В посаде, куда ни один двуногий… Я тоже какой-то…Я сбился с дороги: – Не тот это город, и полночь не та. В эссе «Поэт и время» Марина Цветаева пишет: «Есть нечто в стихах, что важнее их смысла: их звучание». А вот ещё выдержка из Цветаевой (»Искусство при свете совести»): «Состояние творчества – это состояние наваждения... Состояние творчества есть состояние сновидения, когда ты вдруг, повинуясь неизвестной необходимости, поджигаешь дом или сталкиваешь с горы приятеля. Твой ли это поступок? Явно – твой (спишь, спишь ведь ты!). Твой – на полной свободе, поступок тебя без совести, тебя – природы... Кто-то мне о стихах Пастернака: – Прекрасные стихи, когда вы всё так объясняете, но к ним бы нужно приложить ключ. Не к стихам (снам) приложить ключ, а сами стихи ключ к пониманию всего. Но от понимания до принимания не один шаг, а никакого: понять и есть принять, никакого другого понимания нет, всякое иное понимание – непонимание». И вот, я начинаю погружение в сон стихотворения «Метели». Это сон Пастернака, и это сон самой метели, сон внутри сна, с первых строчек произносимых вслух во мне, будто разгорается, колеблясь, свеча – всё время новое сгорающее пламя которой остаётся тем же самым в своём горении, так и здесь, в вращающейся воронке стихотворения – рефрены, видоизменяясь немного, в ногу идут, много идут, могут, ведут.... Да это же я, моя жизнь, твоя жизнь, его жизнь, листом осиновым, подхваченным метелью, нет, голосом метели, нет голосом того что стоит за метелью – чего-то глухого и опустошённого, но влекущего к себе, голосом неведомого промеряется глубина бездны, это билет в один конец! Чей это «город», «чья это «полночь», в которой тропинка стиха уже и не видна почти, и никого кругом, и стал листом – безгласным, безгубым, в ворота, одни душегубы, холодок по спине лезвием, художественный ужас человека, решившегося... туда, «где и одна» повисает на краю пропасти одной строки, а «нога» уже начинает следующую строчку – вот он, наглядный словесный портрет или графическое изображение пропасти наваждения...Тебя уже не найдут, слышишь, мой, читающий инобытие наощупь обладатель души, решившийся на «ознакомительное падение» в пропасть поэзии, но, оказывается, здесь, не падают «наполовину», здесь не подают на блюде ответы, здесь не галерея образов в рамках на стенах жизни, как это бывает в стишках – здесь лицом к лицу с бездной, с рамкой, у которой холост проломлен наружу, в кромешную ночь чужого пространства, здесь борьба с неоконченной нескончаемостью, с нескончаемой незавершённостью, с неумолчным гулом жерла, в которое проваливаешься – не по причине любопытства, но в поисках нового дома, нового состояния жизни, не потому что делать нечего на досуге, а поскольку выхода нет, сыт по горло человеком обыкновенным, плоским существом, умирающим от разлук, на поверхности сущего! Кому страшновато стало – ещё не поздно вернуться – к «ясно, как день", к стишкам, к мешкам макулатуры о том, что осенью дожди, а зимой лыжники, а на стенах передвижники... «Поэтическое я проступает как преданность души поэта особым снам, и это не воля его, а тайный источник всей его природы. Я поэта есть я сновидца плюс я творца слова. Поэтическое я – это я мечтателя, пробуждённое вдохновенной речью и в этой речи явленное» – вот, Марина Цветаева вновь помогает нам с правиться с «Метелью» Пастернака, постичь не постижимое иначе чем через «голосовое сообщение» для самого себя – читайте поэзию голосом, а непоэзия, она и в голос читаемая окажется безголосой или однозвучной, как зевок зеваки, или с «медведем, который на ухо наступил»... Вадим Шарыгин(23.09.2022 18:01:46) Продолжаем работу по совершенствованию восприятия, приветствую всех участников данной темы! На территории этой темы – мы примеряем на себя забытое, заброшенное и самое почётное «амплуа» – амплуа Читателя, ценителя поэзии, носильщика ( на руках ) её тайного очарования, её мятежного восхождения прочь от культурного досуга в рифму и всего человеческого выживания любой ценой! Мы здесь все разные: потенциальные, действенные и действительные граждане поэзии, но в большинстве своём уже догадавшиеся о том, что поэзия – не часть культурного досуга, не промежуточное звено между трёпом «на разные темы одиночества» и трепетом перед банальностями, но путь в иное состояние сознания, высшее по сравнению с человеческим, в сознание, которое сотворяет жизнь, а не просто покорно следует, спина к спине, за дудочником, который сам «терпел и нам велел». И пройти этот путь надо успеть до остановки сердца, поскольку, с чем живёшь с тем и умрёшь, и ничего другого, никакого «общего» мира «там» не предвидится, как не бывает «общих» снов, никакого «лучшего» мира «там» не будет, откуда ему взяться, если прижизненное сознание, прокрученное через мясорубку головного мозга, осталось на уровне «а ты кто такой!», на мелководье восприятия, на уровне стишков «в столбик образа жизни», на плоскости пустопорожней борьбы с одиночеством, на фоне «пустых жестов над пустыми кастрюлями», Возвращая себе «читателя», воссоздавая «читающий» образ жизни, традицию читательской радости каторжного труда по поиску, выявлению, добычи и сбережению крупиц поэзии из массы стиховой руды – горнее из горного – мы начинаем перемены в себе, которые большинству из нас не понравятся, вызовут встречную лень, отговорки, лишь бы только оставаться на достигнутом обывательстве. Обыватель – не тот, кто сконцентрирован на быте или «прозе жизни», а тот, кто сознательно сам не идёт и другим не даёт пройти к «поэзии жизни», поскольку не знает значения разницы между ними и не согласен с какой-то там вспомогательной ролью «читателя», которая ему, в абсолютном большинстве случаев, предлагается провидением по судьбе, по обстоятельствам, по факту природной редкости или божественности дара слова. Если сложить минуты + часы + недели чистого и вспомогательного времени, которое потрачено многими из нас на участие имени Шуры Балаганова и Паниковского под девизом «а ты кто такой!» в «разнообразных темах о ничтожном или закоулках прозы жизни на тему: я тут подумала..», например, в рамках потока тематики форума данной площадки, если сложить «общение ни о чём», которые фонтанирует (в замкнутом цикле круговорота воды в фонтане) годами и происходит это: и от недостатка знания и уважения к поэзии, и от избытка одиночества, то, возможно, цифра очень удивит каждого участника процесса! Это будет такое огромное количество времени в никуда, которое, будь оно потрачено, например, на чтение и обсуждение высших достижений поэзии прошлого, буквально, переродило бы душу человека. А если вместе с исключением из образа жизни трёпа (то есть переливания из пустого в порожнее) на «разные темы» кто-то сможет приостановить разбазаривание своей души на производство и чтение стишков, и этот «кто-то» будет измеряться тысячами и десятками тысяч человек, то – возникнет рукотворное чудо – страна других людей, и что самое удивительное, других обстоятельств и возможностей! Не нынешняя территория охающих и ахающих, зверствующих в патриотизме или пофигизме, или пацифизме обывателей, но страна людей, преобразовавших себя в плане подходов к восприятию – страна людей, нашедших своё место и путь внутри себя, изменивших себя в стране а не страну под себя... Утопия? Возможно, для всех, но для тебя лично – читающий этот текст, пришедший в ЭТУ тему, может быть, и не такая уж утопия! Извините за моё «лирическое отступление» в виде «наступления» на общеизвестные «грабли! Прежде всего, опыт Мандельштама, вот выдержки из «Разговор о Данте»: «Всякий период стихотворной речи – будь то строчка, строфа или целая композиция лирическая – необходимо рассматривать как единое слово. Когда мы произносим, например, «солнце», мы не выбрасываем из себя готового смысла, – это был бы семантический выкидыш, – но переживаем своеобразный цикл. Любое слово является пучком, и смысл торчит из него в разные стороны, а не устремляется в одну официальную точку. Произнося «солнце», мы совершаем как бы огромное путешествие, к которому настолько привыкли, что едем во сне.» Итак, Мы совершаем «огромное путешествие», слово поэзии – это источник разнонаправленных лучей различных смыслов! Мы «путешествуем» – едем во сне. Строчка, строфа, композиция – единое Слово Огромное Путешествие Смысл из слова в разные стороны Едем во сне «Поэзия тем и отличается от автоматической речи, что будит нас и встряхивает на середине слова. Тогда оно оказывается гораздо длиннее, чем мы думали, и мы припоминаем, что говорить – значит всегда находиться в дороге» Поэтическая речь – это речь, пребывающая «в дороге»? Да, именно так! Стишок – это кувалда для остановки движения воображения или сведения воображения к абсурду, к глупости, банальности – речь стишка – это куцее слово, никуда не способное идти, паровоз без рельсов, даже при наличии «колёс-образов». Колёса есть, а ехать некуда, потому что не на чем, незачем – рельсов скольжения для мысли, для дороги, для взгляда из окна вагона или в упор на сменяющие друг друга вагоны, а то и со стороны звёзд на ленту состава – нет и в помине. А у поэзии есть. В этом и осуществляется «дар слова» и «бездарность слова» : у поэзии Слово, включает в себя возможность движения или невозможность остаться воображением на месте, а у стишков – словечки, как плевки, статика вниз, плюнул... и только, разве что, растереть и забыть)) «Поэтическая речь, или мысль... (если) поддается пересказу, что, на мой взгляд, вернейший признак отсутствия поэзии: ибо там, где обнаружена соизмеримость вещи с пересказом, там простыни не смяты, там поэзия, так сказать, не ночевала» Осип Мандельштам *** «— Нет, не мигрень,- но подай карандашик ментоловый, – Ни поволоки искусства, ни красок пространства веселого! Жизнь начиналась в корыте картавою мокрою шёпотью, И продолжалась она керосиновой мягкою копотью. Где-то на даче потом, в лесном переплете шагреневом Вдруг разгорелась она почему-то огромным пожаром сиреневым… — Нет, не мигрень, – но подай карандашик ментоловый,— Ни поволоки искусства, ни красок пространства веселого! Дальше, сквозь стекла цветные, сощурясь, мучительно вижу я: Небо, как палица, грозное, земля, словно плешина, рыжая… Дальше — еще не припомню — и дальше как будто оборвано: Пахнет немного смолою да, кажется, тухлою ворванью… — Нет, не мигрень, но холод пространства бесполого, Свист разрываемой марли да рокот гитары карболовой!» 23 апреля 1931 года Здесь всё Слово стихотворения – «в дороге», располагает, призывает, влечёт и увлекает за собою воображение, даже какой-нибудь литературообразный увалень, не удосуживающийся сколько-нибудь пристально присмотреться к поэзии, одарен здесь шансом вспомнить о существовании собственного воображения, поскольку сходу оказывается втянутым в движение Слова поэзии сквозь прозу жизни. Но что поэтического, например, в словосочетании: «карандашик ментоловый», почему оно должно кого-то, вдруг, заворожить? Не это словосочетание «завораживает», это лишь вспомогательная или поэтическая деталь, нужная поэту для подхода ко мне, догадываюсь, мгновенно, по ходу провозглашения строк, уже увлекаемый их голосом, да, это хор, они выпевают мне головную боль, состояние, когда с трудом производишь слова, больно говорить, это душевное состояние, не мигрень, глубже, это эпоха сжатая до размеров головной боли произносит в меня, «ритмует» мое восприятие, налаживает его на главные акценты. Это целую жизнь надо прожить, сотни книг перечитать ему – автору стихотворения, чтобы вымолвить такую краткую и ёмкую суть всего искусства, как «поволока», а мне надо много сил слезами пролить о судьбах искусства, чтобы мгновенно оценить радость наличия именно «поволоки», как ключевой характеристики подлинного искусства: Поволока – . Легкая пелена, дымка, застилающая что-либо. 2. Легкая пелена, пленка, застилающая глаз; помутнение. 3. Черточки на снегу, оставляемые лапой зверя, идущие по направлению следа (в речи охотников). ПОВОЛО́КА, поволоки, мн. нет, жен. преим. в выражении: глаза с поволокой - о томном и нежном медленном взгляде. «Глаза карие с поволокой, с густыми ресницами.» А.Тургенев. «Поволока искусства» – словесное озарение, найденное, вычерпнутое из омута лет размышлений, ошибок, отдаления и приближения к сути поэзии – чтобы сократить путь читающему, чтобы углубить суть для читателя и за словосочетанием «поволока искусства», во мне уже потянулась, укрупняясь и обретая форму, мысль о том, что искусство преподносит нам неопределённость, дымку, следы на песке, смываемые вслед за совершением шага; что искусство – это способность ясно видеть смутность очертаний мироздания, в коей, как в облаках, «мгновенно-замедленно» видоизменяется форма, без ущерба для достоверности. И далее, отрицание Мандельштама: «ни того, ни другого», во мне приобретают подтверждение, позитивно отзываются, поскольку пространство, например, которое я осваиваю с детских лет, действительно, «весёлое», потому что неуничтожимое, потому что интересное, побуждающее к новым открытиям мою обновляющуюся с помощью поэзии душу. И далее по тексту, целая жизнь моя-его-каждого, от рождения-через детство-в юность – уместилась в четыре строки! Прозе понадобится – четыре тома на это и то не хватит, Так вот что такое «поэт», он, в отличии от человека со стишками, способен взвихрить, взбодрить. сосредоточить моё cознание до сверхсветовых скоростей постижения и озарения – скоропись духа с точностью огранки бриллианта – вот она, вот это и есть поэзия! Не перечисляет мне биографию, а если и биографию – то ключевых ощущений, тональность палитры, более и не надо, это не речь уже, в обыкновенном смысле слова, это слепок ветра, в котором время становится пространством, а пространство говорит со мною моим же языком, но как будто эхом со всех сторон доносящимся. Поэт с помощью рефрена возвращает меня «на землю», чтобы вновь подкинуть в небесное небо, откуда видна жизнь моей души, а не биография её прислуживания телу. «Жизнь начиналась в корыте картавою мокрою шёпотью, И продолжалась она керосиновой мягкою копотью. Где-то на даче потом, в лесном переплете шагреневом Вдруг разгорелась она почему-то огромным пожаром сиреневым…» Поэт с помощью рефрена возвращает меня «на землю», чтобы вновь подкинуть в небесное небо, откуда видна жизнь моей души, а не биография её прислуживания телу. Снова лечу, «дальше, дальше», сквозь время и пространство – целая жизнь моя – в прошлом и наперёд – проносится ветром из слов найденных благодаря наваждению поэта, возносит он меня на уровень божественного существа, то есть свободного, не обусловленного выживанием, «дальше, дальше» от расхожего «все мы под богом ходим». Я с высоты звёзд и комет смотрю на себя и знаю какие из характеристик жизни – важные, а какие – так, «суета сует»: «Дальше, сквозь стекла цветные, сощурясь, мучительно вижу я: Небо, как палица, грозное, земля, словно плешина, рыжая… Дальше — еще не припомню — и дальше как будто оборвано: Пахнет немного смолою да, кажется, тухлою ворванью…» А вдруг, случится чудо, кто-то из вас, присутствующих сейчас в теме, под занавес этого стихотворения скажет себе: «Я не вернусь в человека, нет, никогда уже, не вернусь в этот пахнущий карболкой «свист разрываемой марли» последних минут обыкновенного, загнанного в нищую и немощную старость существа, всю жизнь проковырявшего в носу стишки, годы напролёт избегающего в себе читателя прекрасного, променяв читателя на писателя и почитателя ухудшенного издания "я помню чудное мгновенье", и тем самым, и одним этим уже зачеркнувшего лучшую судьбу из возможных!»))
Поэтическое восприятие. Обмен читательским опытом.  content media
0
0
22
Вадим Шарыгин
14 сент. 2022 г.
