Мандельштаму

                                                                                              «Сохрани мою речь навсегда...»


Настала торжественность : памяти, взгляда и голоса обнажена —
Темна беззащитная стать, как в чернила макнули.
И длится секунда, как падая, слышит расстрелянных стоны княжна,
И царствует ночь только в пору цветущих магнолий!

Сухими напейся слезами из Чистых прудов!
Мне стих Тридцать первого года — прожить бы вручную.
И пляшет духанщиком день, все чаинки продав,
И речь окунают в ангарскую прорубь ночную.

Хватающих воздух губами, зашедшихся кашлем, блаженных найди —
Ходячие тени, свершившихся лет доходяги —
В осеннюю блажь погружённые строки, у коих вся смерть впереди,
Хватили из мёрзлой бадьи веселящейся браги!

И грянулась оземь давно ненавистная весть:
Что нет таких горл на земле, чтобы выпростать свары
Ночных камнепадов, и тихо при этом учесть,
Ночных «воронков» ужасающе-тихие фары...

Свой голос остывшей буржуйки отставший запишет поэт, наготу.
И бледные тени трамваев, злой дребезг вбирая,
В моём, до костей обнажённом, в сиротском, в таком же  московском году
Исчезнут под натиском солнца, в разгаре раздрая.


9.09.2020 года


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120100900412 

Моя строка
 

1.

Потомок я величественной знати —
Мне в незаконнорожденной строке
Не спится еженощно, так и знайте,
От мира —  в двух шагах, и вдалеке.

Мой в меру нервен стих, и верен в меру
Сей, меблированной гробами тишине;
Перенимающий кромешную манеру
Ночей — молчит, не слышен, тише нет.

Уснувший сон. В нём радость петь уныло,
Над срезанными розами витать;
Семь тысяч звёзд, семь тысяч лет у Нила,
Как день один, прожить и благодать

Слепой туманности, до самой Андромеды
Дотянет долговечность смертных строк.
Стихи, нахлебники и дармоеды,
Не вышли с хлебом-солью на порог —

Не встретили читателей  цветами:
В Елабуге — все ночи напролёт,
В Воронеже, хлебнувши испытаний,
Ночь снадобье от жизни в горло льёт!

И нет такого сна, такого бреда,
Который бы не ведала строка,
Которую мой современник предал
И гнал взашей, как дворник дурака!

Я, незаконнорожденный потомок
Сложивших головы на подступах к утру,
В величественной близости потёмок
Раскрашу жизнь в цвет чайки и сотру.


2.

Уже строка, страдая сединою, постарела.
Слепа достаточно, чтоб биться мотыльком
В дверь заколоченную — там застолье и с тарелок
Свисают тени, с едоками не знаком.

Ушаты хляби ледяной и смыслов коромысло.
Стоять бы пугалом и дальше вдоль пустот!
Мой выпотрошен век, вершит подёнщик кару мысли,
Но, пусть, вот этот остановится, пусть, тот,

В котором бог завуалированный, «завуаленный»,
Пусть губы добрых производят шёпот злой.
Слова, назначенные умирать, в трясину свалены.
В глухой сторонке свет, посыпанный золой...

Дымит сырой валежник, до костей не согревая.
В сыром изгнании душа не закипит.
Справляет новоселье кладбищ заревая
Полоска неба, ублажая цветом вид.

Уже строка, взыграв улыбкою, простилась с летом.
Ах, чадо божие, как мне согреть твой лик!
В глуши прозрачной лицезреть, оставшимся поэтом,
Приметы смутные таинственных улик:

Как ширятся, как разбазаривают суть примятую
Шагами по тевтонской гладкости камней.
-Держись за чёрное, вон, едет трубочист! — приметою
Из детства поделюсь и сделаюсь слышней

Среди идущих по делам, не знающих, того ли:
Как долго падает уроненный пенал;
Как ветер нескончаемо равниною доволен,
И как прохожий в дождь щенка ногой пинал?

И каменной водой фонтанов брызжет мрак столетий,
И вновь суть обездвиженной строки ясна :
Чтобы смогла пройти, моя Джульетта Капулетти,
По чёрной кромке беломраморного сна.

3.

Строка, ты взвалила на узкие плечи
Совсем и вовек не подъёмную ношу!
Смертельный тебя Мандельштам полечит,
Калечат тебя и твой голос изношен!

Из ножен — калёный кинжал доставая,
Я, вдруг, передумал, обмяк, вы простите...
И комната, с видом на жизнь, гостевая,
Заставлена острым, как шпилями Питер.

О чём бы, о ком бы ни пела, ни стыла,
Всё это напрасно! Здесь, жизнь доживая,
Скрипит обветшалая участь настила
И плачет ночами вода дождевая.

Строка, ты взвалила на плечи поклажу :
Набитые воздухом сна саквояжи.
Слова твои странные ветром поглажу,
Пусть облик останется чист и вальяжен.

Путь крытый соломой. Летит Саломея.
И дёгтем несёт от колёс шарабана.
Прощай. Уезжай, ничего не имея,
Разбейся, как капля из медного крана!

Насквозь бесполезна. Сомнительно зрела.
Кого ты уводишь, куда, в тень разлуки?
Строка, ты напрасно звездою сгорела —
Слегка осветила озябшие руки.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120100506251 

За моею спиною

«Когда я говорю о поэзии, я всем сердцем учитываю трагедию Серебряного века — гибель лучших поэтов от рук далеко не худших своих современников. Эту трагедию, эту гибель я включаю отныне в определение поэзии, в определение любви к поэзии и в сущность взаимоотношений обыкновенного и талантливого, а также в содержание пути поэзии, который реализуется не столько навстречу современникам, сколько в противоток им. Именно эта гибель должна обязывать популяризаторов поэзии — крайне осторожно относиться к наращиванию и поддержанию потока поверхностных посиделок с участием посредственных поэтов и поэтов средней руки, а всех любителей поэзии, пописывающих стихи на своём досуге, гибель лучших поэтов Серебряного века должна обязывать — трижды подумать, прежде чем выставлять своё творчество на публичное обозрение».
                Вадим Шарыгин 



За моею спиною:
свершившейся жизни, порою глубокой, —
Остывшие, бывшие, ставшие тихими до немоты голоса.
Погружает в замочную скважину ключ мой бездомный Набоков.
Отставший Печорина взгляд, будто пыль из-под медленного колеса.

