Феличита

1.
 

В нахлынувшем желании звучать
И прикрывать собою срам Господень –
Кровавый в счастье путь, которым в ночь восходим,
И уст зашитых раскалённую печать  –

 

Есть сущность исповеди, долг мой пред народом,
Привет, галерник, в рабство будням продан!

 

Кандальный звон церквей округи серой
И лики певчие прославленных святых –
Печальные, промолвленною верой
В сердцах просушенных, проветренных, простых –

 

Крадётся день и прячет ночь рыдания годами,
Чтоб не узнал никто, и догадаться не посмел
О том, как тени бродят одиноко городами
И в сёлах пробуют губами прах плевел.

 

Какая скудость дерзновения и мысли,
И как придуман Бог! Как насмерть приземлён!
Там крови капли в рукомойниках повисли,
Здесь цвет тяжёлый водружаемых знамён.

 

2.
 

Как нескончаема, извечна стоном: «Помоги!»,
За горизонт уходит очередь страданий –
К иконам чудотворным, между зданий
Воздвигнутого мира на костях..

 

И новых испекут, как пироги,
Хозяйки кругломордых лет, в гостях:

 

У символов, легенд, исчадья лет впустую,
Среди отмучившихся, слава богу, стариков,
Средь, отмотавших срок земной, старух перед корытом –
Простую жизнь и смерть – в гробу закрытом
Вращают зенки обезумевших веков!

 

Мне жизнь ценою смерти не нужна.
И в большинстве своём – народ не интересен:

 

Которые не ищут Бога, не поют
По закоулкам плачущей души нездешних песен...
Смотри, как жизнь ночами лунными нежна  –

 

Ко всем оставшимся одним, во чреве сонных суток,
Кто отдал всё, кто шепчет имя поутру...
Но как бы ни был грандиозен страх и жуток,
Ладонью дождь со стёкол истины сотру,

 

И распахну в весеннюю громаду створки эти,
Последнего окна, когда-нибудь...
И воспою – как вместе шли, как взявшись за руки летели по планете
Во сне, и попрошу тебя: забудь,

 

Забудь, живущий на земле России, всё – забудь,
Оставь лишь придыхание любви,
                                                   и яблонь цвет,
                                                          и обморок мотива,

 

С которым восхитительно всходила,
Качели выбрав, не качения с кадилом,
Смешная тишина,

 

Меняя ритм на Рим;
И фея вымысла, склоняясь к слуху, пела льстиво
О том : как чуден день-деньской
И взгляд любимых глаз неповторим!

 

3.
 

...Как тихо побеждает Бог небесный –
Друг увлечённый – словом, цветом, зовом круч –
Земного Бога, лик расписанный отвесно
На стенах... -Глянь, бесстрастностью могуч

 

Нарядных снов весенний хоровод,
Когда заря идёт по глади сонных вод
И шлейфа розой веющего шёлка иль батиста
На всю судьбу хватает, в сердце не унять
Тончайшей радости, в ладонях века серебриста
Судьба покоится, свершая благодать...

 

4.
 

Стареющая верность обелиску –
Под звёздочкой, под звёздами и крот,
Всподнявший почву где-то очень близко,
Из-под земли дыханье жизни достаёт,

 

Слепой, средь упоительной весны...
Ослепшею поёт – страна, эпоха, нищенка босая.
В ночь приукрашены, возвышенно честны
Лишь птицы певчие – их голоса, как россыпь строк, бросая

 

Куда-то дальше смерти и бинтов,
Жизнь ввысь меняет –  правду на восторги!
На пепелище судеб знать готов
Душистую истому майских оргий :

 

Прорвавшихся, воспрянувших – объять обвал! –
Цветущее веселье веток сада.
Под звёздным небом снов пороги обивал,
Не научившись веровать как надо...

 

5.
 

На всём пространстве торопливости весёлой,
Когда взахлёб, ночами, пение и дрожь
Ветвей и мыслей русских, строк подлунных соло
И радость утра на руки возьмёшь.

 

Несёшь торжественно, вздымаешь, уповая
На что-то высшее, чем жертва одного
За всех, чем вера в Бога, радуга живая
После дождя и белых яблонь естество –

 

Вполне достаточны! Без жертв и без трагедий
Ночует Бог – земному богу не чета –
В морях бушующих и в заводи, и бредит
Сирень цветущая, познав Felicità.

 

 


© Copyright: Вадим Шарыгин, 2022
Свидетельство о публикации №122042603491