In Рецензии, отзывы на стихи
Здравствуйте, любители поэзии! Мой краткий обзор — подведение итогов Премии «Поэт года» включает в себя номинации «Поэт года», «Лирика» и «Дебют». В номинации «Поэт года» первая премия присуждения Ольге Сухановой. Вот пример одного из прочитанных мною у неё стихотворений: а тоска не омут http://www.stihi.ru/2016/01/31/11035 «…а тоска – не омут, тоска – стена: утонуть бы к черту, да нету дна. Пропадать с улыбкой – хороший тон. Вот тебе стена – разбегись в бетон. Если мир за стеклами сер да хмур – вот тебе огонь и бикфордов шнур. Не забудь – с улыбкой! Давай, вперед. Утром выйдет дворник и уберет» Поэтика Ольги Сухановой, насколько я смог уловить её, прочитав несколько стихотворений, это хорошо закольцованные, складные в темпе и по содержанию мини-истории или краткие рифмованные морали, в которых читатель сможет найти много близкого себе, как бы сказать: «Во-во, точно, у меня также было, я так вот и почувствовал...». Подкупает лёгкость слога Ольги, простота, лаконичность словесных конструкций. Язык не отягощён богатством слов и образов, но достаточно ярок, чтобы искромётно выплеснуть на читающего замысел стихотворения. Замыслов исполненных — предостаточно. Вымыслов художественных — гораздо меньше. А без вымысла, без изобразительности, без словарного богатства, без очарования воплощённого слова — созданные произведения обходят стороною поэзию или она, поэзия, минует их. При всей кажущейся важности содержания, замысла — поэзия свершается в самой словесной ткани — в том самом КАК, пусть даже и находящемся в оперативном подчинении у ЧТО. Мне лично не хватило в тех стихотворениях, которые я прочитал у Ольги — качества (оригинальности, богатства, плотности, насыщенности ) словесной ткани. Без такой качественной словесной ткани— стихотворения балансируют на грани частушки, басни, речёвки, наконец, просто-напросто, рифмованной прозы — складно сказанных в рифму рассказиков, которые пользуются поэтической формой выражения, но не принадлежат поэзии. Конечно, найдётся немало людей, неискушённых читателей, которым творчество Ольги — и так сойдёт, и так понравится, поэтому мой комментарий — это лишь моё частное, сугубо субъективное мнение, за которым кроется лишь моя личная убеждённость в том, что «время — честный человек», всё и всех расставляет на свои места, а в том что касается поэзии — выше времени оказываются не просто «хорошие» или «складные» стихи, использующие поэзию, но только стихи, пропитанные поэзией, представляющие поэзию. Третья премия в номинации «Поэт года» досталась Александру Гельману. Вот, для знакомства, один из его верлибров: «Зелёная луна» http://www.stihi.ru/2016/03/08/2169 «Мне приснилась зеленная ночь: по Москве гуляли деревья, поднимались, спускались в метро, ветками обнимались, листьями целовались, никто не понимал - деревья стали людьми? люди стали деревьями? Зеленая луна упала на зеленую Красную площадь от хохота» Верлибр Александра Гельмана — оставляю практически без комментария по личной причине — не воспринимаю верлибр как поэзию, отношу, скорее, к прозе и полагаю их — предметом оценки другого конкурса, на другом сайте, скажем, «Проза.ру». Многие не согласятся со мной в этом вопросе и смогут дать самостоятельную оценку соответствия качества произведений Александра 3-й премии конкурса «Поэт года». Дмитрий Мурзин (вторая премия) Вот одно из его стихотворений: «Катит шарик скарабей» «Катит шарик скарабей Из навоза и песка. Покопаешься в себе: Всё одно – одна тоска. Вот усмешка на губе, Вот чернила, вот февраль, Покопаешься в себе: То аптека, то фонарь. Грибоедов на арбе Едет Пушкина встречать… Покопаешься в себе, И охота закопать». -------------------------------------- Что касается творчества Дмитрия Мурзина — его 2-й премии в номинации «Поэт года», то выражусь так: моя беглая, первичная, а потому, безусловно, приблизительная оценка — я успел ощутить дефицит поэтичности в прочитанных мною у Дмитрия стихотворениях. Сама собою возникла мысль во время чтения его стихов: пишет кто-угодно — философ, юморист, лингвист, научный работник, журналист и т. д., но только не поэт — то есть, не тот человек, который способен заворожиться несказанным и высказать его в слове! Дефицит поэзии. Нафталин частушки, басни, песенки, скетча, притчи. Поэзия должна обладать лаконичной ёмкостью, да, но богатство языка и оригинальность образности, утончённость стиля — особенно для лауреата премии «Поэт года» - никто не отменял. Однако, возможно, я отстал от жизни и поэзию в моём понимании уже давно отменили. Что ж, только порадуюсь своему отставанию. Номинация «Лирика» Первая премия у Сергея Касьянова. Вот пример одного из стихотворений, которые я прочёл у Сергея: СОНЕТ http://www.stihi.ru/2014/07/30/4997 «И белому ветру отмерили срок, — Просыпана голь и хрустит под ногами... За милой порошей, за света столбами Не морок клубится, но тайный дымок. А обморок боли и мартовский бог, И ржавое солнце свивались клочками... Спасибо за то, что разлюблено пламя, Возлюблена память, беспечен итог. Измызганный жизнью застольный рукав К слезницам метнется — и будет не прав, Ведь нам уготовано всуе В стеклянной обители выстроить дом, Чтоб в нем просыпались вовек и вдвоем Песчаные слитные струи». (в чём суть фальши или туманности, вместо таинства? - скажем в первой строфе, а в том что моему воображению, при всём, казалось бы книжном и жизненном опыте, не хватило средств для заворожённости — не смог отличить, поверить в то что там, в первой строфе «не морок клубится», а «тайный дымок», поскольку — ни «клубление морока», ни «тайный дымок» сами по себе ничего не выражают, остаются просто частью авторского потока сознания, и когда автор заявляет, что «за милой порошей» ему видится не клубящийся морок, а тайный дымок, я воспринимаю это не как нечто ценное, уникальное, выстраданное автором и воплощённое в слове явление, а как «тень на плетень». Морок заменённый дымком. Слова, слова, а в поэзии нужно — СЛОВО. СЛОВА не нашёл я, искушённый в поэзии читатель, в прочитанных мною стихотворениях Сергея Касьянова. Слова витиеватые были, а слова воплощённого не произошло — вот мой личный вывод. Однако, предлагаю учесть 2 момента — во-первых, в поэзии легче всего сказать «на вкус и цвет...», во-вторых, я действительно искушённый в поэзии читатель, предпочитающий лучшие образцы уже созданной поэзии — либо что-то на их уровне, либо ничего — но много ли сегодня и всегда таких читателей? - раз, два и обчёлся, поэтому моё мнение можно не брать в расчёт, отмахнуться от него, как от назойливой мухи, мешающий большинству современников смачно обгладывать, пахнущие мясом, кости современных творчеств! Оригинальничанию разрозненных слов и строк, превращающих таинственность в туманность, я предпочту оригинальность взаимосвязанных, взаимоподдерживающих друг друга слов, строк и словосочетаний, превращающих туман в тайну, в волшебство. Я за состояние завороженности в момент и после прочтения, и против состояния одураченности! Я «за» распылённость видимого, но «против» пыли в глаза! Если у лауреатов номинации «Поэт года» я ощутил дефицит самой словесной ткани, то в номинации «Лирика», скажем у Сергея Касьянова — я наелся досыта «словесной тканью», но пища оказалась пережаренной, костистой, пересоленной. Меня не заворожила словесная ткань прочитанных мною стихотворений Сергея. На фоне бедной рифмовки — мне оказалось не под силам воспринять как нечто волшебное, магическое в поэтическом смысле, почти все словесные конструкции Сергея. Они, как у начинающего архитектора-романтика, нагромоздились одна строка на другую, но не сложились лично в моём воображении в нечто цельное, единое, остались словесными выкрутасами, фигурами речи, не имеющими веских причин пребывания в стихотворениях. Но ведь у кого-то сложились, кто-то из членов Жюри, из нынешних читателей — запросто для воображения воспринял все или большинство словесных конструкций Сергея. Так тому и быть! Чего, на мой взгляд, не хватает Сергею — лексики в избытке — не хватает таланта, слов — в избытке — дара слова не меньшего, чем у лучших поэтов Серебряного века всё-таки нет. Лично мне — всё что меньше предшествующих высот поэзии — не нужно. Всё что меньше — будет, так или иначе, потоплено в мусорных баках времени. Таков закон. В этом законе времени проявляется справедливость жизни и победа Поэзии над победителями конкурсов поэзии. Макс Зимов — вторая премия в номинации «Лирика» Стихотворение для примера: Пили чай http://www.stihi.ru/2015/11/28/3788 «Пили чай и глядели на площадь, Ты просила опять и опять: Изъясняйтесь, пожалуйста, проще, Я никак не могу вас понять. Ели торт и прекрасно смотрелись, Отражаясь в оконном стекле, И летела за форточку ересь О любви, о судьбе, о тепле. А за ересью дерзость летела Круглым камушком школьного мела, Становилась унылым пятном На асфальте под нашим окном. А по площади люди летели При деньгах, при супругах, при деле, При своем интересе. Кто как, Пешеходный верша кавардак. Я твердил тебе снова и снова, Что летать в этой жизни не ново, Тут летают и дни, и слова, И последний трамвай "32". Жизнь по сути своей такова. Ты смеялась и слушала август, А в провалы нагрянувших пауз То ли Моцарт летел, то ли Паулс. Тебе замуж пора тебе замуж...» Юрий Мышонков Третья премия в номинации «Лирика» Стихотворение для примера: "Просто так» http://www.stihi.ru/2015/11/23/6497 Елене Жестковой «Не жалела птицам крошек – Просто так, Но любила больше кошек И собак, Помогала без разбору Лет и зим, В равнодушья злую пору Малым сим, И без барышей огромных – Не пустяк, А кормила их, бездомных, Просто так, Всех, кто брошен, искалечен – Плач и лай, Знаю, будет обеспечен Ей одной, не человечий, Малых сих Милый край – Рай…» Первая премия в номинации «Дебют» Полина Орынянская Стихотворение для примера: «Сатори» http://www.stihi.ru/2016/03/21/2921 «Скрип снега. Отдалённый лай собак. Качает ветер тоненькие сосны. Я знаю, что живу не там, не так. Да бог с ним. Тому, что свет мой путает и тьму, и боль мою затачивает остро, не важен век, и адрес ни к чему, и возраст. Оно скребёт обшивку изнутри, тревожит память, запертую в генах, пластует сны до проблеска зари, как лемех. — Ты слышишь, — говорит, — вороний гам на древнем облупившемся соборе?.. И шепчет незнакомо по слогам: — Са-то-ри... Вадим Кравцун 2 премия в номинации «Дебют» Даю для примера одно из стихотворений Вадима: «На прощанье» http://www.stihi.ru/2015/06/04/4615 «Прости за опозданье, но ход вещей таков, что долгое прощанье не добавляет слов. На липовой аллее, - как водится, кривой, - апрель еще болеет вчерашнею зимой. Лучей сгущая помесь, дней удлинилась нить. Но твой вечерний поезд уже не отменить. И слава Богу! Видишь, суров закон любви. Нам не построить Китеж в окрестностях Москвы. Порой письму в конверте полезнее служить, чем ежедневно в жертву друг друга приносить. Я опоздал немного. Но строго не суди. Для нас и за порогом не расцветут сады. Как от огня Содома, чтоб взгляд не обернуть, из собственного дома нам нужно ускользнуть. Побега план намечен. И к черту треск мостов. Путь остается млечен вечерних поездов» ------------------------------------------------------ 3 премия в номинации «Дебют» у Марины Намис Вот одно из прочитанных мною у неё стихотворений, называется «Тайна» http://www.stihi.ru/2015/02/13/599 «Нечто незримое прячется в сумерках вешних. Капелька с крыши, смеясь, подмигнёт наяву И полетит. Удивлённые смотрят скворешни – Ждут синеву. Девушка-деревце с талией тросточки уже Вся встрепенется – искрятся лучинки в косе – Ветру игриво зардеется. Выпучив лужи, Смотрит шоссе. Белые тени зима собирает покорно. Март вытирает с доски примелькавшийся мел. Исподтишка улыбнулся глазок светофорный – Зазеленел. Око небесное веки-лазурь распахнуло. Сонно глядит любопытное солнце-зрачок. Здесь, посреди оживления плотного гула, Так горячо. Дом озирается. Ставня дрожит вековая - Ждёт отворений. Весенней пленяясь порой, Токам поддайся и просто глаза закрывая, Тайну открой». Скажу кратко: то что я успел прочитать у Макса Зимова, Юрия Мышонкова, Ольги Орынянской, Вадима Кравцуна и Марины Намис — с моей точки зрения — не требует комментариев. Это уровень стихосложения — существенно более низкий, чем тот, на который стоило бы потратить время и силы для предметной оценки. ------------------------------------------------- Подвожу личный итог Конкурса-Премии «Поэт года 2015»: открытий на уровне лучших образцов предшествующей русской поэзии — состав победителей не произвёл. Поэтами не «года», а просто поэтами, поэтами средней руки, поэтами с потенциалом развития я бы назвал — Ольгу Суханову и Сергея Касьянова. У меня пока не возникло желания продолжить знакомство с их творчеством, но у меня сохранилось ощущение с пользой и с интересом потраченного на прочтение их произведений времени. Поздравляю всех лауреатов в номинациях «Поэт года», «Лирика», «Дебют» с прекрасной возможностью наплевать на результаты Жюри и, пользуясь случаем, задуматься о собственных творческих путях и возможностях, а также об актуальности переосмысления всего ранее созданного, и созданного впредь! С братским дружеским поэтическим приветом, В.Ш. © Copyright: Вадим Шарыгин, 2016 Свидетельство о публикации №116032300561
0
0
2
Вадим Шарыгин
14 сент. 2022 г.
In Рецензии, отзывы на стихи
Здравствуйте, участники Стихиры, приветствую всех, кто стремится познать поэзию! Мне захотелось поделиться с вами некоторыми личными впечатлениями от прочтения некоторых стихотворений финалистов конкурса «Народный поэт 2014». Возможно, кому-нибудь когда-нибудь мои подходы или нюансы восприятия прочитанного окажутся хотя бы частично полезными, а то и вовсе сослужат добрую службу в процессе узнавания/познавания поэзии. Научиться разбираться в поэзии — вот задача единственно-достойная по значению и масштабу последствий, задача главная в деле преобразования досуга образованного человека в духовный подвиг человека интеллигентного, вот вам наисложнейшая задача для каждого современного «ни читателя, ни писателя», вот задача, растянутая, зачастую, на целую жизнь в гуще стихов при отсутствии поэзии, и наконец, вот вам задача, почти не решаемая для тех, кто верит в возможность «научиться писать стихи лучше, чем раньше», а главное верит в то, что «лучше, чем раньше» может когда-нибудь стать поэзией, верит в то, что «тоже-поэзия» дополняет «поэзию», а не губит её; вот вам задача, в основном не решаемая для людей всю свою творческую жизнь пишущих, читающих и нахваливающих стишки — и всё-таки, это задача вполне посильная, было бы желание, терпение или хотя бы терпимость к иному мнению, высказанному по делу и уважительно. В начале о том, что лично я учитываю, читая произведение, пытаясь составить себе первичное представление о творческом потенциале автора, по сути, пытаясь ответиь на вопрос-каламбур : кто передо мною - «человек поэзии» или «поэтический человек»? «Человек поэзии» - это человек, который пишет, с большим или меньшим успехом у неискушённых в поэзии читателей, стихи о чём-то волнующем его или многих, или почти всех, не обладая при этом поэзией, но владея некоторыми её формами, приёмами, частью инструментария; человек, который использует поэзию для целей не принадлежащих ей самой. Это человек находящийся в структуре поэзии, но прозаический до мозга костей, до кончиков волос, решивший использовать поэзию для раскраски прозаичности собственной натуры или для торжества "вселенского добра над космическим злом"! «Поэтический человек» - пишет, с той или иной степенью глубины угадывания, улавливания ритма, идущего рука об руку со смыслом, с той или иной широтою охвата события или явления, но именно саму поэзию, обладая знанием поэтических ценностей, природным даром слова, талантом и мастерством, и не для называния задуманных «идей», а для выражения, воплощения задуманного в слове. Итак, вот мои «маркеры оценки прочитанного»: 1. Перво-наперво обращаю внимание на язык — тот самый «язык», который упомянул Блок в своём дневнике, как главный повод обращения пристального внимания на поэта, после прочитанных стихотворений молодого Есенина. «Язык» в большей степени, как словарный запас, как результат лексического кругозора, но и в не меньшей степени, как уровень владения словом, управление речью, создания ёмкой и лаконичной весомости на каждом «квадратном сантиметре» строки. 2. Кроме того, мне важно почувствовать, буквально с первых же строк читаемого произведения, насколько глубоко автор «укоренён» во всю предшествующую русскую и мировую поэзию — насколько значительно авторское знание предшествующего поэтического опыта, другими словами, мне важно увидеть накопленный поэзией опыт, не скопированный механически, но и не проигнорированный напрочь, а скорее, преображённый. Мне важно сразу убедиться в том, что автор не подаёт мне в пятисот миллионный раз «я помню чудное мгновенье», а если и подаёт, а если и предлагает, то делает это творчески, то есть, оставляя «прежним» высокий уровень поэтичности, облекая «прежнюю поэтичность» в новую форму, в новую силу её выражения! 3. В-третьих, мне чрезвычайно важно почувствовать способность автора на естественный и уместный переход от личного (в смысле локального по значению, от местечкового) к целому, а также «целостность» произведения, то есть присутствие в произведении того, что называют «чувством стиля», когда «от и до» произведение «одето» гармонично — ритм, лексика, образы — в одной гамме художественных и смысловых решений. Я решился довериться своему «глазу», опыту, интуиции, своему чутью на поэзию, составив личное, а значит, сугубо субъективное впечатление о каждом авторе на основе прочтения всего-навсего одного стихотворения (из каждого авторского списка произведений представленных на конкурс). Решил читать каждое третье из списка номинированных у каждого автора, по крайней мере там, где этот список длиною от трёх и более стихотворений. Общеизвестно, насколько неблагодарное занятие — критический обзор, особенно в среде традиций «сварливой кухни коммунальной квартиры», в среде «творческого общения», в которой под словом «рецензия» в основном подразумевается что-то типа: «Ох, Светуся, просто шедеврально!. -Спасибки, Тань, ты такая прелесть!» или, например, «Ну и хрень! -Сам такой!». Годами никто из «победителей» и «побеждённых», никто из участников процесса, никто из «рифмованных одноклассников», никто из «поэтов средней руки», никто из «пишущих, читающих пишущих» так и не знает или успешно делает вид что не знает — чего же больше производит, выдаёт на гора — пользы или вреда делу поэзии, и чем одно стихотворение лучше другого, почему и в стихах авторов «популярных у населения Стихиры», и во многих стихотворениях авторов «широко популярных в узких кругах Стихиры» совершенно в равной степени — нет поэзии? Стихотворения, всё возрастающие в количестве штук и разные по качеству исполнения есть, а поэзии в них нет — вот главная загадка или особенность современного состояния дел. Конечно, это моё заявление слишком категорично, но не настолько «слишком», чтобы не иметь под собою веских оснований, многолетнего опыта знакомства с «тоже-поэзией. Общие впечатления от прочитанных стихотворений: 1. Видимо, мне попались под руку, или всё-таки это тенденция, но практически все мною прочитанные у финалистов стихотворения — те или иные варианты душещипательных историй с «патриотическим или лирическим акцентом». Сердобольные авторы разрифмовали переживания своих добрых отзывчивых душ и другие авторы оценили сами эти переживания больше, чем недостачу в них поэзии, и сделали это, если не ради торжества справедливости на земле, то хотя бы просто по доброте душевной, по свойству души надеяться на лучшее. Хорошо это или плохо? Я не знаю, наверное, хорошо. Для жизни будней. Для жизни выше, чем будни — есть поэты прошлого или поэты современные, которые пишут поэзию, и уже по одному-поэтому не совпадают с мэйнстримом. У потока «доступных чувств» должен быть отряд своих «доступных» кумиров. И это всё — ни хорошо и ни плохо, также, как один этаж не лучше и не хуже другого этажа, один состав не лучше и не хуже другого, если не брать в расчёт желание увидеть «даль далёкую» из любого окна многоэтажного дома, или склонность зачем-то всматриваться в полночь, летящую за окном вагона... 