И какие-то скучные люди на стульчиках в доме, в котором
Распиленных заживо нервов и всплеснутых рук возлежали куски.
Я пытаюсь идти нескончаемо-длинным пустым коридором,
Питаясь прогоркшим признанием в необоримости свежей тоски.

За моею спиною:
родной Мандельштам, истекающий криком
В записочке, еле вложила рука в сильно дышащий клеем конверт.
Умирать не новей среди вас, современники, в холоде диком,
Но шаг мой, вдоль синего неба, по-снежному светел, по-прежнему тверд!

Везут и везут, вдоль меня, в даль судеб, мою хоронить Марину.
Повешенный роняют в Камергерском люстры свет... Господи, прости!
И я украдкой гляну вам в глаза и осторожненько низрину
Весь звёздный блеск, пускай прекрасно возлежит на бледно-каменном пути.

За моею спиною:
догадка смутная и страшная, тлея
Окурком на бульваре брошенном Тверском, о том что жизни больше нет —
Осталась догорать... И я, их бронзовые облики лелея,
Среди ходячих мертвецов живу, живущий по наитию поэт.

Пусть всё напрасно здесь, есть только ты и сад наш, обронивший листья.
И пуля ворвалась в Ван Гога посреди кромешных стай... Вернулся, лёг...
Дом ледяной, пусть обманула сказочного зайца морда лисья,
Всё смоет опоздавший к смерти дождь — высоких заблуждений эпилог.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120092706578 

Уходящее лето, постой!


 

Уходящее лето, постой!
Ускользают сквозь пальцы барханы.
И листок, как платочек простой,
И качается смысл бездыханный...

В остывающем мареве лет
Чуть виднеется, брезжит, теплея,
Жизнь, которую жаждет поэт,
От которой осталась аллея.

Каплевидная суть куполов:
Так сусальная слезоточива!
А ещё — небеса уколов
Шпилем каменным, сладкое чтиво

Пожелтевшие недра явит:
В тихом омуте книг утопая,
Уходящего вкус ядовит;
Подступает минута слепая —

Комом. Тишь в переулке лихом.
Эх, о б н я ть  э х о  б ы, о б ъ я с н и ть  б ы,
Только пусто, стоишь женихом,
Опоздавшим в лазурность женитьбы!

Драгоценных имен времена —
На камнях начертания или
На ч е р т а  г л а с н о с ть  р т а  в к р а п л е н а
В ароматную гладкость ванили?!

Позади уже будущий день.
Жизнь, отлитая в бронзе застыла.
Ночь застала, застигла, одень
В плащ со звёздами обруч светила!

Покажись непроглядная, спой,
Обними, каплевидная, где ты!
Тихий марш. Барабанщиков строй
На покатом закате планеты.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120082003787 

Цикл стихотворений Наш сад
 


1.

Уже не стихи —
Нечто беглое, болезное, богемное —
Пишутся? — Скупо виднеются в зеркале с вычурною оправою.
В яме оркестровой ударят —
            левою литаврою об правую!
С мечтою на губах о мире ином — под гимны погибну я...

Пейзаж, ополоснутый чувством Родины, прост и доходчива
Падшая минута, после умолкания звона колокольного...
Падая куда-то в глубины неба, чувствую, как долго больно вам,
Потоки патоки слов и, вдруг, искры из-под резца зодчего! —

От обескураженности и обезображенный нервами,
Выронив в память взгляд, ослеплённый озарением, в тихой заводи,
Бросился, из окна в жизнь...
                В мемориальную тишину слёз, в зал войди,
В будущем будучи другом, взбуженный петухами первыми...

Пропахший, пропащий —
напропалую, ночью, по го-ло-вам,
Надцатый век: крадучись близится, незачем мне с ним видеться!
Клацают капканами леса, волки дрожат по ло-го-ва'м,
Тает над костром, истончается белоснежная девица...

Грозы-молнии. Статность. Старость. Успеть опростоволоситься...
Камня на камне не останется : от мира, от сада нашего!
Жил бы да жил...До'жил – вены об лезвие бритвы изнашивал!
Уже не стихии... А так, бездомная разноголосица...


2.

Как осторожно, будучи со сна,
Сослепу будто,
Заполоняет ветками сосна —
Сонное утро.

Захватывает хвоею растущей
Пространства голосистые тишины.
Там что-то происходит в ранней гуще...
Ты почерком убористым пиши мне:

О том, как долгожданно пали капли,
Успев причиною побыть для сгустков света;
О том, как мыслей медленные пакли
Распространились в самое горнило лета.

Застывшей молодости черпая горстями
Безмолвие безумствующей бязи,
Идём притихшими нежданными гостями
В напитанную ливнем зыбкость зяби!

Как изразцово, будучи со мной,
Иглы сближая,
Усугубляет радости сосной,
Общность чужая!

Роднеет с каждым шагом, почему
Так ни при чём я к миру слёз, так надо?
Беспамятство, как примус, починю,
Не покладая рук, в объятьях сада,

В обнимку с мятным ворохом цветов,
Взгляд раскачав на веточке ольховой,
К вечнозелёной юности готов,
Срываясь в сон соснового алькова!

3.

Утренний ветер,
солнечный, свежий,
Купы раскачены. Небо тугое.
Раннее счастье. Утро. И где же
Грусть и печаль? - Мир под ногою.

Царствует ветер напропалую,
Парусом вздулась земля и до неба
Вновь далеко, и как будто целую,
Быль эту ветреную, да небыль!

Утренний кофе — по чашкам, по чащам —
Бешено ветер крадётся шершавый.
Мне бы одумываться почаще,
Просто, для рифмы, для фирмы, Варшаву

Втиснуть в строку, молоком заливая
Чёрную гущу, глоток первозданный...
Утро. И я, из души вылезая,
Вкрадчиво существовать перестану.

День, разгораясь в кристалле глубоком,
Чист и прозрачен, и воздухоносен.
Над Александром распахнутым Блоком —
Утренний полдень, спадающий с сосен.


4.

Когда-нибудь в окне не загорится —
В твоём, там, в том иль в этом, в нашем —
Погаснет навсегда и кто-нибудь другой,
Чужой, далёкий — ток согнёт дугой
В давнишней лампе запылённой,
И брызнет запоздалый свет, и клёна
Лист дёрнется, так мы вдогонку машем...
Когда-нибудь в окне — другие лица.

