Цикл  Нестерпимость

                «Народу нужен стих таинственно-родной..»
                                                                                 Осип Мандельштам


1.
Сток каменной воды в лениво павшей под откос реке.
Стук бисера искусственных жемчужин.
Строк горсть. Гость-ветер осторожно нужен...
С рук вскормленная тишь. Звук веточки раздавлен вдалеке.

Рассыпчатая рыхлая межа
И жирный след мозолистого плуга...
Распаханные судьбы стережа,
Вороний век выклёвывает друга!

И мягкой россыпью цветов нечаянного луга
Укрыта грудь и паперть со ступенями куда-то...
Стремительно застывший бег, — и тетивою лука
Стихает неизвестность неподвижного солдата.

Я лучше буду слыть подобьем Мандельштама, тенью острой
Тысячекратно сгинувшей звезды, свет растерявшей на пути к слезам,
Чем брошу слышать шум времён, разбившийся волной об остров,
Чем буду мил культурно-свысока взирающим на небеса низам!

Сток водостоков среди улиц, в которых никого и навсегда.
Стук тихий невернувшихся жильцов в распахнутые двери лета.
Строк грусть. Набат стиха, об колокол разбившего язык поэта.
С рук сброшенные шибко: шапка, шубка... взлёт лебедей, лет лебеда.

2.

Уже стяжали тишину и безразличие
Мои глаза, что смотрят без различия
На гам и гомон шарящих по клавишам,
Не понимающих не помнящих, пока ещё,
К ногам роняющих звучание теней,
Наган к виску представится сильней,
Чем пальцы эти, вдавленные в звук,
Филармонических, заблудших в звуках рук.

И нарастает в мире Рима меланхолия,
На чёрном фоне белый парус мелом холю я,
Стараясь радугу успеть над полем ржи,
Ты только в голос ночь над бездной расскажи:
О том, как медленно разбилась о гранит
Былого даль, её грохочущий громит —
Трамвай, бредёт от Покрова' и до Покровки;
Здесь народились стиховые полукровки —
Мои слепые строки — в мире полузрячем,
В котором вдовствующий крик по норам прячем.
И нарастает комом в горле сухость брюта,
И жизнь со смертью уместились в тоннах брутто.

Уже переселилась жизнь давно
В сухое чёрно-беглое вино
И пересилена свобода безразличьем.
На тарабарском языке стихи, на птичьем
Досказаны, последние следы
Доказанной, да загнанной беды...
Но светлый вечер тает под окном
В разгаре чувства, лёгкость полотном
Простёрлась, соловьями замолчала
Златая тишина, начать с начала
Пытается, вдыхая яблонь цвет,
Душа, которой нынче в мире нет.

Душа распалась на мгновенья нынче,
Хотя все стены в Рафаэле и в... да Винчи!
Мы путь прошли: от галерей и до галер.
Придерживая шпагу, кавалер
Протягивает розу Beatrice...
Слух устаёт : от слов, от дел, от речи,
В которой смысл вторичен и сокрыт,
В которой насмехается Сократ...
И в памяти останется одно:
Свечой взблеснувшее в полуночи окно,
Темп, тембр, Тибр — где-то меж веков,
Да обрамлённый звёздами альков
В заброшенной, замшелой части света,
Вблизи озвученного морем чувства лета.

3.

Я для плахи стихи напишу,
для посмертного вскрика над койкой,
На которой застыли лучи полуночной звезды.

Я под бьющимся сердцем ношу
неумолчный какой-то
Голос, будто распаханный стон вековой борозды.

Постаревшее имя потерь
напишу вдаль, в дороге с котомкой.
Только ты мне поверь, только ты и остался, осталась одна у меня!
Пусть почудится что-то о жизни последним потомкам:
Тихий пепел костров, да задумчивый взгляд
на остывшее пламя огня...

Я с опаской стихи напишу —
как босой по камням под полуденным зноем.
Где блаженная течь ренессанса с избытком страстей!?

Я лишь тень воскрешу
венценосных веков, о которых мы знаем
Только след, неподвластный сознанию свет скоростей.

Постучись в эту дверь,
об дубовые в кровь разбивая ладони!
Днём с огнём утверждаясь как тесен мир комнаты той,
Где вода, проржавев, бьёт по капле в висок и латуни
Так хватает для сорванных кранов из жизни пустой.

Я такие слова напишу —
что услышишь: как звёзды горят и как высятся скалы,
И литавры прибоя, и жаренный визг городов;
В них: встревавшие в шторм кораблей броненосные скулы
И вспорхнувшая ветреность птиц москворецких садов!

Мне бы только успеть:
распалить и расставить покой беспробудный
И готов написать:  «жизнь превыше всего».
Ввысь влекут Мандельштама заплечные, млечные будни.
Я слагаю стихи из потупленных взоров его...

 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121060808140