2. Практически все мною прочитанные стихотворения, как мне показалось, слабы, даже тривиальны в языке — демонстрируют слабую начитанность, «напитанность» авторов словарным богатством русской литературы. 3. Главное, что бросилось в глаза - «прозаичность» большинства стихотворений, как бы это сказать по-точнее: как будто я искупался в море сделанном в виде огромного бассейна — в море без морского бриза и заката, без чаек над водой, без всплеска волн, без искрящегося вальяжного солнца качающегося на сонной воде, без шума прибоя разбившегося насмерть о скальный берег, без надвигающегося шторма и без того неповторимого внутреннего ожидания, волнующего прикосновения к чему-то необъятному, которое с детства захватывает нас вблизи моря. Все записанное авторами в рифму можно было бы записать в форме обыкновенного повествования — рассказа и зачем, думалось мне при чтении, всему этому перечислению действий какие-то ритмы, рифмованные окончания слов, зачем здесь нужна поэтическая форма выражения? Только что форма «поэтическая», но не сами строки, строфы и стихотворения, — вот то доминирующее ощущение, которое возникло и не покидало меня при чтении практически всех стихотворений. Стало грустно, стало до боли в сердце жаль нашу русскую поэзию, у которой каждое слово на своём "единственном месте", стало обидно за неё, что вот так вот пользуются её одеждой — разгребают веером песок в карьере, добывают уголь в шахте в робе с аксельбантами, моют пол женской перчаткой, промакивают капли пота на мощной шее продавца мяса чьим-то платочком с вышитыми инициалами... 4. Я прочитал много добрых, искренних, переживательных стихотворений, которые, к моей радости, неспроста и заслуженно добрались до финала конкурса: все многочисленные варианты блоковских «Скифов», некрасовских «Кому на Руси жить хорошо», есенинских «Дай Джим на счастье лапу мне», все вариации мотива расставаний и просьб быть добрее, лучше, светлее — все они милы и трогательны как хорошие шерстяные варежки — греют озябшие руки моих несчастных счастливых современников. 5. Что касается техники исполнения стихотворений, то скажу, что в целом и общем у меня сложилось впечатление хорошее, с послевкусием, пожалуй, некоторой нестабильности: находки у большинства финалистов чередуются и соседствуют с явными промахами, стилистической и лексической небрежностью. Ключевое словосочетание в оценке всё же такое: «вполне сносно» или на беглый взгляд «очень даже ничего»! Меня не смутили: «цвету-красоту», «мама-храма», «тиши-души», «утолить-журавли», «надеюсь-ротозея», «луна-одна», «начал-обещал», «погоде-природе» и т.п., поскольку всё могу воспринять, в том числе и бедную рифму с учётом контекста, с учётом частого соседства «бедных» рифм с рифмами вполне «богатыми», ещё потому что, знаю как трудно выдержать весь текст в «идеальных рифмах». Не смутил меня, иной раз, встреченный сумбур лексики — «стеклопакеты» нагромождённых слов, не смутила и иная образность — в которой иносказание свелось, скорее, к «извращению» мира, чем восхищению перед ним, например, не легли мне на душу: «вгрызающийся» в сердце «пронырливый холод» и «Сатурн, уже облачившийся в пояс шахида» Михаила Гофайзена, его же дороги «распятые гвоздями столбов». Предстала загадкой, которую не захотелось разгадывать строка, в которой «гневится туман поседевшего гнома на стыке календ между чёрным и белым». К фигуральности речи, а не к образности её я бы отнёс «ошалелое сердце» в стихотворении Николая Александровича Полянских, а также то, что у него там что-то «небесным теплом захрусталилось»; мне показались далёкими от достигнутых поэзией высот образности, такие залихватские вольности воображения, как, скажем, у Светланы Зайцевой, смело использующей журавлей для «вышибания» не то смеха, не то слёз , у которой «Клин вышибают клином – журавлиным»; на мой взгляд, пусть лучше в стихотворении не будет ни одной метафоры, ни одного сравнения, (что впрочем и наблюдается у доброй половины из прочитанных мною стихотворений финалистов), чем «золочёные мушки» Тамары Карякиной, у коей :«Окон чужих золочёные мушки делят со звёздами тьму», может и луна привидится Тамаре в виде «ока Циклопа»: «Смотрит Луна, точно око Циклопа», но, боже мой, подумалось в миг прочтения мне, оказывается «нетривиальность» ещё не гарантия присутствия стиля, художественности! Но часто фигуральность меркнет перед находкой, перед действительно удачным образом, расположенным в стихотворении по соседству, как, например, у Татьяны Юрьевской эпатажно «коротит оголённый нерв» по соседству со снегами, порошу которых «шины прошили двойной строкой». Я по доброму улыбнулся, читая текст Валерия Давыдова, в котором сначала тень на плетень в строке, с запутывающим читателя (она его, она кого?): «Россия - миф? Она сидит как кость, И мы его всем в горло вколотили?», а ближе к концу стихотворения авторский справедливый вопрос всем и себе: «И почему он говорит по-русски!»! Фривольное обращение с лексикой, особенно с наследием языка — словами старинными, как признак общей тенденции небрежности в обращении с языком, увы, характерен для современного сочинительства, скажем, в стихотворении Виноградовой Явленьи, в котором «вновь поводырём снег вышел из небесного закута» - и прекрасное русское слово «поводырь» и замечательное старинное слово «закут», по сути, получились для красного словца сказаны, не сообразуясь с их традиционными значениями: «поводырь» (вожак, вожатый, слепцы ходят с поводырём, так сказано у Даля) и если снег в роли поводыря, то либо намекни хотя бы автор «образной находки», кого ведёт-то, либо не упоминай, как Господа, всуе! Был бы, скажем, буран, можно было бы представить метельный снег, но тогда, скорее, в роли погонщика, а не поводыря! Поводырь — вожатый, и при этом, заметающий путь?! Нонсенс да и только, а тут ещё вышел он из «закута», а закут, между прочим, в основном значении всегда ассоциируется с ограниченным по объёму пространством, да ещё с теплом, то есть с местом, где в старину крестьяне сберегали тепло для зимующего домашнего скота, и «небесный закут», из которого «вновь вышел снег» тёплым и маленьким в пространстве быть не может по-определению! Но современному стихотворцу, во множестве случаев и примеров, нет дела до таких тонкостей и «мелочей», вот в чём дело. А я потому остановился на этом примере подробно, чтобы напомнить лишний раз себе и всем, сейчас меня читающим, что настоящая поэзия тем и отличается от «любительской», что у неё все слова «на вес крови», с детальной проработкой значений, соответствий, уместности. Поэзии ещё предстоит избавиться от «дешевизны эффектов», от плакатной патетики, такой как прорвалась ненароком у Елены Данченко в стихотворении которой читателю предлагается «расквитайся со мглою, изживая до смерти любые долги, через боль, через плач продираясь со мною». Все эти «изживания до смерти долгов», всевозможные «продирания сквозь плачь и тому подобная «нищета воображения» должна уступить когда-нибудь место в сознании пишущего и в сознании голосующего «за» читателя истинным гармоничным образам, но для этого надо учиться мыслить и учиться воплощать в слове замысленное . На то и данное эссе, чтобы нам всем подумать, поразмыслить, увидеть со стороны. Была у меня и читательская радость, например, от находок Елены Ширимовой, таких как : «Мы тянули воспоминания Из бокала на две соломинки» и прекрасный оксюморон Лешека « мы сгораем в снегах», и напоминание песни «Свеча» группы «Машина времени» с её строкой «Молчание – начало всех начал» из стихотворения Сергея Махнача, и верно угаданная и прекрасно исполненная ритмика стихотворений Михаила Свищёва, Юрия Семецкого, Марии Маховой. 6. Есть ряд авторов, которые к октябрю 2014 года уже стали финалистами по итогам голосования в другие месяцы этого года. Но эксперты выдвинули их зачем-то вторично и, увы, никто не отказался в пользу того, чтобы дать шанс другим участникам Стихиры представить своё творчество и получить шанс на попадание в финал, увы, насколько мне известно, все «вторично выдвинутые» сделали вид что так и надо — «добросовестно отприсутствовали» в списке номинантов ещё раз, готовые «вторично победить товарищей по оружию» и собственную совесть. Не здорово это, при всём уважении к желанию «продвинуть» свои стихи. Но не любой же ценой! Может быть поэтому многим из нас так и суждено остаться на всю жизнь «авторами», а не «поэтами»! 7. Главное моё впечатление от прочитанных «финальных» стихотворений: несмотря на душевность, искренность порыва что-то важное сказать людям, несмотря на достигнутую во многих случаях мелодичность, плавность хода или ритма, несмотря на большую душевную работу над замыслом, которую я почувствовал в большинстве стихотворений — не нашлось ни одного, за исключением стихотворения «Извне» Евгения Чепурных, — которое мне захотелось бы перечитать, сохранить в памяти, в перекличке с той высотой, которую уже достигла русская поэзия. Всё прочитанное мною — либо просто-напросто не лучшее, что есть в творческом портфолио авторов, либо типичное для этих портфолий — типичное в смысле «много души и мало поэзии»! Говорю это абсолютно по-товарищески, как перед Богом. Возникло не то чтобы ощущение несовершенства в части касаемой, но какой-то изначальной «поэтической недостаточности» - в языке, в заходе, в замысле, в замахе, в поэтике! Добротная, но, увы, не «захватывающая дух» череда стихотворений предстала передо мной. ---------------------------------- И я принял её такой, какая она есть, принял её как часть большого авторского пути, и мысленно (а теперь и вслух) пожелал всем создателям прочитанных мною стихотворений творческого непокоя, каторжных удач, божественного вдохновения! С уважением, В.Ш. P.S. Список, прочитанных мною стихотворений финалистов: 1. 2. «Нам снова не хватает трубача» http://www.stihi.ru/2013/11/21/9855 Валерий Давыдов 3. «Такой хороший! Хочешь, заберём» http://www.stihi.ru/2011/11/30/8618 Виноградова Евленья 4. «На мосту» http://www.stihi.ru/2014/08/08/2896 Галия Гали 5. «Мир» http://www.stihi.ru/2014/09/06/4942 Дари-Экс 6. «Ъ» http://www.stihi.ru/2009/09/01/5252 Дмитрий Растаев 7. «собачье» http://www.stihi.ru/2006/02/07-727 Евгения Костюкова 8. «Через ночь» http://www.stihi.ru/2013/11/30/1563 Елена Данченко 9. «Так проще» http://www.stihi.ru/2014/06/05/8177 Елена Картунова 10. «Брат» http://www.stihi.ru/2010/09/17/6145 Елена Ширимова 11. «Мы — русские» http://www.stihi.ru/2012/11/18/11656 Константин Фролов-Крымский 12. «Свободная тема» http://www.stihi.ru/2008/08/13/775 Иван Малов 13. «Последнюю строкой не утолить» http://www.stihi.ru/2013/05/20/3584 Игорь Гуревич 14. «Себе» http://www.stihi.ru/2002/12/20-16 Игорь Кинг 15. «Детали» http://www.stihi.ru/2013/12/24/6530 Ирина Тульская 16. «Про кота» http://www.stihi.ru/2012/04/11/5040 Клавдия Смирягина-Дмитриева 17. «Переулок Переходный» http://www.stihi.ru/2014/11/01/742 Ксения Григорович 18. «Джоульное» http://www.stihi.ru/2014/01/17/10844 Лешек 19. «Убей Дракона» http://www.stihi.ru/2013/09/20/3295 Любовь Левитина 20. «Молчание» http://www.stihi.ru/2014/06/10/4399 Махнач Сергей Юрьевсын 21. «Неоднажды осенью» http://www.stihi.ru/2010/02/18/8250 Михаил Гофайзен 22. «то плавно двигаясь, то вовсе неуловимо» http://www.stihi.ru/2011/11/19/4973 Михаил Свищёв 23. «У отчего дома» http://www.stihi.ru/2013/12/06/4133 Надежда Князева 3 24. «Занавесьте зеркала!..» http://www.stihi.ru/2006/07/03-2078 Наталья Маржан 25. «Первый снег» http://www.stihi.ru/2013/12/03/4558 Полянских Николай Александрович 26. «Ветер» http://www.stihi.ru/2011/11/17/3684 Саша Семыкин 27. «По машинам» http://www.stihi.ru/2009/01/13/1151 Светлана Зайцева 28. «в каждом дому — по кому» http://www.stihi.ru/2014/03/09/2896 Тамара Карякина 29. «Письмо в прошлое» http://www.stihi.ru/2014/07/23/175 Татьяна Юрьевская 30. «Извне» http://www.stihi.ru/2014/07/03/135 Чепурных Евгений Петрович 31. «Голоса» http://www.stihi.ru/2006/05/22-513 Эльдар Ахадов 32. «Когда я стану насмешлив» http://www.stihi.ru/2012/07/01/3554 Юрий Семецкий 33. «Я в этот мир пришёл в пятидесятых» http://www.stihi.ru/2012/05/06/7648 Юрий Хохолков 34. «держаться» http://www.stihi.ru/2014/11/01/4444 Мария Махова © Copyright: Вадим Шарыгин, 2014 Свидетельство о публикации №114110707716
0
0
3
Вадим Шарыгин
14 сент. 2022 г.
In Рецензии, отзывы на стихи
Оглядываясь на этот мой проект, не уверен в его целесообразности, но, что было, то было, искренне старался поделиться своим представлением о поэзии, наверное, надо было всё делать вдумчивее, деликатнее, точнее, однако, в этом и есть опыт, всё-таки это лучше, чем практика годами односложных похвалялок друг другу, которая утвердилась на Стихире. Итак, вот как это было: Я написал пост-обращение к аудитории сайта и люди начали присылать ссылки на свои стихи. Здравствуйте, люди со стишками! Если кто-то из участников сайта ещё сомневается в своей посредственности (почти шучу), пожелает узнать реальное положение вещей — о себе пишущем, о степени своего приближения к поэзии или удалённости от неё — обращайтесь, постараюсь высказаться по сути, честно, аргументированно, кратко. Это будет блиц-мнение, первичное впечатление, конечно субъективное, без учёта возможного творческого потенциала, но это не будет подыгрывание, хождение вокруг да около, постараюсь высказаться предельно откровенно и конечно, не претендуя на истину в последней инстанции. Желающим получить оценку прошу оставить ссылку на авторскую страничку, а также краткий личный перечень поэтических ценностей. Уместно будет дать ссылки на те произведения, которые можно назвать «визитной карточкой». Ваш В.Ш. P.S. Ох и неблагодарное дело я затеял! — профессиональная критика в непрофессиональной среде. Большинство посредственных стихотворцев, привыкших годами получать заверения о почти что шедевральности ими написанного, тайно убеждены в своей одарённости и очень обидчивы, не умеют воспринимать иное мнение, не восприимчивы к аргументам, не имеют опыта конструктивного общения, уважительного несогласия. Поэтому-то мы и живём в мире добрых (до поры до времени) людей, мелочных отношений и мелких стихотворений. © Copyright: Вадим Шарыгин, 2016 Свидетельство о публикации №116040108623 Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) В своей посредственности нимало не сомневаюсь, а поэтому благодарна за критику. Даже если я лично кому-то не нравлюсь и этот кто-то критикует не написанное мной, а меня, стараюсь взять из этой критики что-то полезное. Посредственность неоднородна, у неё тоже есть уровни: повыше, пониже. До критики была посредственностью ниже плинтуса, а после может быть на его уровне... или выше. Выбрала вот это: http://www.stihi.ru/2016/07/17/5487 http://www.stihi.ru/2017/02/18/3848 http://www.stihi.ru/2016/03/18/10414, на выбор. не шедевры, но мне дОроги. Если, разумеется, у Вас будет время и желание. Елена Гусельникова 24.08.2017 20:02 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Дайте мне пару-тройку денёчков, Елена, обязательно прочитаю и напишу своё впечатление. Вадим Шарыгин 24.08.2017 20:14 Заявить о нарушении / Удалить О! Да сколько угодно! Вы наверняка загружены предложениями... Заранее благодарна за ЛЮБОЕ мнение. Я его обязательно учту. Елена Гусельникова 24.08.2017 20:21 Заявить о нарушении / Удалить Макушка лета «Тихо гром ворчит, не от злости - Тучка рядом гуляет где-то, Нас июль приглашает в гости, Побывать на макушке лета. Тучка прочь ползёт осторожно, В синеву без конца и края, Травы всюду, где только можно, А земля от дождя сырая. Подарила не всем удача Яхту, бриз, океан бездонный, Но зато есть на свете дача Да ещё выходной законный. Можно в лес, прихватив лукошко. Как охота, щекочет нервы. Белый гриб на толстенной ножке, Этим летом он будет первым. А кому недоступно это - Сквер, фонтан и скамейка справа: Погостить на макушке лета, Посидеть, посмотреть на травы.» ---------------------------------------------------------------------------- Чем отличается стишок от стихотворения? На мой взгляд: стихотворение — это (лучший или худший), но всё-таки результат авторской работы над СЛОВОМ и ЗВУКОМ. Стишок — это (лучший или худший), но результат отсутствия даже постановки вопроса работы над словом и звуком. Стихотворения бывают разных уровней : от большой поэзии до «серединки на половинку». Стишки — всегда одного и того же уровня — нулевого. Стихотворение (более или менее успешно) ищет и находит Слово. Стишок — ничего не ищет и не находит, но пользуется словами-словечками. Стихотворение — облагораживает, завораживает читателя, в большей или меньшей степени, говорит просто о сложном. Стишок — одурачивает читателя, оглупляет, отупляет, говорит просто о простом. В стихотворении — может быть выстраданная простота. В стишке — либо надуманная сложность, либо простецкость, а не простота. Стишок переполнен банальностями, штампами, клише, общеизвестными истинами, либо наводит тень на плетень, ищет чёрную кошку в тёмной комнате, когда её там нет. «Макушка лета», на мой взгляд, это типичный стишок. Написанный, скорее всего, добрым, душевным человеком, решившим придать, в какой-то момент жизни, нахлынувшим чувствам рифмованные окончания. Напомню мысль Твардовского в одной из его рецензий: «Ваши стихи – ваше частное дело, – вот в чём беда.. Писание стихов доставляет Вам радость, освобождает Вас от груза невысказанных переживаний, облагораживает Ваши помыслы и желания в Ваших собственных глазах, но не более того». (Александр Твардовский) «НЕ БОЛЕЕ ТОГО...» очень опасно упрощает жизнь : ни правды, ни правдоподобия не даёт, вот в чём «сабака зарыта».. гром ворчит тучка гуляет июнь приглашает тучка ползёт травы всюду земля сырая белый гриб на ножке удача дача... --------------------------------------------- (продолжение следует) Вадим Шарыгин 31.08.2017 19:47 Заявить о нарушении / Удалить сОбака - испр. верить Вадим Шарыгин 31.08.2017 19:50 Заявить о нарушении / Удалить Оформили то, что сама думала о написанном. Поэтому и не рвусь издавать книжки и на профессиональные сайты. Хотя то, что туда прорывается, ещё хуже. Елена Гусельникова 01.09.2017 20:10 Заявить о нарушении / Удалить Ой, и самое главное: спасибо за то, что потратили время на чтение и разбор. Елена Гусельникова 01.09.2017 21:27 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Здравствуйте, Вадим! С интересом прочитала Ваши критические разборы. Захотелось рискнуть. В стихах ценю гармонию понятного содержания и техники, лаконичность, образность (не навороченную). http://www.stihi.ru/2008/07/31/1417 http://www.stihi.ru/2009/01/16/2504 http://www.stihi.ru/2006/06/13-1323 http://www.stihi.ru/2015/12/02/4656 http://www.stihi.ru/2016/04/26/8052 С уважением, Наташа Бодайбинка 25.06.2016 21:48 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуйте , Наташа, Предлагаю два варианта рецензии первичного касания к Вашему творчеству. Выбирайте любой: Первый вариант: мягкий и мудрый Второй вариант: жёсткий и честный Первый вариант: Ваши стихи — старательные, складные, ладные, женственные, написаны с чувством, переходящим в чувство меры, написаны с желанием высказать что-то кроткое и мгновенное, что-то непреходящее и вместе с тем никак не проходящее, что-то значительно и навсегда посетившее Вашу душу. В них есть достаточность. И нет избытка. Много правдивого, набившего оскомину и мало вымысла, того самого, в коем «нас возвышающий обман». За такие стихи — мудрый учитель «поставил бы» : «хорошо». И именно такая оценка, возможно, заставила бы Вас о многом задуматься... Второй вариант: Ваши стихи, увы, перешагнули через желанную лаконичность и «вляпались» в тривиальность. Не простота аристократа в них, а простота простолюдина. Не простота весомая, а простота нарочитая. То есть, в предложенных Вами стихотворениях лично я не смог обнаружить приметы сложнейшей и кропотливейшей предварительной авторской работы (с языком, с темой, с ракурсом и т.