А нынче свет ещё проистекает прочь,
Ещё сжигает сумерки помалу...
Тень долгая, как взгляд вослед каналу.
Твердеет тишина и рдеет ночь...

Теряясь в недрах летней темени,
Проигрывая ей иль уступая,  —
Одноэтажный свет... А с теми ли —
Ты мыслями живёшь, душа скупая?

Когда-нибудь наш дом, погасшей жизнью полон,
Ослепшими от пыли стёклами окон
Встречая свет зари в саду надсадно полом,
Ветшая, будет ждать и вспоминать, о ком?

О сгинувших в объятьях тьмы кромешной —
Бездомный вспомнит дом, один...
Взблеск звёзд в безветрии гардин...
Мечты, состарившись, сбылись? Конешно.

5.

В нашем саду,
Там где неба касаются ивы,
Звёздного неба касаются гривы —
Дальних костров, возлетая игриво,
Искры, вдоль песен, одна за другою:
Танго. Вахтангов. Всплеск Ганга. Изгою —
Нашему саду — вишнёвые воды,
Древнему миру — гранитные своды...
Доводы вдовые, всплески Га-ва-ны,
Рожь, подо Ржевом пустые ва-го-ны;
Анды. Меандр. Веранда. Затихли,
Пали— за Волхов, за Тихвин, за тех ли
Отдали жизни? Ввысь души отдали,
Звякнули на гимнастёрках медали...

В нашем саду — затеваются блики,
Облики отблесков, лик многоликий
Тайны и тени от счастья людского.
Сад паутинками яблоней скован...

Мир оцинкованный, день оцелован —
Птахами... Плахами и топорами —
Сад окружённый наш! И то, пора мне
Выкрикнуть, выкровить душу об кромку
Острого неба, и плачется громко,
Вспыхнула крыльями, птица лесная...
Острова неба достигнул ли, сна я?
Сад засыпает, печалей не зная...

Ночь. Обронённые шорохи лета.
Сон нас спасает от жизни от этой!
Душная оторопь ветра и веток.
Этот стрелок, он пронзительно меток:
В самое сердце... Холст кровью заката
Мастер грунтует... Безумьем богата
Неизгладимая тема поэта:
Пти-чек ти-пич-ная по-леч-ка спета...

В нашем саду,
Там, где вечности нет и в помине,
По мановению всех дуновений,
Всех Дунаевских и взмаха ресниц,
Жизнь улыбнулась в глаза Мельпомене,
Перепиликав оркестр вселенский —
Перекликавшейся парой синиц!

6.

Когда-нибудь небо — размером с окно,
Когда-нибудь серого неба сукно.
И рядом : ни дома, ни Дона,
ни лебеди белой,
ни царства Гвидона,
ни взгляда родного.

И сомкнуты губы,
и сад вечереющий, а в далеке,
кисельного берега край в молоке —
вспомнится снова.

Последним, не дай бог, остаться, кто вёл
Под ручку, как будто, под музыку пчёл,
Уснувшую душу в горнило цветка,
Кто лишнюю жизнь продавал с молотка;
 
Уж лучше валяться на паперти века чужого.
И след от сгоревшей мечты, будто след от ожога,
На сердце. И дождь тишины — дождь, который
Застенки мокрит, льёт за стенкой столетней конторы...

Я лишь притворяюсь живым, я живу — в меру сил?!
Дождь, падая, шёл — моросил, моросил, моросил...

Когда-нибудь не на года — на недели и месяцы,
А то на минуты счёт жизни, на дни.
Мерцают докуренных судеб огни...
Эх, вместо бы месяца на небосклоне повеситься...

И, как подаяние, на распростёртой ладони уместятся —
Голодные крохи времён или слёзы,
мешавшие вдоволь и вдосталь проститься :
С нашитой на занавес, канувшей за морем, птицей,
с эскадрой виднеющихся навсегда кораблей,
вовсю преисполненных дымом,
за всех распростившихся с домом,
сжигающих в топках: остатки надежд и углей.

Когда-нибудь — слёзы по впалым,
усталым окраинам глаз — пересохнут, одна за другой.
И тысячелетние сны, прерываясь на явь,
убаюкают душу, укрытую стареньким пледом.
И ты, мой товарищ по жизни смертельной —
живущий, живущая следом;
И ты, моя радость, и ты, мой вселенский дружок дорогой,
Уснёшь в этот раз... И останется путь,
истопленный в топке и стоптанный, пусть,
никому не известен, не слышен, не выдан, не ведом.

Всем тем, кто вослед : никуда не идти,
И небо — с больничного вида окном,
На клумбе валяется выцветший гном.
И мокнут последние метры пути...
И пляс скоморохов в разгаре!

Оставят в покое, раз горе...
И карточным шулером жизнь объегорит
Всё новых и новых за круглым столом,
Луной освещая рассказ о былом...

Кобылам хвосты накрути,
Сбываться, сбиваясь с пути,
Заветной тоске суждено!

...К перрону, на станцию Дно,
Окутанный дымом, печалью, снегами,
Подходит состав... У царя под ногами —
Чуть впавший в безумие мир — отречённый...
Когда-нибудь ты или я... Ни при чём мы!

Когда-нибудь сбудется смерть
и чужими шагами
по нашим тропинкам
пройдут :

Широкие тени вселенских минут,
Покой всесусветный высокой гряды облаков,
Слепой, в кандалах, с перезвоном оков,
Придуманный день, например, понедельник
И лет промелькнувших обрюзгший бездельник...

Когда-нибудь, но не сейчас, не сегодня.
Сегодня кофейником к чашечке наклонена —
Июньская благость бессменного лета Господня —
Ах, как ароматна за смертное счастье цена!


7.

Ком, под себя все мечты подминая,
Катит, раздавленных стонов хоралы —
Жизнь, веки волчьим векам поднимая,
Страшная эра людей захворала.

Горести, судьбы, ручонки, ножонки —
Липкая масса, эпоха к эпохе.
Лёгкий монах, подминающий джонки...
В лёгких заглохших дела наши плохи!

Сад — на пути у кромешного жара,
Ком подступает, как к горлу, к забору!
Ишь, раскачался ботаник поджарый,
Стойко плетётся куда-то, к базару —

Длинным, воняющим мясом прилавкам,
Тень подступает, ком комкает сроки :
Смерть кафедральным, анафема кафкам!
Сметь не поддаться толпе, будем строги

В наши последнего сада минуты!
Пришлых, не прошенных, скомканных встретим —
Убранным кофе — над кромкою смуты
Сад наш виднеется утречком этим.

