Восьмистрочия

«Понять пространства внутренний избыток»
                                              Осип Мандельштам

                1.

Люблю ненасытное слово,
С разбитою в кровь головой,
Упавшее, вставшее снова,
Взошедшее в вечность Москвой.
И крохотный запах жасмина
Чтоб полз милым псом во дворе...
Люблю я в стихах — гражданина,
И преданность снов детворе!

                  2.

Люблю Графской пристани хмурый,
Ноябрьский прощальный денёк.
Пусть Врангель на сходнях, понурый,
Взяв честь свою под козырёк,
Мне вкрикнет в шинель удалую — 
Вернёмся — в Россию и в Крым!
А после... — наганом балую,
Оставшись навек молодым.

                   3.

Зачерпывай воздух в ладони,
Горсть к горсти, швыряй в паруса!
Пусть штиль, путь замедленно тонет
Солёная гладь в небеса;
Так волком выть, волоком, нудно
Влачить жизнь?  — на веслах тяни
Руками кровящими —  судно
В далёкие лучшие дни!


                    4.

Смыканье смычка с конской гривой:
Елозь и касайся волос,
Да так, чтобы воздух игривый,
Вдруг, Моцарта вслух преподнёс!
Где были те звуки доселе?
А там же, где души, листва!
Мы в бричку всемирную сели — 
В Форд-Ноксе, а слезли — Литва!

                     5.

Так всё настойчивей, шершавыми шарфами
Из тишины глубокой доносясь,
Жизнь вековая, выкупав в шафране,
Свои страницы, высветила вязь — 
Магометанскую, похожую на мысли:
Извивы слитные о тайнах бытия...
Со-бытия' души дождём повисли,
Склонился век, как мальчик для битья.

                       6.

Ответь мне, Господь Всемогущий,
Доколе все боли Земли?
И долго румянились кущи — 
В ответ; и метели мели...
Дождём убаюкивал мелким
Неспешный в словах вечерок,
И персик лежал на тарелке,
Не вызревший, видимо, в срок.

                       7.

Всё соткано. Нервы — волокна,
Волосья незримых костров :
Заря заглянувшая в окна,
Вязанка берёзовых дров;
Стригущая ласточка, алый,
Как парус в рассвет ветерок...
Всесветные всё Тадж-Махалы.
Вдоль жизни. И поперёк.


                      8.

Прихлынуло. Со старых фотографий:
Шум света, подносимые ко рту
Кубинские дымки и облик графа
У нищего в Кейптаунском порту;
Скрип ног, пошла гулять губерня,
В злом кабаке октябрьской Твери;
Ход стройных стрелок колокольни Берна...
Земля просторна, что ни говори!

                        9.

Бечевник. Грузными шагами берег бродит
По утренней просолнечной воде.
Тень о'блака, как бы нащупывает броды...
Нет никого, лишь счастье. И нигде,
В лимонный миг, так не плывут, по-детски
Мотая хвостиками тихие мальки,
Как в этой, вечно вырезанной нэцкэ,
Из изумрудной плотности Оки!

                       10.

Остывшие вскинуты кубки,
Столкнулись, чуть звякнув, бока!
Взмывайте, как в небо голубки,
Мечтами; из даль-далека!
Дерзайте, вскипайте, дерзите — 
Любому, кто сузит ваш срок!
В Москве, в Петрограде, в Тельзите
Ищите величие строк!

                          11.

Величие в том, чтобы в малом
Огромность сыскать и пройти
По жизни, да с песней; финалом
Пусть станет улыбка в пути!
И в мареве, очи смыкая,
Губами одними, но смог
Бы вымолвить: Радость какая
От пройденных сердцем дорог!*

---------------------------------

*Из цикла Диалоги с поэтами Серебряного века

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2014
Свидетельство о публикации №114071000372 

Восьмистрочия