д., придающей на выходе «весомость» словам и строчкам. Вместо этого — бросилось в глаза — отсутствие такой работы. И как результат : слова, слова — а Слова нет. Дара слова нет. Старательность вполне достаточна для того, чтобы всю жизнь что-то писать в рифму. И совершенно не достаточна для того, чтобы не плодить читателей, далёких от высот и вершин поэзии. С уважением, В.Ш. Вадим Шарыгин 30.06.2016 21:41 Заявить о нарушении / Удалить Спасибо, Вадим, что прочитали хотя бы два стиха из предложенных и ответили. По «жёсткому» варианту, пожалуй, озвучу свои возражения. Все мои стихи лаконичны, длинных не пишу. Как можно перешагнуть лаконичность и вляпаться в тривиальность? Эти понятия не сопоставимы. Лаконичность – краткое и грамотное изложение мыслей. У меня есть и то, другое. Вляпалась в тривиальность (банальность, избитость, затасканность, заурядность, шаблонность и т.д.), по Вашему мнению – пока бездоказательно. Да, не аристократка, но и не простолюдинка. Простота стихов не нарочитая, а естественная. Я так мыслю, разговариваю, пишу, чтобы даже до самого тупого донести смысл. Не увидели работы над стихами? Как Вы заблуждаетесь, Вадим. Постоянно правлю, оставляю вылёживаться, снова правлю. Например, концовку «Господина Петербурга» переписывала раз 6-7. А ежели Вы не увидели работы, это проблемы Вашего восприятия прочитанного. Что такое дар слова? Навороченность образов, эпитетов, сравнений, красивостей, в которых можно увязнуть и не понять, что же хотел сказать автор? Это не мой стиль. Старательность (усердие, прилежание в работе, деле) – разве это плохо? Она ведь включает в себя именно работу над стихом. Вы сами себе противоречите. А вообще очень интересно будет (и если Вас не затруднит) разобрать что-нибудь из предложенного по косточкам. С уважением, Наташа Бодайбинка 30.06.2016 23:05 Заявить о нарушении / Удалить Все рецензии читала, Олег. И Вашу тоже. Но я всё-таки хотела бы прочитать более подробный разбор (разнос) от Вадима. Бодайбинка 01.07.2016 00:14 Заявить о нарушении / Удалить Почему же не люблю себя, Олег? Мне просто интересно непредвзятое мнение людей, которые меня не знают. Критики не боюсь, сама достаточна самокритична. Любопытно, а что за талантливые девочки? Например? Виртуально знаю многих. Пусть разносят. Повторюсь, мне даже интересно. Бодайбинка 01.07.2016 07:24 Заявить о нарушении / Удалить Привожу текст Вашего произведения для удобства рассмотрения: «Господин Петербург, извините меня за разлуку, Вы дарили мне дождь в оторочке из белых ночей. Мокрый сфинкс у Невы засыпал под прощальную фугу, Этот сфинкс был моим, а теперь он, наверно, ничей. Господин Петербург, Ваших улиц прямая осанка Помогала держаться, не падать под тяжестью бед. Изгибалась судьба от истока до устья Фонтанкой, Каждый год "плюс один" добавляя к количеству лет. Господин Петербург, если б знали Вы, как я скучаю Без трамвайного звона на Стрелке у невской воды, Без изящных мостов и парящих над вол`нами чаек... Вы мне дороги так, что не смею Вам вымолвить "ты". Господин Петербург, я приеду... Не знаю, как скоро. Вы - любовь моя, вера, надежда и, может быть, рок. Самый близкий на свете, пропахший туманами город, В церкви свечку поставлю, храни и помилуй Вас Бог...» Наташа, я прочитал все из предложенных Вами стихотворений. Я искушённый читатель. Если серьёзно заниматься поэзией или по-другому говоря, если заниматься поэзией, а не стишочничеством, то именно на такого читателя надо рассчитывать, учитывать его мнение в своём творчестве. Произведение «Господин Петербург» - это песенка. Песенки, я лично, к поэзии в принципе не причисляю. Скажу лишь, что та самая «тривиальность», которую я записал бы как главную характеристику поэтики всех предложенных Вами стихотворений, в частности, в этой песенке начинается у Вас ещё до её написания. Тривиальность ПОДХОДА к ещё не написанному — находит себя в тексте через созданные тривиальные (не впечатляющие, не захватывающие воображение, не очаровывающие, не околдовывающие, не оригинальные) слова, словосочетания, образы, ракурсы мысли, взгляда и чувства. «Господин Петербург»... В чём же всё-таки «господинство» Петербурга? Только ли в архитектурном стиле? Кто же это такой «господин Петербург»? Какой он из себя — без относительно «скучания» Наташи (бабайбинки)? Я в праве ожидать от стихотворения с таким названием — квинтэссенцию всего облика, судьбы, характера, возможно, отличительную от «товарища Ленинграда», возможно, более глубокую и широкую, чем и так всем известные, ставшие схемой детали. Но песенка — проста, как ломанный грош, идёт по привычному пунктиру, как по туристическому маршруту: белые ночи-спрямлённые улицы-Фонтанка-Нева-мосты-чайки-туманы... В песенке до назойливости громко, озвучено, вплоть до финальной строфы, скучание Наташи и громогласной тишиной покрыт тот, о коем заявлено — сам «Господин Петербург». Он остался неизвестен, задвинут куда подальше и как «господин», и как «Петербург». Ничего нового. Ничего старого по-новому. Ничего из того что отличает стихотворение от стишка. (продолжение следует) Вадим Шарыгин 01.07.2016 08:22 Заявить о нарушении / Удалить Ладно, Вадим, пудри им мозги дальше, умные меня и так найдут, а то всё время потом всякая чушь на мою стр. лезет. Салют тебе, "маэстро"! А вам, Наташа, скажу так, озадачу "девочку" одну, талант от Бога, посмотрит,на моей стр. ответ найдёте. Олег Стёртый 01.07.2016 10:34 Заявить о нарушении / Удалить Вадим, продолжения не надо. Извините, что отняла у Вас время. Про Вас, Ваши вкусы и приоритеты мне всё понятно. Нашла интересную статью: http://www.litrossia.ru/archive/item/4403-tratatest Не сомневаюсь, что у Вас есть почитатели и подражатели. К счастью, я никогда не буду в их числе. Мне Вас даже немного жаль. Ещё раз извините. Рецензию не удаляйте, пожалуйста, пусть останется мне на память. Бодайбинка 01.07.2016 12:12 Заявить о нарушении / Удалить Прошу Вас, господа, прекратите, всё ко мне на стр. летит. Больше никуда не буду нос совать. Пусть папа Карло его отрежет. С уважением, Олег Стёртый 01.07.2016 12:18 Заявить о нарушении / Удалить Олег, каким образом летит к Вам на страницу? Это моя рецензия, и она никак не может отображаться на Вашей странице. В своём кабинете Вы действительно видите ответы Вадима и мои. Но читатели Вашей страницы этого не видят, а вот на моей странице видят. И что именно прекратить? Я ответила Вадиму, только и всего. Или не имела права отвечать на своей странице? Бодайбинка 01.07.2016 13:21 Заявить о нарушении / Удалить Точно? Сейчас посмотрю со стороны читателя. Олег Стёртый 01.07.2016 13:25 Заявить о нарушении / Удалить Да, ничего не отображается на страничке для читателя... Тогда продолжайте, а папа Карло мне нос подлиннее и из бивня мамонта приделал. Олег Стёртый 01.07.2016 13:28 Заявить о нарушении / Удалить Собственно, продолжать больше нечего. Да и не хочется. Бодайбинка 01.07.2016 14:02 Заявить о нарушении / Удалить Стих хороший, Наташа. Но вот я бы "да" в строку вставил, почему, сказать не могу, идёт всё у меня чисто интуитивно: "В церкви свечку поставлю, да храни и помилуй Вас Бог..." Детально потом девчонки скажут. Олег Стёртый 01.07.2016 14:07 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Вадим, доброго времени суток. Дело-то неблагодарное, зато точка зрения у вас оригинальная, свой угол обзора есть. В какой-то мере я понимаю вашу преданность Серебряному веку, у меня примерно такие чувства к русским футуристам и абсурдистам, которых некоторые теперь пытаются выставить выпендрёжниками и неумёхами. А поздние озарения Мандельштама подчас объясняют чуть ли не нервным срывом... Ну да ладно, Бог с нами всеми! Мои поэтические ценности примерно: 1. Энергоёмкость, сжатость стихотворения 2. Одновременно щедрость 3. Поиск, работа духа и мысли, рождение поэтической неожиданности 4. Непереводимость на язык прозы (по Мандельштаму) А стихи вот какие http://www.stihi.ru/2015/07/14/7650 http://www.stihi.ru/2016/04/15/6227 http://www.stihi.ru/2012/09/13/6322 http://www.stihi.ru/2016/03/24/3875 http://www.stihi.ru/2015/03/24/2256 Заранее спасибо, желаю успехов. Филипп Андреевич Хаустов 30.04.2016 21:36 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Филипп, приветствую, прочитал Вами предложенные стихотворения. Никаких мыслей и чувств не вызвали. И желания хотя бы как-то их прокомментировать тоже, так что рецензии, как таковой не будет. Извините. В.Ш. Вадим Шарыгин 15.05.2016 02:29 Заявить о нарушении / Удалить Что ж, отсутствие реакции - тоже реакция, дело житейское:). Всего доброго. Филипп Андреевич Хаустов 15.05.2016 18:20 Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Дело, конечно, неблагодарное, но смелое и благородно-самоотверженное. Постараюсь быть благодарной. Первые два стихотворения - вариации на тему о поэтическом творчестве. В них вы найдёте мой "личный перечень поэтических ценностей", который заключается лишь в связи с Богом: Обет с вечностью http://www.stihi.ru/2014/11/03/9747 Трещина http://www.stihi.ru/2014/06/17/2814 Небесная кузница http://www.stihi.ru/2014/06/07/4101 Скорбь http://www.stihi.ru/2014/06/07/4082 Прогулка http://www.stihi.ru/2014/06/17/2685 Альбина Кумирова 28.04.2016 00:04 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуйте, Альбина, В благодарность за Ваше «постараюсь быть благодарной» - «постараюсь быть откровенным». Вот несколько моих советов и впечатлений по итогам прочтения предложенных Вами стихотворений. Эти советы и пожелания станут актуальными только в том случае, если Вы решитесь на переход от простенького пользования формой и некоторым инструментарием поэзии к её узнаванию и погружению в её тайны и очарование, итак: 1. Избегайте «громодья» - слов, словосочетаний, строк, строф, метафор, стихотворений в целом. Не преувеличивайте непрерывно и без меры, не провозглашайте проповедей с кафедры богословия или «богославия» — сойдите со сцены собственной жизни в пустой зрительский зал, сядьте в одно из кресел или на пол между рядами и просто … немного помолчите о Боге, о жизни — в маленьких стихотворениях, а не в больших стишках, чувствую, именно это ему (Богу) или ей (Поэзии) понравится. Итак, не водружайте монумент, посвящённый Богу в виде статуи самой Себя, не пишите больше «памятник Богу», пишите самого Бога — воплощайте (!) в словах, а не заменяйте слова словами! Умерьте помпезность строк, «что поднимают на смех Божье слово», укротите своё искреннее и неуёмное желание наговорить слов с три короба — и найдите Слово. Переходите от «долговязых» слов к словам «высоким», от «тяжеловесных» к «весомым». «в плену мирских оков» «о Боге, об основе всех основ, о бесконечной вечности и выси» «дыхание огня средь плотских чувств» «что только в вечном корень нашей жизни» «я заключаю с вечностью обет» «искры раздувая мехами до небес» «кующий тайно зло сквозь свой бесовский хохот» «есть над кузнецом Eго Верховный Суд» «кто заживо, как в стенах, замурован среди своих печалей и утех» «адом обожжёны надежды и мечты» «Смывать с души обыденности рвоту» «Внося надежды царственную ноту» «реальности, которая реальней Цемента лжи, замуровавшей нас» «в таинстве храня огонь священный» «прожигает кровлю крыш и стены Как будто бы космический алмаз» «наградил меня святою силой, В которой власть над тенью и могилой» «через броню цемента, Как будто кровь сквозь толщину плаценты..» 2. Из всех предложенных Вами стихотворений ближе всех к поэзии, на мой взгляд, стихотворение «Скорбь». Я бы сократил его на вот эти две строфы, вместе с их «ВСЕ погрязли», «открытую рану...рифмой и ритмом ласкаю», не слишком-то богатыми рифмой и ритмом, надо признать; вместе с их «истинами выше»... : «Нет сочувственных слов у людей – все погрязли в заботах, так что, души друзей моих в чёрствости не упрекая, я теперь нахожу горький мёд в одиночества сотах, и открытую рану я рифмой и ритмом ласкаю. Даже Бог отвернулся, - похоже, на цыпочках вышел, оставляя меня на съеденье в людском произволе для познания факта, что нет этой истины выше, чем открытие бездн одиночества, скорби и боли» 3. Очарования, таинства, неопределённости, марева, оторопи — дара слова, талантливости — не смог почувствовать, не обнаружил я в прочитанных стихотворениях. Вернуться к ним желания не возникло. Искренность их осталась в намерениях и не воплотилась в слове. Есть отдельные всплески, отдельные интересные образы, но с учётом уже достигнутых русской поэзией высот — можно когда-нибудь всё же догадаться, что вроде бы безобидное и столь распространённое «несовершенство» стихов, несодержащее в себе поэзии, угнетает и обезображивает восприятия (считай, души) людей — ГОРАЗДО В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ — чем, если бы они только и читали что, скажем, конторские бухгалтерские книги! Отчего так? От того, что нет на свете белом «плохой» поэзии или «средней» поэзии, или «несовершенной» поэзии — есть только поэзия и её отсутствие. Там, где поэзия отсутствует — её место занимает антипоэзия, — разбавляющая словами Слово, восприимчивость и восприятие читателя, как вино водой, неприметно, но фатально подменяющая художественность — художествами. Пожизненное написание «несовершенных» стихов, зачастую, сопровождается отсутствием у пишущего представления о поэзии, поэтических ценностях - «автор» становится — ни читателем, ни писателем, ни богу свечка, ни чёрту кочерга. ------------------------------------------ С надеждой н осмысление сказанного, В.Ш. P.S. «Ваши стихи – ваше частное дело, – вот в чём беда.. Писание стихов доставляет Вам радость, освобождает Вас от груза невысказанных переживаний, облагораживает Ваши помыслы и желания в Ваших собственных глазах, но не более того». (Александр Твардовский) Вадим Шарыгин 28.04.2016 23:21 Заявить о нарушении / Удалить Спасибо. Вы на себя взяли тяжкий труд анализировать чужие стихи. Альбина Кумирова 29.04.2016 00:06 Заявить о нарушении / Удалить Вадим, я обещала вам проявить благодарность, что я и делаю ниже - путём анализа ваших заметок, ведь исследовать можно не только стихи, но саму критику. Надеюсь, это вам поможет в дальнейшем написании рецензий для других поэтов. Однако, готовы ли воспринять советы, сильно сомневаюсь... Для начала отмечу, что вы избрали довольно рискованную позицию, предлагая свою критику. Как я сказала прежде, это «дело смелое и благородно-самоотверженное», ведь вы тратите личное время, которое могли бы потратить на написание своих стихов, работу, общение с близкими и т.п. Это – жертва, и я её ценю. Другой вопрос - это мотивы подобной жертвы, которая на поверхности кажется благородной, но о глубине которых может знать только сам Бог. Человеческий глаз может судить лишь о том, что на поверхности. Но вот что мне видно: Использование цитаты Александрa Твардовского мне представляется совершенно неуместным, так как вы не можете знать как Твардовский отреагировал бы на мои стихи,если б имел возможность ознакомиться с ними. Возможно, вы написали это для придания веса своим словам, что обнаруживает личность неуверенную в себе и потому ищущую заочную поддержку усопших знаменитостей. Интересно заметить, что никто никогда до вас ещё не упрекал меня в отсутствии «талантливости», которую, увы, вы не смогли «почувствовать». Если последовать вашей традиции искания поддежки у знаменитостей, то мне достаточно, как известный поэт Рождер МакГоф (Roger McGough), например, отнёсся к моим стихам, написанном на английском языке. Он сказал, что это «хорошие стихи». Правда, он читал не те, что я вам послала. И, может, ситуация с английской безрифменной поэзии дошла до такой степени, что и рак на безрыбье становится рыбой?... В любом случае, у меня нет претензий стать знаменитостью. Цель моя иная: Предназначение http://www.stihi.ru/2014/06/07/3740 Стихи http://www.stihi.ru/2014/06/17/2715 Не славы себе, но бессмертному Богу... http://www.stihi.ru/2014/10/27/47 «Не славы себе, но бессмертному Богу ищу я в своих неказистых стихах. О, если мой стих мог хотя бы немного вселять перед Богом почтенье и страх. О, если б хоть душу одну обратила от гибели к жизни в её полноте, и чьё-нибудь сердце однажды пронзила, напомнив строкой о распятом Христе.» Я хотя бы признаю своё несовершенство, что видно из этого отрывка (Преемственность http://www.stihi.ru/2014/11/21/6672) «...и я, в себе преемственность храня, ищу себя, но жажду с высшим братства... ...Я, причащаясь к свету всех времён - к Творцу Вселенной, преломляю в строки всё то, чем был однажды закалён мой дух, и сердца скорбные уроки. И пусть мой критик брызгает слюной, и стиль его рецензий злобно-колок, вооружаюсь истиной одной: путь к совершенству бесконечно долог.» Вы пишете: «В чём проявляется этот самый «дар слова»? На мой взгляд, это дело божественное, данное свыше... […] Но, если даже язык стихотворения богат на слова – это ещё не гарантия присутствия в стихотворении Слова. Нужен дар Слова — а не слов!» Но если это «дело божественное», почему же вы ищете славу себе, а не Богу? Знаете ли вы, что Слово - это имя Иисуса Христа . « В начале было Слово...» (От Иоанна 1:1) Слава Богу, что вы «не претендуете на истину в последней инстанции». Однако, в таком случае, откуда у вас такая категоричность? О моих стихах вы выразились так: «...