8.

Наш сад поднебесный, который
Последний рубеж обороны.
Вокруг — пламенеют моторы,
Стрелки — выстрел в спину коронный,

Арена, шатёр декораций,
Глазастая дурь экстремалов...
И в голос молчащий Горацио,
И Господа Гамлету мало!

Четыре стены, одеяло,
Ограда могилы, альбомы —
Последний рубеж, обуяла
Вселенская дрожь и ведомы

В рай дудочкой, к самому краю —
Прожорливой бездне жаркое!
Сам дудочник наш, умирая,
Не знает что это такое...

В бегах мир. Побеги, да корни.
Мы, за руки взявшись, прикроем...
Стоим, до конца не покорны,
Корниловским каменным строем!

Наш сад — э'то наше земное —
Небесной земли уголочек.
Эй там, кто остался, за мною,
Сражайтесь, без проволочек,

За небо, за жизнь — не такую
Как эта, здесь боги убоги!
Плакучею ивой тоскую
О небе высокой дороги.

9.

С чего-то же можно начать
этот звёздный, неслыханной благости сад в вышине?
С полуночной светлости взгляда в погасшем окне;

С сухого бокала вина, оживившем рубины столетий;
Теряющих розовость роз восходящие плети...

С легчайшей, безумно далёкой, с нечаянной и одинокой
повадкой летать — скорых пташек.
Смеющийся мелом: на клятвах, молитвах, знамёнах, заборах, — всевидящий Гашек —

Раскрыт на странице, пусть кажется, двадцать второй...
С того ли начать, что, вот так, насовсем, навсегда — ни при чём:
к миллиардам напрасных людей, к мириадам их дел и событий —
сад с видом на небо — любите, любите, любите, —
цветущей вселенской июньской порой!

Наш сад с не заплаканной прелестью... Где, в дымке талой
Начало безвременных необозримых седин?
Лишь сердцем на дне тишины моя жизнь разгадала
Размах одиночества, с грустью в обнимку сидим
В сгустившейся ночи — под куполом цирка, где грозди
Наклеенных звёзд, где с придуманных с горя богов
Сошла облицовка: «Не трогайте верящих, бросьте,
Под куполом ночи останется шелест шагов».

С кого-то же можно спросить
за несчастное счастье?  —Не надо!
Пусты небеса. Просто некому там на вопрос отвечать.
Безмолвие. Ни дуновения в веточках ветхого сада,
Сургуч раскалённой тоски на губах и твердеет печать.


10.

Переливаясь, будто каменный фонтан,
Горючей массой обомлевшего покоя,
Июньский облик дня, вот здесь, везде, вон там —
Свершает вычурность старинного покроя.

Стеснённый строем «марширующихся» толп,
Ты есть, мой дорогой приют комедиантов,
Восставшей грусти придорожный столб,
Глоток росы для пересохших горл атлантов,  —

Наш, притулившийся к заре клочок чудес —
В глубинах страстной отрешённости найдёте:
И, задыхаясь в смертный час, в сознанье без,
Вдруг, тёплая, как кровь в разбившемся полёте, —

Предстанет тайна грандиозной простоты :
Заглохших миллиарды душ не ждут на небе!
Церковников многопудовые кресты
И слизь безумия в расплывшейся амебе...

Есть только рукотворный сад. Наш, чей-то, твой.
Для каждого, кто сердцем против — жизни этой!
Там шелестят ещё не сброшенной листвой
Две яблони, на смерть сроднившихся с планетой.

Там тени прошлого и света полумрак,
Там живы все, кого ещё не схоронили.
Там гуттаперчевый таится враг
И страх из плюша с лёгкостью ванили.

Ну, здравствуй царство рукодельное моё,
Пусть никогда, пусть человечества не будет!
Взахлёб допьём наплаканное бытиё
И будет с нас! Сад нас, затеяв сон, не будит.

-На все четыре сразу стороны, вперёд,
Пространства общего посмертного не ждите!
Сегодня тайной поделиться мой черёд
О том, как насмерть кормит сладостью кондитер!

В саду времён тоска травою заросла:
Где бой часов, где тяжесть стрелок циферблата!
Бокал с дождём. Послышалась, как всплеск весла,
Жизнь лёгкая, предчувствием богата.

-------------------------------------------

P.S.

Наш сон с раскрытыми глазами ароматен.
Шафрана шлейф, прибоя ширь, тень лани, лени луговой,
Сад, ветер, кронами качнул, как будто головой городовой;
Москва-река, впадая в море сна Невой,
Полным-полна согретых сердцем пятен.

Как быстро счастье промелькнуло по дорожке,
В разгаре утра, жизни, лета, лилий!
Сомнение... Вздымать бы в небо по-дороже —
Пылинки правды, вы о том меня молили?

Наш сад, с распахнутыми настежь, легковерен —
Глазами нашими — застанем мы друг друга
И что увидим там, в глубинах бездыханных?
Каких пустынь навеянных в барханы,
Каких чудес пригрезится дерюга,
Каких в бессмертье оседающих царевен...

Ещё мы живы, живы ли, навечно,
Сад, трясогузка, хвостиком, беспечно,
Шпиль кирхи в грудь иль штиль остроконечный...

Без дела, друг, проснуться, вдруг, в саду цветистом
Художником поэзии, артистом...
И ни при чём быть ко всему, ко всем,
кто свят и проклят, беден кто, богат...

Иль бить в баклуши так, как бьют в набат:
Ладони в кровь об неба чугунину!
Пускай гончар, замешивая глину
для новых форм, для плошек и горшков,
вдруг, остановит круг,
как кровью будущей подружек и дружков,
обмоет руки влагой родника...

Ещё мы живы,
Сад виднеется пока.
Восставший шёпот ввысь
И на века:
- Сотри, Вселенная, людскую жизнь,
с лица земли, скорей и навсегда!
Сухая плачется вода...

Смети — хороших и плохих —
Всех нас, смети, всех без отбора!
На смерть живущие приветствуют, Вселенная, тебя
на паперти сгоревшего Собора!

Дельфины, птицы, хищников оскалы —
любые, пусть останутся — не люди.
Душа, ценою жизни, жизнь искала...
Вам, дальний мой читатель, без прелюдий
Скажу : ужаснее во всех Вселенных нет,
чем, вдавленный в песок иль в камень,
ботинка «человечнейшего» след!

