Море неба.

5.

На всю ширину осязанья и слуха :
        И справа налево,
           И слева направо,

То слышится громко, то ластится глухо —
К безбрежному чувству морская приправа.
 
Раздавленный грохотом грохот — раскаты :
Вдоль линии моря и мора людского!
Миг счастья звенящей подковой подкован,
И высится краткая тайна Сократа.

Светящийся танец — цикады сквозь иглы :
Взволнованный воздух смычками взъерошен.
И пьянствует ветр в олеандрах, пониклый.
И мысли, и чувства — о сочно-хорошем!

О самом,
Как не'когда прежде,
Влекущем :

     Шумеры шумели,
             Шалели шаманы.

И шаркали с шармом подошвы столетий.
Морские раскинулись маркие кущи.
Монтекки подкрадывались к Капулетти.

Зашоренных шумом прибоя спросите
И вам не ответят — здесь море Господне...

Корсары,
   Тень Корсики,
     Скорбь, как в корсете...

Разлука расквашенных судеб на сходне.

Восторга исторгнуто торжище, славен
Безадресный путь чернобровой лазори.
В бездонную память безудержно свален
Уклончивый берег — угрюмых позорит.

Лавируя парусом, взгляд за кормою.
      От мрака до кармы,
           От горна до корма.

Я морем открытым открытку омою!
На знамени штиля — геральдика шторма.

Мы допьяна вскормлены грудью Эллады...
На всю ширь желанья вернуться, бросая
Монеты и взгляды, в баллады бы надо
Ввернуться! Негромко по кромке, босая,

Уходит мечта, тает в дымке романа.
Замешкались чайки в разгаре начала.
И бледные плещутся в море румяна.
О чём же глубокая даль промолчала
8.

Мы вернулись.
Но можно ли звукам,
Любовно покинувшим струны,
Сорвавшимся пламенно в пропасть чужбины,
Добытым ладонью из недр раскалённого чувства — 
Вернуться, домой воротиться?

Летят и летят, листая крылатое небо, летят потерпевшие птицы...

Мы просто откроем знакомую дверь — 
В пространство безмерно пространных романсов, 
Безмолвно забытых имён, бесславно исхоженных взглядом
Античных надежд и фасонных фасадов,
В усталую стойкость снесённых под утро огней.

И только глубокою тихою ночью
Мне звёздная верность, их дальняя близость видней...

Мы вернулись из сказки, из спящего сна!
Вновь проснулись на плоскости грузно бегущих за счастьем людей.
Шум сонного моря разбился об каменный натиск ступеней, истёртых шажками
Тяжёлых, как  шрифт похоронок, шеренг.

Мы снова — на родине нашей, в стране, 
Уместившейся в скромной шкатулке с цветком, 
С застывшим мгновением брошенных по' ветру встреч...

Мы снова одни,
Процветаем в предместьях забытых времён,
Продолжаем — друг друга
И жизнь, что осталась одна — 
Беззаветно беречь.

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2018
Свидетельство о публикации №118071508075 

Море неба.