вроде бы безобидное и столь распространённое «несовершенство» стихов, несодержащее в себе поэзии, угнетает и обезображивает восприятия (считай, души) людей — ГОРАЗДО В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ — чем, если бы они только и читали что, скажем, конторские бухгалтерские книги!» Ну, по рецензиям моих читателей я бы отнюдь не сказала, что мои стихи производят угнетающее впечатление. Скорее, наоборот. Другим же вы вобще советуете «Прекратить выставлять на всеобщее обозрение собственные стишки». А чем они вам мешают? Вас ведь никто не заставляет их читать. Не мечу в психологи, но после прочтения ваших комментариев к предыдущим добровольцам и побывав на вашем “операционном столе”, вырисовывается определённая картина, особенно в сочетании с вашей вывеской, где вы гарантируете «профессиональную критику в непрофессиональной среде». В ней вы заведомо предвзято воспринимаете всех других поэтов непрофессионалами, контрастируюшими с вашим “профессионализмом”. А вы хоть раз читали поэзию Павла Светского? Потрясающие по глубине стихи, и его эрудиции можно позавидовать. Я ни разу не заметила, чтоб он себя выставлял, но кто его на Стихире превзошёл? Конечно, меня заинтриговало, действительно ли вы так профессиональны. Однако, ваши претензии на место «Первого Поэта в России», по одноимённому вашему произведению, увы, не оправдались. Поэзия ведь не подражательство! Однако, вы всеми силами хотите поставить знак равенства с великими: «сегодня свет Вадима, Вчера — Марины». Чего стоит заголовок цикла ваших произведений «Вровень с Пастернаком»! Не «Подражая Пастернаку», а вровень! Или «Рука об руку с Цветаевой»! Это ещё вопрос, подала ли бы она вам руку? Не надо изобретать велосипед, если вы хотите быть вровень с великими. Неужели вы не знаете, что великого поэта отличает не подражание, а новаторство, самобытность, своё уникальное лицо? Должна быть хотя бы личная изюминка, которая выделила бы вас от серой массы. Но может, мне попались не лучшие ваши произведения? Тогда сделайте ссылку, пожалуйста, к наиболее успешным. Мои стихи вам показались «не слишком-то богатыми рифмой и ритмом», но посмотрите на банальность рифм стихотворения, которое вы поместили в качестве своей визитной карточки: дней - видней, ответа - одета, вьюг – плуг, округа - друга , ожог – ожёг, едины – седины, нет- цвет, пролита –элита, теней - темней, златоглавой -лавой. Окрывая вашу страницу, читатель задаётся вопросом: или это бедно отображает ваше творчество или все ваши остальные стихи на таком же уровне? А словарный запас! О слове «Потьма» вот что говорят словари: «Потьма - село в составе муниципального образования Вальдиватское сельское поселение Карсунского района Ульяновской области».» «ПОТЬМА - Темнота; в литературном языке употребляется только с предлогом в: впотьмах.» В одном из комментариев под произведением «Первый поэт России» вы пишете: «С меня довольно и тех "развлечений", кои имеются на просторах Стихушки. Я мысленно, а при случае могу и вслух, посылаю на все три русских буквы всю сотнитысячную околопоэтическую толпу "любителей", дилетантов, всех проходимцев мимо поэзии, всех перспективных плохих писателей, всю шелупонь, всех неимущих в поэзии». В другом комментарии вы совсем распоясываетесь: «тёмная сотнитысячная масса стишочников, читателей понаслышке, людей с низким уровнем художественного восприятия, "рифмованных обывателей", бездарностей с апломбом, людей не разбирающихся в поэзии, презирающих поэзию, это тёмная масса "ни писателей ни читателей", ни в грош не ставящих труд поэтов, не желающих ничего знать и понимать в поэзии; это масса черноты, для которых вся поэзия сводится к долгогодичному публичному тиражированию собственной словесной белибердистики, к односложным похвалялкам себе подобных и злобному хамскому поведению по отношению к поэтам.» Согласитесь, это звучит отнюдь не как слова «профессионала»... Из сего ясно, что вы заранее не только не уважаете никого, но даже презираете. Вас же, похоже, отличает только беспредельная любовь к своему творчеству. Мне сдаётся, что корень вашей озлобленности на мир происходит из-за вашей внутренней неуверенности в себе. Уверенному в своём таланте человеку не надо унижать других и возвышать себя. Можно давать советы даже слабым из поэтов в форме, которая не унизит человеческое достоинство. После ваших же рецензий такое чувство, что в тебя плюнули. Вашу гордость зашкаливает, и одна из комментаторов справедливо посоветовала вам покаяться. Желание возвыситься это ведь самый страшный порок, это напрямую от Сатаны, это-то и стало началом грехопадения человечества. Тогда для чего же вы предлагаете тогда свои услуги? Разве что только ради возможности унизить других, хотя бы под видом менторской помощи. Но помощь ли это на самом деле? Истинная критика даётся не для того, чтобы искоренить конкурентов, якобы не дающим пробиться «Первому поэту России», но должа быть искренне доброжелательной по тону, чтобы помочь становлению неокрепших талантов. Успокойтесь, расслабьтесь, места много под солнцем! Ну, раз на стихире в основной массе «стишочники», как вы их называете, то возникает вопрос: зачем вообще «профессионалу» нужно лезть в сферу, недостойную его высокого творчества? Ведь наверняка есть порталы для такой «большой поэзии», «ВОЗМОЖНО, ОДНОЙ ИЗ ЛУЧШИХ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ!», по вашим заверениям, а если нет, так вы создайте! Будьте первопроходцем хоть в этом. Или лучше, по вашему же совету, «сойдите со сцены собственной жизни в пустой зрительский зал, сядьте в одно из кресел или на пол между рядами и просто … немного помолчите о Боге, о жизни...» С наилучшими пожеланиями, Альбина Кумирова Альбина Кумирова 01.05.2016 19:42 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Рада приветствовать истинного филолога. Для начала - вот:http://www.stihi.ru/2014/03/19/1181. Адрес страницы - http://www.stihi.ru/avtor/maren666. Так же приглашаю на http://www.stihi.ru/2015/11/20/3092 и http://www.stihi.ru/2009/12/02/2107 Марен 21.04.2016 14:38 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Марен, приветствую! Я прочитал несколько текстов Ваших песен. Сразу оговорюсь: песенное творчество, на мой взгляд, как бы не полностью совпадает с поэзией, точнее говоря, подчиняется своим собственным законам, имеет свои ценности, по-определению, зависит от музыкального сопровождения, от мелодии. Не возьмусь выносить развёрнутое суждение о песнях. Возьмём, например, Окуджаву или Высоцкого: когда их тексты звучат, исполняются как песни — это одно, когда их просто читаешь вслух или про себя как стихи — это воспринимается уже совсем иначе и не редко, совсем не так трепетно. Или, скажем, разве текст песни «Hotel California» завоевал бы всемирную славу, разве прошёл бы испытание временем, если бы не звучал, если бы не сопровождался всем арсеналом профессионализма музыкантов группы Eagles ? «Песни — не стихи. Стихи для своего прочтения требуют внимания, непрерывной работы, обязательного читательского сотворчества. Невозможно читать стихи и заниматься другим делом. Песни же ожно слушать и невнимательно, между прочим... Недостаток поэтической конкретности восполняет самое абстрактное из искусств: музыка» (Юрий Карабчиевский) Кое-что посоветовать Вам всё-таки, наверное, смогу: 1. Не путайте образность и фигуры речи, например, Ваши «туфельки из моря» или «трусы из зла и горя» так далеи от реального предмета, который они должны определять, что сколько ни верти головой, не увидишь никакой реальной взаимосвязи и так до конца и не понимаешь толком, о чём идёт речь. 2. В Ваших песенках есть важное — самочитаемость или наполненность «свободным словом», но при этом, на финише иногда ощущал эмоциональную пустоту — это когда много и умно и красиво сказано и вместе с тем — не сказано ничего. 3. Многие сегодня работают в ироническом жанре, где всякое подлинное чувство берётся в кавычки. Все кривляются, дразнятся, каламбурят. Однако важно помнить, что подлинный юмор в своей основе всегда трагичен — «исходит из глубокого чувства трагизма жизни, из её потрясающей, головокружительной серьёзности». Хорошо, когда автор иронического стихотворения обладает чувством юмора, а не просто чувством смешного. 4. И ещё: надо быть современным в языке — и это не значит вкрапливать в текст словечки жаргона, манеру общения улицы, новинки повседневного обихода — это означает задействовать всё богатство языка литературного, языка поколений, языка классического — задавать тональность, вести за собой — как в будущее, так и в прошлое и не встраиваться в упрощённый, куций словарный запас большинства современников. -------------------- Желаю удачи, как с миллиона три копейки сдачи, С улыбкой, В.Ш. Вадим Шарыгин 22.04.2016 23:58 Заявить о нарушении / Удалить Благодарю за ответ. С Карабчиевским КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласна: если песенные тексты - не стихи, то получится что-нибудь в духе "муси-пуси-джага-джага". И я Вам высылала не только песенные стихи, но и просто стихи. Кстати, когда я не знала, что Вертинский пел, я часто читала его чудесные стихи вслух, а вот в его пафосном музыкальном исполнении они мне куда меньше понравились. Так или иначе, была рада знакомству. Марен 23.04.2016 23:47 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Вадим, мне часто пишут, что у меня лёгкий слог, напевность строк. Если Вам не трудно - оцените! Любой талант надо развивать. Есть начинающие поэты и для того чтобы раскрыться, найти свой почерк нужно время. А вот те, кто пишет уже по 20-30 лет, но не смогли понять что это такое, тогда конечно - это уже другой разговор. http://www.stihi.ru/2016/02/26/5163 http://www.stihi.ru/2015/05/25/2958 http://www.stihi.ru/2016/03/18/5490 Такие статьи очень нужны в наше время. Людарская Катерина 17.04.2016 11:17 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Катерина, приветствую! 1. Можно обратиться к образам, к собеседникам поэзии Есенина, раз, другой, но, как мне представляется, важно не перебарщивать — не возводить в привычку, не увлекаться — его одушевлёнными героями, его интонациями, его системой образов, по крайней мере, не доводить увлечённость до буквального копирования. Заря, месяц — они уже ТАК сказаны Есениным, так породнились с его выстраданным талантом, что нужен талант превосходящий или равный есенинскому, чтобы вновь написанное опережало уже созданное, воспринималось, как старый новый свет, а не новая тень от прежнего света. 2. Вашим стихотворениям, по крайней мере, тем из них, кои я прочёл, как мне кажется не хватает так называемой «поэтической детали» - чёрточки, подчас, способной заменить по степени воздействия на восприятие читающего десятки строк «в целом и общем». Например, возьмём Ваше стихотворение «Заря, как девка алая»: «Заря, - как девка алая, Лазоревый подол, Румяная, усталая, Скатилася за дол... Платком взмахнув в вечернюю, Сиреневую мглу, Прощалась так наверное И выпустила с рук... На том и день закончился, Случился, и угас. Слуг тьмы сгустилось полчище, Смеркалось... В самый раз... Зажечь огни небесные, Пролить на землю свет. Рассеюшка - воскресная, Так было сотни лет. Вставало солнце красное, Садилось на закат... ............................................ А люди!? Люди разные! Кто в рай из них, кто в ад!» У Вас тут заря, вроде бы, во всей красе, во всём размахе, красна девица с лазоревым подолом — именно ей, солнцу красному уподобляется целая Россия, а в противовес — никак не меньше «слуг тьмы ...полчище», всё вроде бы просто и понятно, но и обыкновенно, но и тривиально, но и фальшиво. Почему? Не потому лишь, что уподобление России алой заре неуместно, вполне даже уместное, но по причине затасканности по стихам самого образа, и ещё потому что строки упрощают, сводят к лубку живую страну, к раскрашенной деревянной матрёшке. И люди разные, да, но не контрастно разные: не одна половина в рай, другая — в ад, всё тоньше сложнее, интереснее, трагичнее и увлекательнее. Вместо всех эпитетов приклеенных к «алой девке», эпитетов без поэзии или вне поэщии: вместо румян, подола, взмаха платком во мглу; вместо «зажечь огни небесные» и «пролить на землю свет» - вместо всей этой «гжели» и «хохломы», вместо патетики — услышать бы в этом стихотворении хотя бы что-то одно-единственное, но ДОСТОВЕРНОЕ» - «поэтическую деталь»: как у Есенина, помните: «Выткался на озере алый свет зари. На бору со звонами плачут глухари» .................не эфемерная, не фантастическая, не конвейерная заря с подолом в румянах, с платком в руках, но настоящая заря — алый свет — а поэзия возникает в самом проявлении зари, в «выткался». А не в тривиальном простецком очеловечивании зари! 5. Вам нужно познать что такое поэтический вымысел. И чем он отличается, с одной стороны, от «правды-матки», с другой стороны, от фантастики, от фигуристости речи. На мой взгляд, Вам ещё только предстоит научиться передавать в произведении не метафоры, превращённые в средства и приёмы, но ту высшую правду, которая называется вымыслом. Вымысел сопутствует поэзии. Правдиво рассказать можно лишь о том, что не просто «было». Вымысел совсем не есть выдумка, басня, произвольное измышление. Его нельзя назвать ни былью, ни небылицей, ибо в нём таинственно познаётся не преходящее «бывание», а образ подлинного бытия. 6. Слова, слова... А нужно Слово. «Холодно ночами... Хочется молчать... Лунный свет лучами осветил кровать... Тихо и туманно, тени у окна... Фонари... Реклама... Серая стена... Брошенная книга... Вязанная шаль... Кончена интрига... Ничего не жаль... Стерпится до завтра... Ночь своё вернёт... и рассвет лучами нас не упрекнёт. Сладко и безумно губ твоих желать, ни о чём не думать, просто целовать... Ждать и просыпаться и опять встречать.... Голуби мне снятся... Хорошо летать... Это к вести, милый, или подан знак? Не гляди ревниво - на душе бардак... Скомканные мысли, дали из тревог, утонули выси в таинствах дорог..» Сразу вспоминается Эдуард Багрицкий: « Валя, Валентина, Что с тобой теперь? Белая палата, Крашеная дверь. Тоньше паутины Из-под кожи щек Тлеет скарлатины Смертный огонек» -------------------------- Говорю, упреждая возможные возражения: Сейчас будут вовсе не придирки, вовсе не неумение «видеть поэтически», сейчас я Вам продемонстрирую — напротив, своё умение видеть непоэтическое: «дали из тревог»? а «близи из восторгов», в «тревоги из мороженного»... - дали, состоящие из тревог — это дали, о которых НЕ СКАЗАНО НИЧЕГО! Даже если бы просто было упомянуто в строке слово «дали», без наполнения «тревогами», было бы достоверней, внушительнее... «утонули выси в таинствах дорог», какие выси, что за «таинства» у дорог? «рассвет лучами нас не упрекнёт»...лучами не упрекнёт, а чем упрекнёт? Поэзия — это не красивенькое иносказание, а ТОЧНОЕ (В ЗНАЧЕНИЯХ) ИНОСКАЗАНИЕ! И если в строку влезли не поддержанные контекстом какие-то там «выси», то поэзия на этом «сантиметре строки» исчезает, начинается словесная фальшивка — не сама «конфета», а лишь её обёртка, фантик! Самих по себе «таинств» у дорог НИКАКИХ нет и нельзя просто вменить дорогам «таинства» - когда так, то это значит достигнуть обратного — лишить дороги (и стихотворение в целом) таинств, поскольку контекст молчит, и таинства и дороги, по сути, для рифмы появились в строке. «Утонули взгляды в пыльной мгле (в шелесте) дорог»: То есть, если хочется сказать о «таинствах», оставь в покое само слово и скажи так, чтобы таинством как бы повеяло, чтобы донеслось оно и не более того! Поэзия, уж точно — не там, где говорят «эффектно ни о чём» или топят «ненужное» в «несуществующем». Если уж «высям где и суждено утонуть на территории поэзии, то это будет не само слово «таинство», а слова таинство выражающие, воплощающие. 7. Ваши стихи, на мой взгляд, хороши — для начинающего читателя. Для такого, у кого ещё многое впереди, многое в развитии. Есть ли у дара слова или дара восприятия слова — детство, отрочество, юность? Возможно что и нет. Сотни тысяч «взрослых первоклассников» поэзии блуждают вокруг неё да около, пишут и читают написанное...Перейдут ли они когда-нибудь во «второй» класс? Или даже, «закончив школу», став «дипломированными специалистами» со стажем выслуги лет, останутся «школярами»? Время знает ответ. Я знаю только вопрос. ----------------------- С наилучшими пожеланиями раздумий и удач, В.Ш. Вадим Шарыгин 17.04.2016 23:42 Заявить о нарушении / Удалить Не знаю почему Вы не стали рецензировать произведения по данной ссылке... Вадим! Заря, месяц, земля, небо... Общее! И если не писать об этом, тогда о чём? А с Есениным "тягаться" - не бабское дело! Сама жду с нетерпением, когда на горизонте появится ПОЭТ, который затмит его. Увы... Когда пишут, что образ "вытянут" из Есенина, надо вытягивать следом и строчки, как факт. Заря, как девка алая - Это лично мой образ, пробейте в яндекс, никто, никогда её не сравнивал так. Тогда в чём затёртость? (вместо всей этой «гжели» и «хохломы», матрёшек) В чём постыдность? Это было до нас и будет после. Зачем отмахиваться от этого? Всё это относится к русскому стилю, к нашей культуре. Так же как и медведь, берёзы... лебеди... В это душа России, это не должно надоедать. Багицкого не читала. Ритм совпал, но ничего более. "Думы из тревог" - так будет правильней. Вот это стих сыроватый «Утонули взгляды в пыльной мгле (в шелесте) дорог»: Дороги не шелестят - это не купюры, не страницы, и не листики на деревьях, взгляд не тонет - это не камень брошенный в воду, мгла тёмная и в ней не видно пыли и т.д и т.п. Что я хочу сказать, Вадим, каждый видит по своему, а оценивает читатель. Будем учиться на ошибках. "Мало знать себе цену, надо ещё иметь спрос!" Спасибо за отзыв! Людарская Катерина 19.04.2016 12:18 Заявить о нарушении / Удалить «Февраль - безумствуя и споря, Последних дней тщетой томясь, Как пьянь, напившаяся с горя, Уткнулся в грязь. Хмелея, барствуя и прячась - В туманность алую... С берёз, Сойдут по нём скатившись плача, Капели слёз. Пав, как *елей в траву младую, Стволы припустят белый сок, Забыв про краткость удалую Его и срок. Всё позабудется под трели, Заливистого соловья... Ну, а пока конец недели, Замечу я. Размыты вешние дороги, Прохладой выстужен рассвет И дали серостью убоги, И скуден свет. Ещё земля под вздохи дремлет И умываясь синью вод, Уж мир её иному внемлет, И чуда ждёт» --------------------------- Катерина, это Ваше стихотворение я не стал комментировать, поскольку, на мой взгляд, комментировать нечего: всё здесь не то, всё искусственно, всему тексту «цена копейка», иносказание есть, но поэзии в этом стихотворении напрочь нет, это «любительский» уровень, это сплошной перебор, перегруз, ледовые торосы слов... И «февраль-пьянь», и и «капели слёз» с тройным нагромождённым друг на друга действием: Сойдут по нём.. Скатившись...Плача...?? Катерина, голубушка, вчитайтесь самостоятельно — это же галиматья: «Пав, как *елей в траву младую, Стволы припустят белый сок, Забыв про краткость удалую...»???................................Это пустословие — стволы упадут в траву, как елей? Стволы и елей — падают аналогично? Потом, «припустят белый сок», забыв про краткость... Эти очеловеченные в лаборатории авторского мозга «стволы с плохой памятью на «краткость удалую» - ЗАХЛАМИЛИ СЕГОДНЯ ВСЁ ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО СОВРЕМЕННОСТИ! Стволы кургузых слово-не-сочетаний — упали на русскую поэзию и придавили образность своим страшно пустым весом! «Ещё земля под вздохи дремлет И умываясь синью вод, Уж мир её иному внемлет, И чуда ждёт» ........................................Ну, под какие там, к чертям собачьим, «вздохи» дремлет земля? Голословность — спутница посредственного — «сказанутость», а нужна сказанность— ляпнул автор «вздохи» в строку, как будто кляксу посадил на чистый лист бумаги, выхватил автор словцо из потока собственного сознания — иди догадывайся, читатель, напрягай воображение — автор всё сделал, чтобы воображение — не развивалось, а лишь напрягалось, нагревалось, как плита под кастрюлей! Весь пьянчуга-февраль этого стихотворения — не живой — ни вымысла в нём нет, ни действительности в нём нет — весь текст намалёван малярной кистью на забор Тома Сойера! ---------------------- Нужен дар слова, Катерина, нужна художественность, а не размалёвывание. Вадим Шарыгин 19.04.2016 21:08 Заявить о нарушении / Удалить Нужны, Вадим, ой, как нужны!!! А особенно стихи о ЛЮБВИ, а у Вас их Нет! Спасибо за внимание к моей скромной персоне! Людарская Катерина 20.04.2016 12:58 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Здравствуйте, Вадим! Ну давайте, попробуем, такой опыт интересен - мне тоже стандартные хвалебки уже не столь нужны, я 1 год как на сайте, кол-во рецензий какое-то есть, но нужно движение... Вообще, стихов у меня немало, и тянутся с самого 91 года, и есть старые, что называется "опередившие время", но мне важны вехи нынешнего, современного этапа, поэтому постараюсь привести из последнего 2-3-4 летия, скажем так: http://www.stihi.ru/2015/06/30/9666 http://www.stihi.ru/2016/03/07/11778 http://www.stihi.ru/2015/12/17/977 http://www.stihi.ru/2016/03/28/11425 Вот например, стих 2 в этом списке - "Горные вершины, снега..." - я его недавно в анонс врезал - думал, явно навернёт откликов - за день набежало, ок.100 человек перечитало - ни одной новой рецензии!! не клюнуло :) А вроде должен цеплять... коротко резано-рубленый, болевой... Что не так? ну, и по остальным + к приведённым, вы можете вообще зайти на мою страничку, глянуть ещё. Спасибо заранее. Дмитрий Вл Клименко 16.04.2016 16:57 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Дмитрий, приветствую, мои первичные впечатления о прочитанных стихах изложу кратко: 1. Это стихи не на уровне лучших образцов поэтов Серебряного века. 2. Это просто стихи, — складные в ритме, в интонации, старательные стихи, да, но не волшебные они какие-то : в покорении языка, в образности, в замысле. Не заворожили они меня, не возникло у меня желания перечитать их, вернуться к ним. 3. Каждому пишущему надо обязательно учитывать: в русской поэзии уже столько всего создано — покорены высочайшие вершины чувства и высоты Слова — задана такая высокая тональность, что всё что ниже — в том числе, всё трудолюбивое, хорошее, добротное, но обыкновенное — является не параллельным движением, не попыткой вослед, но шагом назад, поперёк поэзии! Средние стихи — это не другой, меньший по размеру, карандаш, но ластик, как бы стирающий в сознании и в восприятии всё лучшее поэзией достигнутое и отдаляющий владельца такого укороченного карандаша от поэзии в гораздо большей степени, чем простое неулавливание тайн поэзии человеком, который вовсе никаких стихов не пишет. 