Наш сад.
Покой предгрозовой.
Живу, как бог, еле живой.

И в глубине усталых глаз
Когда-нибудь в последний раз :
Ночь, бродят яблони и бредят лилии, и брендит бересклет.
Есть вещий сад и сад вещей, где сдохнет человек, сойдёт на нет,
Под куполом смешного Шапито
с наклеенным мерцанием вселенским,
где шут гороховый — над мёртвым Ленским —
арены зрелища тьма тьмущих лет.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120070604173 

Жизнь поэта. Поэтизированное эссе


 

Ночь торжествует. Кажущееся царствует! Мнимое главенствует!

Всё стало не тем что есть, а таким, что только кажется.
Звёзды, которых, может быть, уже нет, горят светом, которому ходу уже миллиарды наших лет.
Звёзды горят из прошлого — видимо кажутся. Счастье человеческое? - Есть, или кажется...

Начинается пора индивидуальных реальностей  — пора снов.
Спят, как убитые. Убитые, как будто спят. Спят мёртвым сном. Уснул: кто навсегда, кто на время.
Посмотрите на спящих: их нет в нашем мире, они где-то ещё, где-то в мирах собственных.
Они как бы умерли : до утра, до рассвета, до момента пробуждения. В каждом сне — жизнь, самая настоящая, для спящего настоящая и самая несуществующая для того, кто смотрит на спящего... Мир людей спит. Мир без людей — живёт, с людьми — спит.

Спят в обнимку с плюшевыми игрушками, уже зачем-то рождённые и ещё почему-то не замученные до смерти, но уже постаревшие в восприятиях дети; спят ещё не и уже обманутые во времени и навсегда покинутые, и на года непознанные друг другом взрослые. Спят: под звёздным небом, под куполом планетария Вселенной, спят под балдахинами воображения, под бетонными потолками многоэтажной кубатуры; спят под капельницами в «больных» палатах, спят под тяжестью прожитых напрасно лет, спят под звон капели, под барабанный бой неофашистов, спят на старинных полотнах, в Подколокольном переулке, под колокольный перезвон...


***

Спят голоса в глухих лесах,
и не произносима —
Изрезанная лезвием тоска.
И топит, будто броненосцы русские Цусима,
И бьёт, как сапогом с размаху на Лубянке, бьёт с носка —

Мою седую душу — жизнь лихая!
И боль пронзительна,
И стыдно, и легко...

Мой в чёрном человек, с повадкой вертухая,
На землю выплеснул мечты,
как банку полную задохшихся мальков.

Спят города, полны пустых людей
и площадей ночных, и вздыбленные в камне
Застыли кони, ветер каменный явил

Ваятель бегства...
В этом есть поэзия?  — скажите, как мне
Не дочитать : «Осталась одна Таня», нету сил...

Застроена, заасфальтирована гибель —
угодья уготованной расплаты :
За отрешённость небожительства, за тяжесть злата
на головами горсть за горстью слов!
Молчания, вошедших в пору сна стихов,
Громоподобные раскаты.
Подносят строчки щепотью к лоснящимся губам,
распробовать желая вкусный плов.
На перекрестиях окон, в умолкших навсегда,
до чайной ложечки в стакане, в руинах обезглавленных домов —
Мох стихов читатели распяты!

Спят огоньки:
нетронутые счастьем комнаты, дворцы и мезонины.
И мизансцена в Камергерском страшной паузой горда.
И обагривший морем крылья чайки автор, и за ним мы...
И хлещет ночь, сном беспробудным овевая города.



Чем или как отличается поэт от человека, пишущего хорошие или плохие стихи?
Поэт всегда, в каждом своём произведении помнит о том что есть такое «поэзия», и всегда старается сотворить именно поэзию, а не просто «ясное содержание» стихотворения или «законспирированное, зашифрованное содержание» стихотворения. То есть, поэт всегда занимается поэзией, а не выражением своих желаний о чём-либо сказать! Поэт, как раз-таки, начинается в человеке с осознания того что есть поэтическая речь и чем она принципиально отличается от более-менее выразительной речи, от складных и проникновенных, от содержательных или бессодержательных, всевозможных «словоохотливых» строк, собранных, согнанных в кучу волею пишущего. Насильное или посильное гетто строк, слов, словосочетаний — маленький или обширный концлагерь слов, надёрганных из недр памяти и словарей — может явиться чем угодно: словесной кунсткамерой красноречия или словесным образчиком просторечия, — чего никогда не может просто «содержательная речь в столбик», так это продолжать, продлевать поэзию в мире людей, то есть развивать так называемую «неличную» составляющую в сугубо «личном» сознании человека, или расширять сознание особым парадоксальным образом — как бы «до размеров точки». Я распознаю в поэзии два уровня: земной и небесный. Подробнее об этих уровнях: в «Открытом письме современникам» https://www.poetvadimsharygin.com/reviews

Поэт ведёт свою историю не со дня своего первого стихотворения, а с момента, со времени, когда почувствовал, что стал подлинным читателем, ценителем и сберегателем поэзии, то есть научился опознавать в море поэтических проб и ошибок прошлого, а затем и современности — те, островки, те образцы, те изразцы объёмной поэтической графики, которые обладают волшебством поэзии, при  наличии коего читающему, даже читателю с небольшим опытом познания поэзии, создана возможность почти автоматического изменения сознания в сторону абстрактного, многомерного или объёмного мышления или восприятия не традиционно «окружающего мира», а такого восприятия, которое как бы само «окружает», создаёт, сотворяет мир.

Поэт, развиваясь, сужает свою читательскую аудиторию. Чем выше, чем талантливее, чем многомернее произведение поэзии, тем менее оно понятно, тем менее оно приемлемо для любителей «схватывать сходу или на лету». В отличии от обычных так называемых потоков сознания: от многословных нагромождений с большим количеством словесных зигзагов, фигуральностей, языковых выкрутасов,  с большим количеством гипертрофированной значительности, когда необычность речи доведена до абсурда, до «тень на плетень», произведения поэзии излучают свою «волшебную» силу воздействия, что называется, с порога, с насущности замысла, с демонстрации «поэтического почерка», образа мысли, с созданного ракурса обзора, с явления чрезвычайно дисциплинированного словоизлияния при наличии кажущейся «свободы слова». Талант или гражданин поэзии сложен в многомерности смыслов и талантлив в сохранении в строке, в строфе, в произведении в целом — атмосферы обозримой доступности для читающего в овладении всей этой «многомерностью». «Талантливая сложность» предполагает наличие «простых выходов из лабиринта», а главное — увлекательного процесса блуждания, «путешествования по невиданным, широтам и меридианам» словесного океана!