4. Работать на уровне подножия высот — не запретишь, но, например, мне, искушённому читателю, после погружения и наслаждения, после пребывания в лучших образцах поэзии Серебряного века — всё нижестоящее совершенно неинтересно, и я просто теряюсь, понимая, что могу конечно предложить автору поправить какие-то отдельные строки, обороты речи, но не в состоянии «поправить» отсутствие таланта. Ну как тут поправишь дело? Да никак! 5. Талант или дар слова — ещё не гарантия стабильного высочайшего равнозначного качества всего созданного. Но у таланта — даже в самых неудавшихся стихах — есть то, чего нет и в лучших стихотворениях неимущего в поэзии человека. 6. В самом сложном положении по отношению к познанию поэзии находятся те из пишущих, кто не пишет явную белиберду в рифму, но создаёт вполне приемлемые, складные, так сказать, правильные или сносные произведения. Однако поэзия — штука жёсткая — даже вторых скрипок не признаёт — либо первая — либо в мусорный бак истории. Поэтому середнячкам труднее всего — их вовлечённость в поэтическую форму — это им наказание, а не благо — собственная второсортность и собственное нежелание её признавать всю жизнь стоят между ними и волшебством поэзии. 7. Я уверен в своей оценке, глаз намётан, но чтобы Вам передалась моя уверенность — понадобится, наверное, ещё не один десяток лет вашего «писательства», надежд и разочарований. Окончательную «оценку» всем нам выставит Время. И с этой мыслью Вам легче всего будет проигнорировать всё мною вышесказанное. 8. Совет: не гонитесь за «откликами». Стихира — место массового сбора неимущих в поэзии людей (в подавляющем большинстве). Чем больше станут хвалить — это будет сигнал Вам — тем хуже написанное. Минимум прижизненных откликов в массовой среде — конечно, ещё не гарантия талантливости творчества, не автоматическое подтверждение качества, но устойчивая тенденция, сопровождающая всё истинно талантливое. ---------------------------- С уважением, В.Ш. Вадим Шарыгин 16.04.2016 23:49 Заявить о нарушении / Удалить Спасибо, Какая-то пища для раздумья есть... У меня конечно, особых "десятков лет" нет, мне уже 42. Хотелось бы спрессовать движение вперёд. Но ладно, то такое... В общем, если всё-таки будет желание как-то ещё зайти на мою стр, что-то ещё подметить, милости просим :) Дмитрий Вл Клименко 17.04.2016 00:11 Заявить о нарушении / Удалить Спасибо. Вадим Шарыгин 17.04.2016 00:19 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Здравствуйте, Вадим. http://www.stihi.ru/2013/12/23/7064 http://www.stihi.ru/2014/01/16/4834 http://www.stihi.ru/2014/01/04/6916 Ирина Вервай 11.04.2016 12:53 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуте, Ирина, «Травами» Травами лечат раны. Закат придорожный светел. Нынче смеркается рано. Август. Кончается лето. Флейтою светлых овсянок светилу звенит молебен. Отблеск вечерний ярок. Настой луговой целебен. Куст валерьяны приметил старик. В октябре вернётся выкопать корень. Солнце золотом чистым льётся. Позолотив каналы, цветы превращая в свечи, катится шар. Усталый старик расправляет плечи. Поэт — это тот, кто может сказать лучше или хуже, но ему всегда ЕСТЬ что сказать, поэт говорит только, если ему ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть что сказать. Стишочник — это тот, кто говорит всегда, в том числе и тогда, когда сказать нечего. Ещё нечего или уже нечего, или всегда нечего? На мой взгляд, «несуразные красивости», они как толстый слой, заметно осыпающийся слой косметики на лице стихотворения, например: молебен, звенящий флейтою, да не просто флейтою, а флейтою овсянок, да не просто флейтою овсянок, а светлых овсянок. По мне, так важно избегать «откровений», типа: «травами лечат раны», «закат придорожный светел», вступление в тему с прописными истинами — в таком случае, лучше вовсе без вступления. ---------------------------------------------- «Море» «Словно следы от пальцев - ракушки на мокром песке. Будто бы кто-то трогал, море ласкал в тоске. И опьянев от счастья, вызволив душу из пут, В движенье прозрачного танца выдумал перламутр. Море седеет осенью, ловит на ощупь снег. Морю вчера приснился звонкий, заливистый смех. В смятенье нежданного счастья, выплеснув груду звёзд, Море взметнулось. Запястья звенели о небосвод. Вскипало, пенилось, пело, бурлило в осенней тоске. Словно следы от пальцев - ракушки на мокром песке» Мне больше не приглянулся ключевой образ - «следы от пальцев — ракушки на мокром песке». В деле образности — главное не переборщить, не пренебречь деталями — всё-таки, когда написано «следы от пальцев» - первое, что подсказало восприятие — след ладони человека — след ПЯТИ пальцев — а у ракушки множество прожилок — ну если только не взвить воображение «до рептилии». Возможно, если было бы сказано : «след ладони — ракушки на мокром песке», подчёркивая схожесть формы, это было бы более убедительным. «1. трогал... 2. ласкал в тоске... 3. опьянев от счастья....4. вызволив из пут...5. в движении ПРОЗРАЧНОГО танца выдумал..» - и всё это практически одновременно. Не чувствуете перебор? Пересахарено — как результат, диабет доверия к строке. Марлинский. А нужен Лермонтов. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Вадим Шарыгин 11.04.2016 22:41 Заявить о нарушении / Удалить ПРОДОЛЖЕНИЕ Современник Лермонтова Шевырёв писал, сравнивая прозу Лермонтова с прозой модного тогда романтика Марлинского: «Пылкому воображению Марлинского казалось мало только что покорно наблюдать эту великолепную природу и передавать её верным и метким словом. Ему хотелось насиловать образы и язык..» Вот отрывок из повести Марлинского «Аммалат-Бек»: «Дагестанская природа прелестна в мае месяце. Миллионы роз обливают утёсы румянцем своим, подобно заре; воздух струится их ароматом, соловьи не умолкают в зелёных сумерках рощи. Миндальные деревья, точно куполы пагод, стоят в серебре цветов своих.. Широкоплечие дубы, словно старые ратники, стоят на часах там, инде, между тем как тополи и чинары, собравшись купами и окружённые кустарниками, как детьми, кажется, готовы откочевать в гору, убегая от летних жаров». Ещё один отрывок – из книги «Мулла-Нур»: «Громады скучивались над громадами, точно кристаллы аметиста, видимые сквозь микроскоп, увеличивающий до ста невероятий. Там и сям, на гранях скал, проседали цветные мхи, или из трещин протягивало руку чахлое деревцо, будто узник из оконца тюрьмы.. Изредка слышалась тихая жалоба какого-нибудь ключа, падение слезы его на бесчувственный камень..» Всё творчество Марлинского, его манера повествования – не прошли проверку временем. А ведь его книгами зачитывались современники! Нагромождение сравнений, назойливо красивые эпитеты; всё это сегодня – признак безвкусицы. Время вынесло свой приговор: в произведениях Лермонтова была та правда жизни, та глубина мысли, те нравственные вопросы, которые делают их современными и сегодня. Произведения Марлинского со всей пышностью, оказались неглубокими, поверхностными и потому безнадёжно устарели; то, что казалось красотой, обернулось ложной красивостью; изысканность – пошлостью; необыкновенность сюжета – просто скукой. С невольным облегчением возвращаешься от Марлинского к Лермонтову: «Налево чернело глубокое ущелье; за ним и впереди нас тёмно-синие вершины гор, изрытые слоями снега, рисовались на бледном небосклоне, ещё сохранившем отблеск зари». Пейзажи у Лермонтова могут быть разными, но одно в них общее: точность. То, что описывает Марлинский, невозможно увидеть; трудно представить себе, например, как розы «обливают утёсы румянцем» или слеза «какого-нибудь ключа» падает «на бесчувственный камень». Пейзаж, описанный Лермонтовым, видишь и представляешь себе совершенно точно: и глубокое ущелье, и горы «изрытые морщинами», и «голые, чёрные камни», и тучу на вершине Гуд-Горы: она была «такая чёрная, что на тёмном небе..казалась пятном». ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Вадим Шарыгин 11.04.2016 22:43 Заявить о нарушении / Удалить «В смятенье нежданного счастья, выплеснув груду звёзд, Море взметнулось. Запястья звенели о небосвод» (Это, а-ля Марлинский) Вадим Шарыгин 11.04.2016 22:50 Заявить о нарушении / Удалить Благодарю Вас, Вадим Адольфович! Ирина Вервай 11.04.2016 23:29 Заявить о нарушении / Удалить ПРОДОЛЖЕНИЕ «Закон ветра» «Любовь завоевать нельзя. Кто заглянул бы в душу ветра? Все в ожидании ответа: дым, птица, облако, скользя по небу, снег, туман, и дождь. Ты только пленник, тихо ждёшь всплеск восходящего потока, и вряд ли сможешь раньше срока подняться ввысь, где вихрь кружит. Какою музой одержим напев невидимого хора, подвластный воле дирижёра, и жаждущий лететь за ним? Закон любви необъясним» Глаголы «завоевать» и «заглянуть» - совершенно разные по степени воздействия. Завоевать любовь нельзя, заглянуть (лишь прикоснуться) в ветер вполне можно. «Души» у ветра в поэзии нет, в стишках — сколько хошь, потому что стишкам — море по колено, словечками одушевляют что попалось под руку, подсовывают слово «душа», куда только можно, могут и к ветру душу прилепить, а вот поэзия — изображает или выражает замысленное, изображает «душу», а не вписывает в строки слово «душа». Автору кажется маловато сказать «ветер», ну какой же ветер «без души»! И далее по тексту, на мой взгляд, всё тривиально — автор разглагольствует — в лицо какому-то замызганному, забитому жизнью читателю (или зеркалу?) - «ты пленник..», «ты только ждёшь», «вряд ли сможешь». «...напев, жаждущий» - это родной брательник «ветра с душой». Вот торчат они в обнимку — два очеловеченных в лаборатории авторского мозга явления — стоят, как Шариков в «Собачьем сердце» с немым вопросом: «Кто я? Что я такое? За что меня таким «человеком» сделали?» ---------------------------- Итого, на мой первичный и беглый взгляд: 1. Дара слова нет. 2. Совет: можно игнорировать пункт 1 и учесть высказанные замечания по текстам. Тогда, спустя годы, можно вернуться к пункту 3. 3. Закон ветра: Дару слова не научишься. ------------------------------------------ С уважением, В.Ш. Вадим Шарыгин 11.04.2016 23:30 Заявить о нарушении / Удалить И ещё, Вадим Адольфович! Благодарю Вас за то, что оценивали меня по высшей, Лермонтовской шкале. На ЭТОМ уровне - Казбека - мы с Вами, Развалка ль, Змейка ль - одной высоты. Спешу Вас уверить в том, что и эти горушки прекрасны, особенно в апрельское благодатное время, когда золотые ключи сбегают по склонам, а воздух напоён фиалками, хохлатками и другими неведомыми цветами. А как Вам такие "красивости" ? Кругом меня цвел божий сад; Растений радужный наряд Хранил следы небесных слез, И кудри виноградных лоз Вились, красуясь меж дерев Прозрачной зеленью листов; И грозды полные на них, Серег подобье дорогих, Висели пышно, и порой К ним птиц летал пугливый рой... НЕУЖТО НЕ ПРЕЛЬЩАЮТ ? Ирина Вервай 12.04.2016 10:48 Заявить о нарушении / Удалить http://www.stihi.ru/2011/08/02/3885 "Скулили скалы прободеньем" ОТВРАТИТЕЛЬНО - ЛЮБЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ ТЕРМИНЫ ПОРТЯТ ПОЭЗИЮ. "Своих слегка воздушных масс" ОТВРАТИТЕЛЬНО _ ВОЗДУШНЫЕ МАССЫ - НЕ МОГУТ БЫТЬ "СЛЕГКА" - ЭТО УМАЛЯЕТ ИХ ВЕЛИЧИЕ - "слегка влюблён..." Ирина Вервай 12.04.2016 10:59 Заявить о нарушении / Удалить Поэзию портят не сами термины, а авторские несуразности, фальшивки, употребление терминов не к случаю, непо назначению. Прободение от старинного глагола - прободать - проколоть рогами, бодая. Пробивать, прокалывать насквозь, протыкать, пробить тычком. ---------- Мне подумалось : вот показательный пример "маленькой душоеки, годами пользущейся словом "душа": то, как Вы вприпрыжку поскакали в мои стихи придирки искать: есть в этом телодвижении "развезшаяся истинная минимальная ценность человека с душой в словах": какая всё-таки мелкая, мстительная душонка может быть у человечка, годами расточающего в столбик обёрточные слова-раскраски, в коих прекрасное и не ночевало. Вадим Шарыгин 12.04.2016 13:29 Заявить о нарушении / Удалить "придирки искать" ? Отчего же? Многие Ваши стихи мне нравятся, многие - даже весьма нравятся. Но - мы с Вами от Михаила Юрьевича - на одинаковом удалении. И ещё. ВСЕ Поэты - движимы Любовью. Она - более всего вдохновляла. Их. Я искала у Вас любовную лирику - не нашла. Дайте ссылки, если есть. Ирина Вервай 12.04.2016 13:55 Заявить о нарушении / Удалить Ирина, Судя по: уровню ваших произведений, по вашей реакции на мою рецензии, по придиркам к моим стихам - Вы неимущий в поэзии человек с душою в словах - ни читатель, ни писатель. С таким мне лично не интересно, а главное, бесполезно общаться, поскольку Вы, похоже, даже не замечаете отсутствие у себя дара: читательского и писательского, больше того, убеждены в обратном. Таких неимущих в поэзии людей особенно много в среде стихотворцев. Мне, поэту, такие люди неинтересны и ненужны как читатели, даже если их сегодня 99,99% аудитории сайта. Силком в поэзию не затащишь, добровольно сами не идут. Вы обратились ко мне с просьбой о рецензии - я написал подробно свои впечатления от прочитанного. На этом всё. Никаких ссылок. Никакого общения. Извините за категоричность - вынужденная! Завершая общение, В.Ш. Вадим Шарыгин 12.04.2016 14:53 Заявить о нарушении / Удалить Благодарю Вас, Вадим Адольфович! Ирина Вервай 12.04.2016 16:17 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Восстанавливаю свою рецензию — свой труд, написанную по просьбе автора Марсэр и ею же удалённую. Считаю подобные удаления — совершенно неприемлемыми. Итак, автор предоставил на критическое рассмотрение три стихотворения. Вот моя рецензия: Возьмём быка за рога, подслушаем мои рассуждения во время чтения Вашего стихотворения: «Какая призрачно тональная туннельность… раскрытой тайной – оглушительная тишь переозвучивает нас, а ты.. молчишь сказав единожды – замолкнул. тем ценнее мой междустрочный кратковременный приют где кто-то близкий на знакомом диалекте вскользь ретуширует слова, но те – не блекнут переиначивая боль, её поют...» «Тон-тут» неплохо обыграны звуки, хорошо, если только из-за переклички звуков строка затеяна, а если нет... «призрачно тональная»?, тональность — это о звучании ладов, кажется, типа, «вы в какой тональности сыграете?», но «тональная туннельность» да ещё «призрачная» это явный словесный выпендрёж. Чем только не наполнен пустой поток современного авторского сознания! Дело не в количестве и не в качестве выпитого автором бренди перед написанием этой строки, а в том, что человек, владеющий искусством слова, даже «под мухой» такой строки не выдаст! Это не строка-вымысел, но и не строка-наваждение, это строка-абсурд! Это сказанутость, а не сказанность. «Вскользь ретуширует слова» - вот принцип Вашей поэтики, на мой первый глаз. Возможно, Вы обращаетесь с поэтической формой, как жизнь обращается с Вами — какая яблоня — такая и тень от неё? Мне жаль не просто поэзию, когда я читаю, нечто подобное этому стихотворению, мне жаль целую эпоху — высокие судьбы, редчайшие дары и великие жертвы поэтов — были напрасны? Нет. Я знаю, что не пройдёт и тридцати-сорока лет, как Вы горько улыбнётесь в лицо этому стихотворению, почувствовав как далека та ваша давнишняя «языкастость» от самого языка... Вот, как Вы «переиначите боль» давнишнего стихотворения: «Глухой туннель. Так ты молчишь. И оглушительная тишь Подкралась к перепонкам. И станет домом мне приют Там, где краюху подают — Любви, где рвётся тонко!» (с) ---------------------------------------------------------------- ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ПРОДОЛЖЕНИЕ Ваше второе, из предложенных для оценки, стихотворение: «Я отзвучала, как смогла – невыносимо, яро, злостно!.. где, ражась, падала зола, жизнь новым именем пробьётся, а с ней – шальная память.. что ж, простите детскую бравадность: – в ходу молчание и ложь – как быть нам с бестолковой правдой? и с ним, трепещущим не в такт, продрогнувшим в длиннотах терций но нетерпимый музыкант уже чехлит с досадой – сердце» «Чехлит с досадой сердце» - это типичная фигура речи — пример краснобайства, но не образности. Очень показательно, как мне думается вполне искреннее, авторское непонимание сути иносказания поэзии. Кажется, что если надо в строке сказать что-то обиходное, но по иному, то почему бы не сказать о музыканте, который «чехлит сердце», разве трудно читателям построить простую ассоциацию: раз, мол, музыкант по-обыкновению «чехлит» свой музыкальный инструмент, скажем, скрипку, то почему бы ему не зачихлить сердце, наконец, разве не может слово «сердце» выступить символом музыкального инструмента? Но элемент глупости или смехотворности возникает в данном случае именно из-за искусственности или упрощённости аналогии — раз, дескать, скрипку чихлит, так пусть в строке и сердце, и печень с почками зачихлит, другие части организма. Если уж автору приспичило что-то зачихлить в этой строке, то надо было сказать так, чтобы дословно в строке «чихлилась» всё-таки скрипка, с намёком на «зачихление» чувства или сердца. Можно, например, использовать фразеологизм «в сердцах»: «Скрипку чихлит в сердцах» Или как-то так: «и с ним, трепещущим не в такт: -Кольнуло, сильно как, присяду... нетерпеливый музыкант виолончель чехлит с досадой» ------------------------------------------------ А вот третье Ваше стихотворение с названием «Близость» мне легло на душу: « Путь к любви выстилай лугами.. в беспробудную прелесть трав лепет нежных цветов – губами..носом..кожей...собой – стремглав в каждой клеточке прорастает..зреет прикорневая страсть этим зыбким дремучим раем – захлебнуться.. найтись..пропасть... душу вывернув влажной пашней – и зерно, и сорьё принять. близость это.. когда не страшно истощаясь самой – питать…» Чуть подчистив, убрав слова-трутни, утяжелители текста, избежав слишком «прямоугольного» очеловечивания природы, цветов, в частности, и главное, убрав из текста слово «любовь», переместив его в название, оставив, при этом в самом тексте — само чувство, и вот что получилось: «Любовь» «Путь устилай цветисто В мир беспробудных трав. Лепет её — неистов, Короток век. Стремглав Лето её, успеть, а.. Ливню подставив грусть. Маша её, плюс Петя — Мелом признаться, пусть!»(с) ---------------------------------------------------------- С наилучшими успехами в пожеланиях, В.Ш. Вадим Шарыгин 10.04.2016 10:22 • Заявить о нарушении / Редактировать / Удалить + добавить замечания Вадим, вы предлагали критические разборы, а не вульгарные опусы. Ваше объявление впору наречь "Ищу материал для делитантского пародирования", а рецензия была удалена мной после того, как ваши товарищи в той же, присущей и вам, неуважительной манере вставили свои комменты. Что ж, откомментирую и я: «тональная туннельность» - "тональный" здесь синоним слухового, звукового, а туннельность - особое состояние восприятия окружающей действительности, вы же себя как творца позиционируете - неужели вам это состояние не знакомо? но, быть может, пресловутый бренди создаёт иные тоннели, вам виднее.. впрочем, повышать уровень эрудированности - задача самого читателя, поисковики в помощь; «Вы обращаетесь с поэтической формой, как жизнь обращается с Вами — какая яблоня — такая и тень от неё?» И яблоня стройна, и крона густа, и тень соответсвующая, а главное - аутентична )) Знаете, намного смехотворнее выглядят попытки чертополоха имитировать теневые абрисы кипариса, дуба, ясеня.. «уже чехлит с досадой – сердце» - именно сердце, живое, человеческое; это "краснобайство" - указание без прикрас на слепость, безразличие и нетерпимость некоторых "музыкантов". Странно, что этот образ вам не приглянулся: любите резать правду-матку, но не выносите, когда бумеранг прилетает обратно. По пародийкам: я также пишу пародии, но на оргигинальные тексты современных авторов, на подражания поэтам серебряного века ещё не приходилось /не вдохновляет ))/, но, почему нет? - любой опыт - впрок.. Всего доброго =) Марсэр 10.04.2016 22:14 Заявить о нарушении / Удалить Марсэр, Вы обратились ко мне с просьбой и я на неё откликнулся — не формально, без отписки, подробно поделился своим видением Ваших строк, на основе своего поэтического опыта. Вы правы, я не смог удержаться от ёрничания, от подковырок, таков уж мой стиль, который проявляется только в случаях, когда я совершенно шокирован прочитанным — надругательством над поэзией, вот и не могу сдержаться. При этом, я действительно стараюсь объяснить адресату своё, пусть даже категорическое несогласие, неприятие каких-либо строк или произведений в целом. Я написал Вам свои варианты Ваших стихотворений, отрезков стихотворений — и это вовсе не пародии, а реальная, поэтическая альтернатива тому что написали Вы. Мне хотелось наглядно показать Вам как именно можно преобразовать неудобоваримое в доступное и достойное. Понравились Вам мои альтернативы, мои варианты или совершенно нет — не суть важно — Вы, как и я имеете право на собственное мнение, но, ничего не уточнив у меня, Вы сразу навесили им ярлыки «пародии» и фактически всю рецензию объявили ерундой, «дилетантским пародированием». Но мнение, с которым Вы оказались категорически несолгасной, но мнение аргументированное — уже по одному этому ерундой, «дилетантским пародированием» быть не может. Да, в итоге — наши мнения оказались диаметрально противоположенными. Ну и что? Главное не в том, чтобы мнения совпали, а в том, чтобы при всей разности мнений — люди не лишали друг друга право на мнение! Если Вам не понравился мой стиль, в котором я высказался в рецензии. Если это не Ваш стиль общения, то почему Ваш ответ — оказался, в смысле стиля, ни чуть не лучше, а то и гораздо хуже? Зуб за зуб? Значит Вам тоже не хватило выдержки, значит бывает всякое. Но ещё раз повторю, Вы не могли не заметить моё старание объяснить мою позицию, жаль только, что вместо своих аргументов — сразу и напрочь открестились от рецензии, отмахнулись, с ругательствами, а потом и вовсе удалили рецензию. Если кто-то из участников Стихиры вмешался в наш с вами разговор и высказался не так как бы хотелось, что ж, можно было для начала — удалить этот пост, попросить не вмешиваться, я бы Вас в этом только поддержал. Но Вы удалили всё, и мой труд, и возможность уточнить суть разности наших мнений. На мой взгляд, Вы, как и многие участники сайта, помимо односложных похвалялок, просто-напросто не разу ещё не сталкивались с аргументированным развёрнутым и категорически не воспринявшим Ваши тексты мнением — и оказались не готовы к такому варианту — без практики общения при совершенной разности мнений. Собеседник, в данном случае я, не успев ещё стать с о б е с е д н н и к о м был объявлен «врагом народа» продолжения общения, уточнения позиций не достойным. Вот сейчас Вы поделились со мною своим, вложенным в строки смыслом. Что-то из Ваших объяснений по-прежнему не удовлетворило меня, а что-то прояснило написанное. Мы занимаемся — литературой — каторжным и благодатным трудом — шлифовки замысленного и исполненного. Чем профессиональнее автор, чем ближе «автор» к «поэту», тем больше он настроен задуматься над ему сказанным и не склонен к перепалкам и обидкам. Я высказывал в рецензии - свои предположения. Ключевое слово : "Возможно,..." которое Вы, увы, пропустили или не захотели заметить. Всего наилучшего, Вадим Шарыгин 10.04.2016 23:05 Заявить о нарушении / Удалить Марсэр, ради Бога извините меня за /вставку/, это была цитата из Пушкина "Поэт и толпа". И в мыслях не было вас, хоть как-то задеть. Дело в том, что мою /рецензию/ Вадим, увы и ах, без лишних слов отправил в небытие. Ещё раз - извините!.. Морозов Павел Алексеевич 10.04.2016 23:34 Заявить о нарушении / Удалить Ни хвалебным рецензированием, ни ожиданием такового я не грешу, а критику ищу /поэтому и оказалась здесь/, но конструктивно-объективную; а своё мнение о ваших стихах я высказала в той манере, которая ближе вам - это же один из принципов наискорейшего достижения контакта - разговаривать с человеком на его языке. Не кривите, Вадим, как назвать эти опусы?: "Лето её, успеть, а.. Ливню подставив грусть. Маша её, плюс Петя — Мелом признаться, пусть!" (с) автор Вадим Шарыгин. - вы считаете эти строки серьёзным стихо? для начала - выстроить бы предложения грамматически правильно и осмысленно, в соответствии с правилами русского языка, не говоря уже о моральной стороне пародирования: недо- такта, достоинства и здесь вас подводит. Добра, добрее и в добрый путь.. )) Марсэр 10.04.2016 23:35 Заявить о нарушении / Удалить «Любовь» «Путь устилай цветисто В мир беспробудных трав. Лепет её — неистов, Короток век. Стремглав Лето её, успеть, а.. Ливню подставив грусть. Маша её, плюс Петя — Мелом признаться, пусть!»(с) -------------------------------- Да, Марсэр, я серьёзно считаю это стихотворение не просто превосходящим стихотворение написанное Вами, а несоизмеримым с ним в плане присутствия ПОЭЗИИ, воплощённого Слова, раскрывающего: звучно, ёмко и лаконично, просто, но не наивно - замысленное, в частности, любовь или путь к любви. Вадим Шарыгин 11.04.2016 00:17 Заявить о нарушении / Удалить Ещё раз извиняюсь за /влез/ - "профессиональная критика в непрофессиональной среде". Вы прокололись, Вадим, ибо профессионалы никогда, /слышите - н и к о г д а!../ тексты на себя не примеривают. Почитайте Михаила Леоновича Гаспарова. А стихи мои /те, что остались без критического разбора/ - они были опубликованы задолго до того, как вы, любезный, изволили предложить свои "услуги". Соответственно и писались они - не под вас! Не побрезгуйте, Вадим, скачайте для себя вот эту диссертацию: может быть на что и сгодится?! Будьте здоровы! Морозов Павел Алексеевич 11.04.2016 01:17 Заявить о нарушении / Удалить К сожалению ссылочка не проходит, попробуйте вот так: "Терминология в зеркале обыденного и профессионального языкового сознания." МГУ (Колясева Алёна Фёдоровна) Морозов Павел Алексеевич 11.04.2016 01:27 Заявить о нарушении / Удалить Павлу Алексеевичу: пояснения принимаются), но ваше "подите..." без ковычек и под разносом Вадима не могло восприняться иначе, как "добивание лежачего" =) Не знаю сути вашей с автором полемики, но думаю, что усилия доказать, показать оппоненту его субъективность и необоснованное пренебрежение к течениям в современной поэзии не принесут результата, слишком "туннельно" и однобоко Вадим видит Поэзию. Удачи вам) Марсэр 11.04.2016 12:39 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) http://www.stihi.ru/avtor/natalia18 С интересом читала Ваши рецензии.Вадим, мне очень ценно было бы Ваше мнение по любому из моих стихов.Просто чаще все хвалят и нет конструктивной критики. Наталья Назарова 2 09.04.2016 00:19 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуйте, Наталья! Хочу познакомить Вас (или напомнить ) рассуждения замечательного русского историка культуры, искусствоведа Владимира Вейдле: "..бывает стихописанье столь беспомощное, поэтически-малограмотное или столь механическое, пустое и безличное, что людей, предающихся ему испытываешь желание причислить к тем, для кого стихов не существует. Из всего наследия усвоили они лишь несколько рецептов, иногда один-единственный, которые и применяются ими для изготовления всё новых и новых стихотворных строчек. Они понятия не имеют о том, что достигалось и чего можно достигнуть стихом, а потому и не дают себе отчета в убожестве достигнутого ими. И всё-таки о совсем плоской графомании здесь далеко не всегда позволено бывает говорить. Стихослагательство отвечает сплошь и рядом потребности вполне реальной: потребности высказаться, и не как-нибудь, а так, чтобы при этом высказываемое оказалось облагороженным, приподнятым, что и обеспечивается использованием готового поэтического словаря и столь же готового, подслушанного (и подчас плохо расслышанного) ритма. Огромное большинство стихотворений, что пишутся на земном шаре, не для печати или не в первую очередь для печати, относятся к разряду чистой лирики. Слагатели слагают их о себе и о самом для себя важном и дорогом; они, можно сказать, только и делают, что пишут «Я помню чудное мгновенье» или «Выхожу один я на дорогу», и делают они при этом (в смысле английского глагола to do, а не to make) то же самое, что делали авторы этих двух строк, задумывая и занося в свою тетрадь стихотворения, начинающиеся ими. Но когда это важное и дорогое, это высказанное и даже спетое попадает, минуя редакторские корзины, в печать, мы, т. е. другие любители стихов, быть может, их и пишущие (и чего доброго пишущие не лучше), пожимаем плечами не без досады, а если читается это автором, да еще с эстрады, испытываем неловкость, то в жалость переходящую, то в стыд. Принимать исповедь мы не призваны, отпускать грехи не в нашей власти, и вместе с тем, когда перед нами живой человек, нам трудно его одиночество или его «чудные мгновенья» счесть за ничто и его на голос положенные слова отбросить, как пустую шелуху". -------------------------------------------- Одиночество человека в человеческой жизни — ищет пристанища, приюта, укрытия — в том числе, в стихотворчестве. Другое дело, желание человека оценить свои способности, есть ли дар слова. Но что изменится, даже, если человек убедится в том, что дара слова у него (у неё) нет? Перестанет писать? Вряд ли. Привычка устойчива. Хорошо, если возникнет желание, параллельно с собственным писательством, — узнавать поэзию, становиться настоящим читателем, ценителем поэзии, имущим в поэзии человеком — гражданином поэзии — предпочитающим — подлинное, лучшее, большую поэзию и ничего кроме... Как правило, собственное писательство и писательский вал или раж себе подобных — главная преграда на пути человека к поэзии. И «то» ему кажется «хорошо сказанным», и какое-нибудь «другое». Годы проходят... ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Вадим Шарыгин 09.04.2016 11:44 Заявить о нарушении / Удалить ПРОДОЛЖЕНИЕ Ближе к делу! Вот те несколько стихотворений, которые я прочитал на Вашей авторской страничке: *** «Свистопляска мутного дождя В искривлённом временем сознании… Где, в каком столетии жила, Та, что так наивна и не зла Та, что верила в слова , в рассветы, лесть Та, что без него – ни спать ни есть Не припомнить, нет её давно… Нереальный дождь стучит в окно И не видно там, за пеленой Как ей быть теперь Такой - другой, одной…» «И всё же» «И всё же это -не любовь А так – мгновение, Когда вдруг выплеснешь слова В стихотворение, Когда душа кричит: «лети»! Хоть в неизвестность... Игра по правилам, игра На честность… Скажи, что это не любовь- Приснилось… Ведь ничего уже - не вновь, Не изменилось…» «Между» «Не «до», не «после» - снова «между»- Мир раскололся пополам, Когда теряет смысл надежда, Когда я здесь, когда ты там- Как меж убийством и признаньем, Между неверьем и крестом, Меж преступленьем с наказаньем, Между началом и концом…» «И вот, когда» «И вот, когда всё совпадёт- Растает снег, земля оттает, Расколет солнцем хмурый лёд, Зима уйдёт, что миром правит, Рассыплет новости апрель, Счастливый и многоголосый И одурелый воробей Не побоится прыгать босо, Вдруг так желанным станет день, Минута каждая желанна. Вновь жизнь вдыхая, ей поверь- Ведь хороша, пусть и обманна…» *** «Вот она – вечность…глазницами смотрит пустыми Как бесконечность, предписан мне замкнутый круг Где эти дни, что считались тогда не простыми Где остановка? Мне выйти из вечных разлук… Где она,милость Богов, что всех любят и помнят, Каждому ношу по силам его учредив?.. Хочется воздуха, света и лист этот скомкать… Хочется просто уснуть, эту жизнь позабыв…» ------------------------------- Все эти стихотворения, будто осколки, поэмы одиночества, состояние одиночества, возможно, является лейтмотивом или краеугольным камнем Вашей поэтики? Что мне, сразу бросилось в глаза, Что, на мой взгляд, является общим для этих стихотворений? 1. По жанру это как будто письма-записочки одному адресату — ему и всей жизни — письма, которые, заранее зная, не отправляют, но не написать не могут. 2. По языку — не богатые в словах, при всё богатстве русского языка, иносказание в смысле образности — почти отсутствует. Но это иногда лучше, чем иная безобра'зная образность. 3. Рифмы, по большей части, неказистые, не трудовые, не киркой добытые из языка, не снизошедшие озарением Моцарта, а как будто бы первые подвернувшиеся, избыток несозвучных рифм. 4. Но всё вышеперечисленное — было бы ерундой, вполне допустимым, если бы стихотворения излучали оригинальность, новизну взгляда, свежесть подхода, и не просто «новизну», но новизну содержания, смысла в них вложенного. Однако, увы, такового в них я не почувствовал. С этой-то новизны, наверное, и начинается проявление «дара слова». Или по другому говоря — с «дара замысла» или с «поэзии жизни» начинается «дар слова» или «поэзия слова». Но тривиальность, увы, не обошла стороной эти стихотворения. 5. Неимущие в поэзии жизни и в поэзии слова люди в таких случаях говорят: «Ну и что, зато там есть искренность, есть душа». И «душевность» всё оправдывает, всё позволяет. Однако, «душа» или её «душевность» не может состоять просто из смысловых банальностей, корявых сантиментов, слащавых красивостей и прочего тому подобного. Душа, применительно к тяге писательства, — это не просто искренность в строчках, типа, пишу всё «как оно чуйствую», но проявление, предваряющего желание написать и придать публичности, уважения к будущему читателю — через совесть, то есть соизмерение автором своего «хочу и делаю» с «могу и делаю», через расширение вариантов черновика, через создание высочайшей конкуренции для слов за место в строке, через уважение к уже созданной поэзии; через сужение круга общения — вплоть до одиночества — в массе людей рифмованного досуга; через оригинальность хотя бы и прежде замысла! Душа в поэзии — это работа над собой, над словом и совесть по отношению к будущему читателю, а не «написал, как чуйствовал», а не «у рояля тоже, что и раньше». ----------------------------- Совет: У Вас есть лаконичность, но её не хватает весомости. Попробуйте устроить личное табу на САМИ СЛОВА: на расхожие, затасканные слова, на слова общего значения, типа: любовь, душа, надежда, верность, судьба и т. п. Попробуйте рассказать не о том, что у Вас «есть на душе», но о том, что могло бы быть — потрудитесь не над «правдой», а над «правдоподобием» или художественным вымыслом. С наилучшими пожеланиями, В.Ш. Вадим Шарыгин 09.04.2016 11:46 Заявить о нарушении / Удалить ну, хоть правду услышала. спасибо! Наталья Назарова 2 09.04.2016 21:33 Заявить о нарушении / Удалить ну, хотя бы реакция на мой труд адекватная, Спасибо Вам, Наталья, о поэтических ценностях, если возникнет желание, можно прочитать у меня в эссе "О поэзии" http://www.stihi.ru/2013/12/16/1476 Вадим Шарыгин 10.04.2016 10:56 Заявить о нарушении / Удалить А вам бывает одиноко В вечерний час, Когда нежданно вскрикнет август Пурпуром астр, И жёлтым бархатцем на тёмном Цветёт болид И откровением нескромным Луна грешит?.. А вам случалось время мерить Игрой теней, И в одиночество поверить Среди людей?.. Наверное я писала оттого, что было одиноко. Теперь всё изменилось и я чувствую, что стишки так себе. Наталья Назарова 2 13.04.2016 09:53 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Здравствуйте. http://www.stihi.ru/2016/01/03/560 http://www.stihi.ru/2015/11/24/4328 Лена Сапфир 08.04.2016 14:00 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуйте, Ваш цикл посвящённый Рубцову. Привожу текст для удобства: «Прощальная Река - Поэту» Памяти Николая Рубцова "Он вышел на берег морозной, Безжизненной страшной реки." Н. Рубцов «Говорят – я тебя убила… Всем скажи, что ты сам споткнулся. Не поверят, что горько любила. Говорят – с ней Рубцов загнулся. И тебе не поверят нисколько, И тебя не услышат тоже. Всё твердят – был несчастным Колька. День январский сегодня, Погожий. 2 Утята весной в затоне Скользят, возле берега прячась. Целуешь мне тихо ладони. Смешное неловкое счастье. Рогоз над рекой раскрылся, Пушинки теченье сносило. Какая волшебная сила В объятья влекла на пирсе? Над плёсом ветер упругий Волну нагоняет стыло. Что нас друг к другу толкнуло? Какая нелепая сила? Когда затрубил у причала Корабль, обогнувший мели, – Поедем? – спросил. Смелея, Тебе отвечала: – Поплыли! Какая дикая сила Друг к другу нас бросила? Вечность? А лодку уже уносило. И пух за кормою. И нежность. 3 Раньше всех облетали берёзы, Белизну коры обнажали. Обомлело, не очень тверёзо Мы с тобой к реке забредали. Выбор мой, мой птенец и свобода, Знали брод в реке, иль не знали? Целовались светло и бредово. Бересклетной бусиной алой, Карамельной конфетой медовой На закате солнце играло. Очарованно, счастливо, вдоволь. Говорят, что так не пристало. Опостыло зима налетела – Злой январь для тебя стал смертельным. 4 Тень от решётки ложится, Тоненько свет льётся. Время – быстрые спицы – Петлями пряжа вьётся. Зимнее низкое солнце Запонкой бьёт в о'кна. Даже не смеешь мне сниться, Коленька» ------------------------------------------------------------------------------- Цикл посвящен ПАМЯТИ поэта... Всегда почему-то смущаюсь перед «посвящено памяти..». Если посвящено памяти, думаю себе, значит должно эту самую «память» содержать, выражать в слове. Целую память выразить, это как целую жизнь! Сложнейшая задача. И очень ответственная. Надо как-то сказать, прежде всего, о главном свойстве поэта — выразить главное свойство поэтики, выразить черты и чёрточки характера надо, в нескольких ёмких строчках, судьбу сказать. Важно, при этом, не скатиться шаблоны и банальности, в панибратство, чтобы не друганом выглядеть в строчках, а другом. Важно ненароком не допустить подмены «его» на «себя», чтобы не написать «память самому себе»! Наконец, важно проявить уважение к адресату — через взвешивание своих творческих сил и возможностей. Вот так я понимаю задачу, стоящую перед тем, кто захочет написать стихотворение-посвящение (стихотворение памяти). Насколько решена эта (мною сформулированная) задача в данном стихотворении? И насколько задача — не решена? ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Вадим Шарыгин 08.04.2016 22:43 Заявить о нарушении / Удалить ПРОДОЛЖЕНИЕ Итак, вкратце, поэтика Рубцова — это тихая, будоражащая чувства лирика близкая к есенинской, но не «родная сестра» ей, без сложных метафор, акцент на напевной интонации, подчас пронзительно высокие ноты, нет слишком уж вышколенных рифм, ярких и яростных образов, лирический герой непросто не мыслит себя без родины, но и живёт-то на белом свете, и поёт стихи только потому, что она у него есть, Родина, что она вот такая — олицетворяющая мирную, добрую, неприкаянную или очень одинокую на земле человеческую душу. Каким человеком был Николай Рубцов? Детдомовец, старшина второй статьи, дальномерщик на эсминце Северного флота, Аскетическая скромность, хмельные скандалы, трагизм обстоятельств, смятение души... Слава, разменивающая нервы на оборону от зависти, треклятая мнительность, чрезмерная подозрительность, привычная безалаберность, рассеянный и порой обращённый вовнутрь взгляд, блуждающая улыбка — всем вообще и никому в отдельности, недоверие к сентиментальной доброте женщин и картинной мужественности мужчин...