  Поэт начинается с обнаружения трагедии, сопровождающей искусство поэзии, состоящей в том, что поэзия вынуждена оказаться в положении не «для» людей, а «подальше от» людей или «против» абсолютного большинства как бы любящих её людей, в противоток читательскому большинству: в противоход поверхностным любителям «складной душевности» и «смысла на поверхности». Поэт восходит за пределы земной: «складности», «душевности», а так же за беспределы «пустотелой заумности», «красноречивости»; поэт доступен волшебством, не поддающейся логике магией строк, но противостоит любой и всевозможной «сходу понятности». 

Поэт и поэзия не имеют никакого отношения к людям, которым, например, не нравятся его (её) стихи, а так же, которым, например, нравятся его (её) стихи, до тех пор, пока все эти люди не  становятся профессионалами строжайшего отбора — поэзии из потока хороших и плохих стихов!



***

Мне некому писать стихи.
Я — атавизм эпохи Мандельштама.
Как будто на письме Татьяны — мастер штампов —
Весь чёрствый цвет вложил в удар казённый :
«Все адресаты выбыли», казнённый
Живу, с отложенным на время приговором,
В каком-то полупризрачном и скором
Вагоне мчусь, по пустошам идиллий,
Там только звери ночью проходили.

Везде Воронеж мне, жаровни с шашлыками.
Стальные скулы парохода, кой по Каме,
Везёт меня, пусть заостряют взгляд штыками,
Гудит надсадно, стон раскатистый и уголь
Моих стихов сгорает в топке, пятый угол
Ищу, срываюсь в муть веков, как скользкий угорь!

Мне никому не говорить :
ни тем, ни этим,
О том, как мы, поэты, кровью метим:
Как покраснел закат, красив, не скрою,
Вам, увлечённым поэтической игрою,
Икрою вспоротых белуг набить бы глотки,
Чтоб тишина смогла трагические нотки
Ревущего встречь Каме парохода,
Вам в лица выстонать!

Мне больше нет исхода
Из этой, жжёным сердцем отдающей,
Шашлычницы, с вороньей вонью сладкой!
Подарочных наборов слов, один другого пуще,
Полным полно, а кровь течёт украдкой,
Моя цветаевская Мандельштама кровь, я иже с ними.
И шапки снега солнце с елей снимет,

Торжественной отметив белизною —
Поэзию почившую давненько...
Седая, в инее чернеет деревенька...
Мне не к кому писать! - А ты со мною?



Поэзия, о чём бы не повествовали строчки её, это всегда главная тема века. Это всегда одна и та же тема, один тихий набат : о невозможности обретения жизни неба большинством хороших, культурных людей. Это всегда голос из будущего — через головы современников — в прошлое. Современники не являются участниками действа созданного лучшими поэтами своего времени, они присутствуют, либо в качестве предметов мебели, декорации маленькой сцены великой трагедии, либо в качестве  проходимцев мимо главных событий своего времени. Современники не вмещаются в поэзию — слишком маленькие. Поэзия не улавливается современниками — слишком маленькая. Поэзия слишком большая, чтобы вместить (до размеров заметности) маленьких современников. Как происходит изгнание поэзии? Загляните в залы и в зальчики, в конкурсы и проекты, в литературные инстанции от журнальчиков и газетёнок до института по производству литературы. Там везде аккумулируется разнообразие ничтожного. Там полным полно пустоты. Там и сям — суета сует. Загляните в себя. Как произошла в вас самих замена поиска и осмысления поэзии на пожизненное приятное времяпрепровождение, в обрамлении хороших и плохих стихов? Ваш ответ, или не ответ, помноженный на сотни тысяч подобных «итого», это и будет результирующая «изгнания поэзии».


***

Я вступаю в обряд обжигания.
Обжиг сердца, как обжиг здания —
Дом увенчанный солнцем, как пламенем;

Над Болконским, помните, небо, над распластанным знаменем.
Над фальш-балконом Англетера — звезда стала знамением.
Под горою подмосковной — подножная трава над бывшим имением.
Под потолками с крюками — стихи читают, более и менее...

Тише, не допускай разговорчика «простого»!
Вбросилась, помните, в залу, залитая солнцем Ростова!
В Нащокинском, знаете ли, в комнате топчут сапогами рукописные тени,
Мандельштам арестован...

Первая военная ночь, последней России,
объявленная Николая Второго именем...
Как корова с не доенным выменем —
Церковь! Небо у Господа выменял
На брусочек хлеба блокадного!
Содержания ищите? Ладно вам...

Я вступаю в отряд сопротивления,
напротив вокзала Александровского, супротив Ленина!
Напортив кляксами туч на полотне неба, ветер стих.
В голой комнате на полу — мандельштамовский стих.
За гибель «этих» не спросят с «тех»...
Всё меньше в полётах —
под угрозой журавлик из школьной тетрадки — стерх...

Я вступаю в пору последнюю.
Шаганэ, я шагаю в переднюю!
Менестрель со столетнею лютнею;
Магистраль. Напролом. В пору лютую.
Спой, мистраль, свою песенку людную!

Я вступаюсь за поэзию голосом
и голодом глаз, глоссолалией, галопируя
Бешено поперёк ипподрома вашего!
Земноводным стихам серая хлопает аудитория, сирая!
Обронённый на мандельштамовский пол стих мой
никто не спрашивал.

 


Не всё так плохо сегодня. Завтра будет гораздо хуже. Самое сложное из искусств — поэзия — не раскрывает свои объятия любителям, не раскрывает свои тайны, не потому что прячет их, нет, всё волшебство на виду, но надо обладать особым желанием расстаться с обыкновенным, надо обладать особым состоянием сознания, или заворожённостью, склонностью к «витанию в облаках»; надо обладать чутьём на «тайную скоропись духа»; надо сторониться большинства современников со страшной силой воли, надо держать «социальную дистанцию» — придерживаться вполне строгой диеты относительно желаний подкрепиться общением ни о чём, и тогда только, может быть, под занавес жизни — настанет «сцена поэзии».