Говоруна литературщика мог публично назвать графоманом... «Слишком открытый вы, незащищённый..придётся горько расплачиваться..» - сказала Рубцову на экзамене в Литинтституте доцент Утехина. «Как же живёте таким незащищённым?» - спросил Дзержинский Есенина... Рубцов — «рубец на челе отечественной поэзии». Рубцов — приют для русской души, для одинокой души? — нет — для души, которой одиноко в человеческой жизни и вольготно в мире природы! «Ночь коротка. А жизнь, как ночь, длинна. Не сплю я. Что же может мне присниться? По половицам ходит тишина. Ах, чтобы ей сквозь землю провалиться! Встаю, впотьмах в ботинки долго метясь. Открою двери, выйду из сеней... Ах, если б в эту ночь родился месяц — Вдвоем бы в мире было веселей! Прислушиваюсь... Спит село сторожко. В реке мурлычет кошкою вода. Куда меня ведет, не знаю, стежка, Которая и в эту ночь видна. Уж лучше пусть поет петух, чем птица. Она ведь плачет — всякий примечал. Я сам природы мелкая частица, Но до чего же крупная печаль! Как страшно быть на свете одиноким... Иду назад, минуя темный сад. И мгла толпится до утра у окон. И глухо рядом листья шелестят. Как хорошо, что я встаю с зарею! Когда петух устанет голосить, Веселый бригадир придет за мною. И я пойду в луга траву косить. Вот мы идем шеренгою косою. Какое счастье о себе забыть! Цветы ложатся тихо под косою, Чтоб новой жизнью на земле зажить. И думаю я — смейтесь иль не смейтесь — Косьбой проворной на лугу согрет, Что той, которой мы боимся,— смерти, Как у цветов, у нас ведь тоже нет! А свежий ветер веет над плечами. И я опять страдаю и люблю... И все мои хорошие печали В росе с косою вместе утоплю» ------------------------------------ «К чёрту стилистику, если она мешает мне выразить то, что я хочу!» - из спора Рубцова с преподавателем стилистики касательно излишнего «эх» в стихотворении «Осенняя песня»: «Потонула во тьме отдалённая пристань. По канаве помчался — эх — осенний поток...» -------------------------- «-Ничего. Обойдётся. У тебя хоть какой-то, да всё же тыл есть. А у меня и того нет — как говорится, ни дома, ни лома. Ехать бы вот надо, а к кому, кто ждёт? По друзьям всё мотаюсь. Надоел, поди, всем до чёртиков...» «-Даже у Есенина никогда не было своего угла... — Рубцов соседу по комнате, сквозь плачь навзрыд, однажды, поздней ночью... --------------------------- У Рубцова ощущаешь способность поэта истинного: от детали, эпизода памятного — вдруг вознестись до широкого жизненного обобщения. «Учитесь, соотечественники, у поэта Рубцова не проклинать жизнь, а облагораживать её уже за то, что она вам подарена свыше, и живёте вы на прекрасной русской земле, среди хорошо Богом задуманных людей... И ещё одна очень важная отличительная особенность поэзии Рубцова. Когда он про себя писал «душа моя чиста» - это было истинной правдой» (Виктор Астафьев) ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ Вадим Шарыгин 08.04.2016 22:45 Заявить о нарушении / Удалить ПРОДОЛЖЕНИЕ «Самый неоспоримый признак истинной поэзии — её способность вызывать ощущение самородности, нерукотворности, безначальности стиха. Мнится, что стихи эти никто не создавал, что поэт лишь извлёк их из вечной жизни родного слова, где они всегда — хотя и скрытно пребывали. Лучшие стихи Николая Рубцова обладают этим редким свойством» (Вадим Кожинов) «Вот летят, вот летят... Отворите скорее ворота! Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих! Вот замолкли — и вновь сиротеют душа и природа Оттого, что — молчи! — так никто уж не выразит их...» -------------------------------- Как живёт талантливый поэт? Скажу, вам, не понаслышке, но как тот самый талантливый поэт: еле-еле живёт, еле-еле преодолевая действительность — превозмогая мир — претерпевая добрые и злые чувства обыкновенных в восприятиях людей! Еле-еле живёт. Неприкаянным : в быту. Непреклонным: к суррогатам поэзии Непрестанным: в провозглашении поэзии жизни с помощью поэзии слов. Цикл памяти начинается с места в карьер: с «убила/любила, споткнулся/загнулся». Что это — домысел, отсебятина насильственно присвоенная ныне здравствующей Дербиной, попытка заговорить за неё своим голосом? Может быть в собственном стихотворении лучше от своего имени говорить о поэте? — в чём и кому «не поверят нисколько»? Кого «тоже» «не услышат»? На мой взгляд, первое стихотворение Цикла — это не просто кусок необработанных мыслей, вывалившийся из сознания автора, это кусок «безмыслицы», крупа словечек — это «сказанутость» — чуждая, прежде всего, самому Рубцову, нивелирующая, а не восполняющая его память. Не слишком ли опосредованное отношение к Рубцову имеет второе стихотворение цикла? Это стихотворение не о Рубцове — об авторе цикла, влюбившейся посмертно в поэта. Любовь — это прекрасно. Но Рубцов пока что представлен — только как находка для авторских чувств, не более того. Где сам Рубцов? Где память о НЁМ? Вопросы, вопросы... Любовные авторские фантазии — составляют третье стихотворение цикла. Рубцова и памяти о нём, по прежнему, всё ещё, нет и в помине. Пора посвящать Цикл не Рубцову, а например: «Во здравие Лены Сапфир»... Не очень сочетаются «обомлело» и «забредали», поскольку «обомление» это остановка, оцепенение, а забредали — глагол движения. «Тверёзые» обсуждать не берусь. Мне лично не легло на душу. Запанибратское обращение к Рубцову мой «птенец» - не знаю, что бы сказал «маме-гусыне» «птенец Рубцов», могу предположить... «Опостыло зима налетела» - либо опостылела, либо налетела, а совмещать «ежа с колючей проволокой» - не по-рубцовски. Да и солнце, «играющее бусинкой алой» и «медовой конфетой»? Лучше безобразность совсем, чем безобра'зный образ, то есть образ не содержащий в себе смысла — не отражающий — по сути, ничего — словесная пустышка. Дорого место в строке, время идёт, о Рубцове ещё — ни слова, ни звука, кроме залихватского упоминания имени в рифме «нисколько/Колька». И завершает цикл памяти о великом русском поэте Николае Рубцове — солнце, стрельнувшее запонкой в окно авторши. Так вот, «Коленька», вот и вся память! Прошу извинить меня за ёрничание, но, поверьте, повод дан и повод явный, ни слова о ПАМЯТИ — сути поэта, только путанные любовные авторские фантазии, и ужас состояния дел с восприятием людей со стишками — множество восторженных откликов на эту «память»! Прости, Рубцов, это всё от любви, от любви автора о себе самой, поэтому-то так извечно тягостно на земле живётся талантливым поэтам... Извините. Вадим Шарыгин 09.04.2016 00:21 Заявить о нарушении / Удалить Благодарю. Лена Сапфир 09.04.2016 02:47 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Склонив голову, с почтением к Вашему таланту. http://www.stihi.ru/2015/02/07/6828 Маргарита Идельсон 04.04.2016 01:28 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Несколько штрихов к портрету предложенного стихотворения: Привожу для удобства текст: "И незабудкой пахнет снег" "Ночь. И снег валится. Спит Москва... А я... Ох, как мне не спится, Любовь моя!" (С. Парнок) "И дышит новою влюблённостью Упавший ночью тихий снег. От веток синих по наивности Он принял тени в свой ночлег. Над городами, перелесками Он плыл свободно и легко. Сначала робко. Но неистовый Разбег был взят, и колесом Вдруг завертелся воздух. Пристально Смотрел, читал и перелистывал Подшивку старых сказок лес, Пока во мраке не исчез. Он знал о чуде из чудес. Мечтал о самом нежном снег – О том, как сладко быть неузнанным, Входить на ощупь в каждый дом. Взметались крылья – руки юные Скрипачки с тоненьким смычком. Он снизошёл. Летел над просекой. И светлой становилась мгла. Остановиться не могла Огромных хлопьев кутерьма. И что теперь ему сомнения И трепет стынущих ветвей? Небрежною причудой гения Ткал серебром руно. Смелей, Смелее кутал и примеривал Подвески – жемчуг и алмаз. Где приглушённо краски алые Сошли на нет - лишь бледность роз, И чёрно-белая и плавная Являлась графика берёз. В долине куст горел шиповника И кружевами трепетал. Сердца томились у любовников В плену у нежности. Сиял, Аквамарином разукрашенный Морозный воздух – зимних дух. Как пахнет небо незабудками! Какое счастье молвить вслух: – Да! незабудкой веял снег! Всё палантином укрывая, «Жизнь-смерть, жизнь-смерть», – предвосхищая. И ускоряло время бег. О если бы и я, как снег, Проникнуть мог в пределы тайны. Войти легко, необычайно. Я совершил давно побег. И я стою перед тобой, Стою коленопреклонённый. И пылкие слова шепчу, Не сомневаясь и влюблённо. И всё бело, светлеет вмиг. Я искренний, как этот снег" 1. Стихотворение это, как длиннополая шинель, сукна ушло много, а согревает слабо. Стихотворение многословно, стихотворение, сказав много слов, по сути, не сказало ничего — ничего запоминающегося, ничего завораживающего, ничего оригинального, ничего нового и выстраданного. Поэзия — это не когда много вычурности, а когда вычурность обладает свойством незаменимости. Поэзия - это не когда много разукрашенности, а когда всякая разукрашенность не самоцель, но средство передать нечто важное, уникальное, добытое поэтом из глубин языка, катакомб жизни. 2. Осторожнее обращайтесь со слащавостью — со словесными фальшивками или красивостями, типа: «дышит новую влюблённостью». 3. Очеловечить явление природы допустимо, но желательно не доводить очеловечивание до абсурда, при котором снег превращается в джентльмена, читающего газеты, перелистывающего подшивку сказок, ткёт серебром руно с помощью причуды гения, вертится перед зеркалом, примеряя подвески, попутно предвосхищая «жизнь-смерть». Словесная неумеренность или впадение в фантастику, вместо фантазии — вышучивает серьёзное, услащает,но не обогащает воображение, как будто не снег с неба упал, а сахарный песок! 4. Нужна весомая сдержанность и в строке, вместо растекания словами по древу текста. Уже каждый второй эпитет к существительному должен быть оправдан, крайне важен и нужен автору, например, насколько оправданы, насколько необходимы два эпитета «воздуху» :он и «Аквамарином разукрашенный» и «Морозный»? 5. Если даётся фальшь-характеристика явлению природы, то есть такая характеристика, которая ни напрямую, ни косвенно не вытекает из явления, не принадлежит явлению априори, то и ссылка на неё в сравнении — удваивает фальшь, например, финал стихотворения: «Я искренний, как этот снег» …................снег не может быть «искренним» или «лживым», он может быть какой-угодно, разный, но в своих неодушевлённых пределах и прилеплять к нему психологическую, нравственную черту — это значит обманывать, то есть писать вместо правдоподобия (вместо вымысла) — правдоотсутствие или ложь. -------------------------------- О главном: 1. Маргарита, я не знаю, что бы сказал Блок, названный (в Вашем стихотворении «Памяти А.Блока») «Волшебный юноша, воспевший Русь», но от себя скажу так: поэтический человек или имущий в поэзии человек, в том числе, поэт — это не тот человек, кто может переиначить, перефразировать в рифму, перелицевать прозу мысли в раскрашенную прозу мысли и чувства, то есть это не тот человек, кто раскрашивает, но, прежде всего, в главном, это тот, кто создаёт основу, подноготную, которую сможет раскрасить сам читатель, с помощью подстёгнутого авторским текстом воображения. 2. Маргарита, ориентируйтесь на лучшие образцы русской поэзии, не доверяйте людям со стишками, их похвалы не дорого стоят, вводят в заблуждение, лишь констатируют, что пишите не лучше, чем они сами и уже одним этим «в друганы годитесь»! 3. Маргарита, честно говоря, поэзия не для разукрашивания Ваших и моих мысленных картинок, мечтаний, желаний или серых будней, — но для альтернативы им, для замещения всех их на что-то с ними несоизмеримое, невиданное и неслыханное, незримое и вместе с тем, в вещах и предметах отражённое. 4. Совет: испытайте себя, попробуйте на какое-то время «побыть в шкуре» поэта — напишите заново стихотворение «И незабудкой пахнет снег!», уместив всё важное, что выстрадали, всё что хотели сказать, буквально, в 9 коротких строк. С интересом ознакомлюсь с результатом! --------------- Желаю удачи! В.Ш. Вадим Шарыгин 05.04.2016 22:20 Заявить о нарушении / Удалить Спасибо. Я постараюсь. А почему именно 9 строк? не 8, не 12? Маргарита Идельсон 05.04.2016 23:27 Заявить о нарушении / Удалить Наверное, строф? Маргарита Идельсон 05.04.2016 23:31 Заявить о нарушении / Удалить Попробуйте уложиться, например, в три строфы (в 12 строк). Вадим Шарыгин 06.04.2016 00:16 Заявить о нарушении / Удалить Я не забывала. Но размышляла. Потому что - нелёгкая задача - уместить в 12 строк и Жизнь, и Смерть, и Скрипку, и то, что небо пахнет незабудками, и то, что впечатлило и взволновало. Надо было опять настроиться на ту волну - Шагала, "Размышления" Чайковского. Но... Это - другие стихи. *** Когда забыли мы о нежности, Спасительный явился снег. Он плыл над белой бесконечностью, Касался утомлённых век – Вежд – в прошлый век сказали бы. Казалось, рухнул небосвод. Преступники с тобой, но алиби – Снег очищающий плывёт. Да, Божий снег, всепоглащающий. Мы убелённые стоим. Прошу, не умолкай, читай ещё Слова метельные любви. *** Влюблённость. Снег. Полёт Шагаловский Сюжет, где Белла на холсте, Где новобрачный поезд витебский И синий свет дрожит в горсти. Такое – только в первой юности – Чтоб незабудкой снег сиял! И Жизнь, и Смерть – всё в неизбывности Еврейской скрипки – Бог подал. В плену у счастья безответного – Где родина одна – любовь – Как пахнет небо первоцветами! И Бог сказал: «Не прекословь». Маргарита Идельсон 13.04.2016 15:12 Заявить о нарушении / Удалить Уже лучше, Маргарита, существеннее, весомее, ёмче, а вот Вам на память, мой вариант: *** Шёл снег. Замедленно и робко Снежинки спали налету. В огнях бетонная коробка, Вместив людскую маету, Смолкала люстрами сторонка — Прямоугольный мир затих. Шёл миг, безропотно и тонко, Слезинка пряталась за стих. И темень вовсе не пугала, И в ноздри — незабудка, вдруг. Шла ночь. Под скрипочку Шагала Белело снегом всё вокруг. (с) ----------------------------- В.Ш. Вадим Шарыгин 13.04.2016 23:10 Заявить о нарушении / Удалить Прямоугольный мир скитальцев, Сбегающих по лифту в ночь. Московский воздух льёт на пальцы Портвейн межзвёздный. Превозмочь Ожёг случается немногим. Бесслёзен город, островерх. "Поэт, останься на пороге". Но поздно. И не плачь, не смех Остановить судьбы не могут. Поэт выходит на дорогу Межгалактических миров. Непонятый. И слава Богу! Маргарита Идельсон 14.04.2016 00:11 Заявить о нарушении / Удалить Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Доброго времени суток. Ну... попробуем. http://www.stihi.ru/2015/08/31/1035 http://www.stihi.ru/2014/06/23/1648 http://www.stihi.ru/2014/06/23/1648 http://www.stihi.ru/2011/03/30/5545 http://www.stihi.ru/2015/08/04/10217 Со всем хорошим, Анастасия Спивак 04.04.2016 01:26 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Прочитав несколько Ваших стихотворений, Анастасия, я констатировал следующее: 1. Вы конспектируете поток своего сознания, придаёте ему рифмованную форму и щедро удабриваете полученный конспект эпатажными сравнениями или фигурами речи. 2. Но поэтическое мастерство — это прежде всего обуздание собственного потока сознания, это дисциплина замысла и исполнения, конкуренция за место в строке; это оставление в произведении только самого важного для раскрытия темы. 3. Нужны образы, а не фигуры речи. Нужна образность, а не краснобайство: Ваши фразочки типа: «превратятся спины в лица, колени и животы», «с силой плечи в себя ввернув», - это краснобайство «от пластического хирурга-йога» обедняет, а не обогащает воображение, превращает иносказание в фарс. Это фантастика, а не фантазия. «он (о стуле) царапает мне глаза, слабо вскрикивает и ноет» - когда стул «царапает глаза» - это фальшь-преувеличение, фигура речи, поскольку стулу, при всём желании нечем «царапать», даже если представить что стул у Вас стоит постоянно вверх ножками, этого недостаточно для царапанья глаз. Царапанье глаз стулом — если и аллегория, то пьяная, если уж и шутка, то глупая. А вот «слабо вскрикивает и ноет» - это образность, поскольку у сказанного есть реальная, буквальная основа — расшатанные части деревянных деталей стула действительно при трении могут издавать скрипящие, ноющие звуки — и это свойство уместно используется, экстраполируется автором на «личность» или «характер» стула. 4. Но Ваша ахиллесова пята, насколько я успел заметить, это словесная диарея — вседозволенность в строке. Вы строите текст, как будто кубики нагромождаете один на другой, авось, устоят, а нет, так и фиг с ним, и так сойдёт, автора волнует - «сказать», выпалить. Это похоже на автобус, позабывший об остановках, прущий по дистанции с нарастающей скоростью «эх, прокачу»! Такой подход а-ля «мели Емеля — твоя неделя!» - диаметрально противоположен поэзии. 5. Не остались без моего внимания и одобрения — некоторые Ваши удачные, богатые рифмы, Ваше чувство звука, созвучности, желание найти свою форму, тему, ракурс. Это хорошо. 6. Вам надо научиться останавливаться в стихотворении, ставить точку, избегать лишних, ненужных строф, они-то и выходят, как правило, наиболее слабыми. Даже самый доброжелательный читатель вынужден выделять существенное и непрерывно отбрасывать в сторону ворох подробностей, то есть, непрерывно, в течение всего охвата стихотворения, вынужден проделывать ту работу, которую полагалось проделать самому автору. 7. Главное: помните что поэзия это не только и не столько «писательство», (поскольку дар слова — явление редчайшее — один на сто тысяч пишущих), но и «читательство». Вы пользуйтесь формой поэзии, пишите стихи, но любите ли Вы читать, познавать поэзию, учиться у неё? Надеюсь, что да! -------------------- С пожеланием удачи, В.Ш. Вадим Шарыгин 05.04.2016 20:29 Заявить о нарушении / Удалить Благодарю. Анастасия Спивак 05.04.2016 22:19 Заявить о нарушении / Удалить Ой, я уже не помню этого) Да ладно, я ж не умру от чужих слов. Анастасия Спивак 17.07.2017 09:10 Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Рецензия на «Талант? Стишочник? Среднерукий поэт?» (Вадим Шарыгин) Уважаемый Вадим! Прочёл ваши критические заметки с большим интересом. Если вас не затруднит, осмелюсь предложить вашему вниманию несколько своих опусов. Сам себя я считаю скорее переводчиком, чем поэтом, тем более интересным будет ваше мнение для меня. http://www.stihi.ru/2016/02/26/9516 http://www.stihi.ru/2015/12/20/11335 http://www.stihi.ru/2015/10/01/10190 http://www.stihi.ru/2015/07/17/4556 http://www.stihi.ru/2011/11/10/1021 С уважением, Виталий Карпов 03.04.2016 12:12 • Заявить о нарушении / Удалить + добавить замечания Здравствуйте, Виталий! Пока я думаю, пока формулирую суть того, что почувствовал, читая Ваши, предложенные для прочтения, стихотворения, разомните-ка и Вы свою восприимчивость, напишите, максимально детально ответьте, пожалуйста, себе и мне на вопрос: в чём ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ разница «гроз» Пастернака, Шарыгина, с одной стороны, и грозы Карпова, с другой: Итак, вот текст Вашего стихотворения «Гроза»: «Гроза взломала туч остроги. С ног сбила тишину в лесу. И кинулись бегом дороги Из поля в лесополосу. Гроза кромсала неба тело, Гроза валила напролом; И небо искрами шипело И эхом отражало гром, Как будто бесам на потребу, И клокотало что-т