***

Катетам не стать гипотенузой.
Катя-то, луч света в тёмном царстве!
Катит дилижанс, пылит дорога.
Катер. Эссен. Адмирал. Пролив Ирбенский.

Канта вещь в себе. Вид Кёнигсберга.
Квантов корреляция искома.
Кварта? Штоф. Ступенька гаммы. Время.
Канта цвет малиновый — багровый?

Католического цвета катит конка.
Окантованный зарею вечер скомкан,
Оказалась апельсиновою корка.
Обознались, плачет кто-то горько в Горках...

Канитель. Метель. Коловорот. Колядки.
Колесницы на страницах, без оглядки!
Коли снится птица синяя — к дороге.
Колосник. Буржуйка. Петроградорогий

Месяц, мясники впритык к Мясницкой,
Рубят человечину, впиваясь
Ртом гнилым в куски, волкам на зависть...
Может быть, вся эта жизнь мне снится?



Стосковался по значимому, интересному общению. Упадок поэзии сегодня — это, прежде всего, упадок общения. Любители поэзии кучкуются в маленьких зальчиках и как будто сама малость пространства повлияла и создала маленькие типажи, разговорчики : примитивные, поверхностные, со сглаженными углами, скованные цепями ведущих, свихнутые на типовом восприятии поэтов и поэзии, вечеринки, похожи на детсадовские утренники, некстати впавших в детство молодых и пожилых взрослых жителей поэтических предместий. Может быть где-то что-то когда-то было, есть, но, судя по всему, поэзия сегодня действительно перешла на подпольное положение. А поток мероприятий, включающих слово «поэзия» - это всё лишь перманентный повод для такого перехода. Всё что произошло с русской поэзией — до сих пор — не осмыслено, не овеяно долгожданным молчанием и уважением, предтечей настоящего общения. Поэзия, и в главном, поэзия Серебряного века — самое приданное народной массе и самое преданное массами любителей искусство. 

Предлагаю объявить, для начала, хотя бы, трёхмесячный мораторий — на все поверхностные, примитивные, антипоэтические мероприятия! Пусть на всех ресурсах всех посиделок, всех публикаторов появятся вывески, типа: «Умолкаем на три месяца. Ушли на переосмысление. Ваши организаторы». Поэзия жизненно нуждается в общении на новом уровне.


© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120072808651 

Поэма поэта

Ночь тиха, как слеза.
Невесомостью воспоминаний
спокойная тьма тяжела.

Ты скажи, дорогая моя,
как сквозь марево смыслов и замыслов,
как ты жила!


Рукоплещут?

Как будто бы недра означенных залов,
в которых слепые стихи раздавали в ладони со сцены,
Глухие к звонкам, к перестуку колёс,
Поэты последнего в жизни людей,
Петербургского века.

Остывшее эхо надрывного шёпота
тонких, как свечки, молитв,
разбилось о своды казённого неба...

Читайте мой голос, единственный голос поэта,
идущего вспять иль идущего спать в современности этой,
поэта серебряной ночи Двадцатого века:
- Найдите, найдите, найдите мне здесь,
среди шумного бала судеб,
отстающего от марширующих толп человека!

Да, я обронил
и оставил одну —
на давней дороге Калужской,
где странствуют странники прочь,   
прекрасную в облике гостью —
Вселенную в платье вечернем,
со звёздами, купами света,
бледнела средь русского лета,
прекрасная лунная ночь.

И в этой ночи
хочешь плачь, хочешь криком кричи,
Ты один, ты одна,
И подлунная бледность —
на всей церемонии сна,
в перелесках прелестного сна,
перекрёстно-прекрасно видна!

Мы с тобой,
преисполненный умирания, бывший ранее
статным, герой умерщвлённого века Двадцатого —
Две фигурки доски чёрно-белой альбома фамильного,
вместе с жизнью без спросу, как Зимний, матросами взятого,
мы, которых до пены пузырчатой
ливень августа намывал и намыливал, —

не видны никому — пожелтевшую память открой:
там Тамань, там прощание с брезжущей Бэллой:
капля чувства, вишнёвую вишенкой спелой,
нависает над строчкою, к смерти поспела
бесконечно-безмолвною русской порой.

О, поэт, твой безвременный сердцем герой :
Как когда-нибудь каждая капля, как с неба звезда, — упадёт...
Длиннополая тень от надежд и одежд.
И усилием ветра разъятый на мелкие клочья народ,
и беззвучным, беззубым, беспамятным словом
напичкан, молчанием сомкнутый рот.

Твой герой безучастный, твой пепел на месте огня,
Он погибнет на странном пути в никуда,
на пути, что скрывает в осеннем тумане:
скалистые волны об сумрачный берег Тамани,
тебя и меня...

Мой герой ничего не достиг, но постиг:
что напрасно шелка златорунного утра
на рынке бухарском на хлеба буханки менял;
что светлые чувства — лежат на засаленных досках
просоленных ветром босфорских менял...

На корню вырубают :
пространственный абрис других берегов
и усталость от правд, и холёную поступь шагов!
И простуженный холод гуляет взахлёб
по пустым закромам поголовно-напрасных,
и за'полонивших слезами бадьи — деревянных старух...
Красный сдавленный стон — на ладонях к лицу,
чтоб улучшить глазеющим — память и слух!

Подставляйте ладони под кровь, не хватает бадей!

А давай-ка для рифмы, мой канувший друг,
подберём этой дикой строке —
подступающих, во весь опор, к краю пропасти, там в далеке,
вдрызг исхлёстанных ливнем гнедых лошадей!

С молотком и гвоздями —
вломились в мою тишину с немотой...
И оглохший от гула распятья, сквозь гроздья гвоздей,
Я несу бездыханно на мёртвых руках тишину, с темой той,
Что сквозь ритм проступает в строке... - Ты дождём овладей,
Мой читающий друг, тем столетним дождём,
что возводит в потоки рыданий слезинки людей!

Только окна не мой,
Только глухонемой не услышит
движенья смычка по багровым волосьям упавших коней!
Марширует Маршак, маркирует свой шаг, на Чукотке
очухаться сможет Чуковский Корней;

Ничего, кроме любящих глаз, нет на свете верней.
Никого, кроме кипы с поклоном колосьев,
поседевших под занавес лета у самых корней...

Ох, оставьте Астафьева! Сотни тысяч других!
Это им, это вам, побратимы траншей, посвящается стих!

Не тревожь, патриарх, своим менторским голосом
лунную рябь Ангары, отойди, погоди до поры!
Не точи топоры, оголтелая верою рать,
помолчи, дайте детским мечтам по-одной умирать.

Отойди, патриарх, Патриарших прудов лебединую песню не тронь!
Волочит седока по высокой траве
Мой единственный век — окровавленный конь.

Над обрывом — обрыв
киноплёнки, засвеченной солнечным днём.
Объясняюсь Двадцатому веку в любви
и горжусь переполненным звёздами ёлок колодезным дном.

И зовёт, догорающий в зареве голос зовёт,
и пичужка взовьёт эту ноту над полем, в полёт
собрались: и мольба, и приказ
на руинах бессмертного века:

В каждый ранний, разгромленный, страждущий раз:
возвышающий голос: - Найдите, найдите, найдите мне здесь —
                оставшегося человека!

P.S.
оставшегося человеком.

 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120081003016

Цикл стихотворений Этот день

                Современникам поэзии посвящается

1.


Был день сегодня
Ласковый и светлый
И вспархивала в солнце
Птичка с ветки —

Так длительно-медлительно,
Как будто умерший глядит — на тело в лёжку.
В пространстве воздуха прокладывай дорожку,
Когда идёшь Москвою в сентябре,
Не думая о зле или добре;

Протягивая солнечные руки,
Религии забыв, забыв науки,
К высокородным тополям в уютных закутках...
Покой и радость возносили на руках —

К старинным окнам, сводам и церквам,
К вам, дорогие, нынешние, к вам.


2.

Всамделишно мы здесь, отчасти понарошку,
Неповторимые, соцветья лиц, аллея...
Пора идти, малыш, поставить пора ножку
На парапет Вселенной, ну, смелее!

Связав верёвочкой : обрывки фраз пустейших,
Раскаты русских чувств, букеты впечатлений,
Молчанья водоросли, лью лианы лени
На церемонию минуток августейших.

Шаги по воздуху мои, глазам навстречу.
Нас обгоняют — вовсе не знакомы.
Такие разные, я каждого замечу —
В сей долгий миг, всей жизни день искомый.

Душа моя, в осенней бронзе пребывая,
Сегодня, вдруг, так ослепительно ослепла.
Как слепок, к улице табличку прибивая,
Рукоприкладствуя... Жизнь, будто лёгкость пепла.

«Ул.Мандельштама» : буквы эти не законны...
Вам кажется напрасен этот день? Однако,
Однажды, будучи прекрасно не знакомы,
Мы не дождёмся — друг от друга — взгляда, знака;

Пойдём навстречу, мимолётна яркость мимик.
Мост через пропасть чувств — и будет не построен.
Лишь этот день, как взбудораженный алхимик,
Так тихо любит нас, тоскою не просторен.

3.

Я читаю по лицам, простите, не вашим,
Извините, что каменными вам руками не машем!
Я придумаю вас, подберу вашим снам ветер вешний,
Чтоб в дуэль между жизнью и смертью — с фуражкою вишни!


Отстающие мысли, как время курантов от стрелок,
Разлетелись осколками к счастью разбитых тарелок.
Будто лишние пули — от стенок расстрельных подвалов —
Так расплющены, выпали вместе с побелкой,  под вялый
Шепоток — мои строки, разбиты, как Врангель в Двадцатом...
Зимний холод сквозит в анфиладах дворца-то!

Я тоскую по прежней России —  всей кровью своею!
Но сейчас, восклицай, современник поэзий : -О, где ж ты!
С золотиночкой унцию жизни из слова сваяю
И сваляю из шерсти овечьего неба одежды,
Чтобы биться об двери закрытые с криком наружу!
Лучезарную оторопь праздника вздохом нарушу...

Я шагаю, мой шаг семимильный и с мёдом фанфары
Раскусили под занавес лета голодные осы.
И слезинки распаренных лиц, толстокожих от пара,
И качают под рёбрами кровь молодые насосы!

Я таскаю горящие угли из солнечной топки,
Чтобы ночь обогреть? — Осветить!  — тишину тихим светом.
Подношу долговязою гончей хозяйские тапки —
Представляясь, с улыбкой собачьей, великим поэтом!

4.

Этот день, как солянка, в разгаре Солянки —
От разрывов разбитых сердец до разрывов снарядов в Донбассе;
От ладони от солнца в Москве,
До над волнами Балтики рук, отбивающих склянки...
До живейшего голоса в сумерках лета,
вещавшего в лица детей — сладкий ужас сюжета,
и знают теперь о большом Карабас-Барабасе...

Этот день превозмог
Все ухабы, бинты, все колонны дорог —
Торжеством тишины, красотою ленивых догадок.
Будто блудного сына, не то что пустил бы отец на порог,
Но так о'бнял и к сердцу прижал...
Он обнял, он рывком устранил, окровавленный в спину кинжал!
Это день прогудел, будто шмель над осенним цветком,
над простором чудесного сна,
безрассудною лёгкостью сладок.

Этот день, эта солнцем прогретая тень,
Эти встречные люди — чужая родня,
Для которых пишу, не проходит и дня,
Для которых живу — в стороне, вдалеке,
Будто звёзды глубокие в сонной реке,
Никогда не встречаемся — больше минут
И как глину в ладонях, мой стих разомнут
Чьи—то пальцы чужие, спустя много лет...
Сыплет соль из солонки Солянка, нас нет
Друг для друга — лишь день, лишь легчайшая тень...
И насытившись дрожью тропинок моих,
В грандиозно московской округе затих —
Мой случайный, весёлый денёк городской,
Мой случайный народ: от Кижей до Тверской.
Дребезжала, как стёкла, углов дребедень,
Но овальным свершился, единственный день!

5.
 
Зачем я нужен дням, лишь пятым колесом
Великострунная мелодия зовётся.
Над плоской глыбой стен, над городом взовьётся
Над кофеваркой, подавившейся овсом,

Едва ли уловимая музы'ка лет:
Какой-то клавесин под ливнем странной ночи.
Как из увядших радостей сплетён веночек —
На царство грусти коронованный поэт...

Зачем-то нет нас здесь, над нами подшутили!
Реальность скормлена прожорливым птенцам.
Шторм не заменят десять тысяч штилей.
И ветер снежный подступает к деревцам.

Зачем я вышел в этот раз: сказать, кому?
И кому создавать из грёз — трудна задача.
И если «совесть Запада» созвал Камю,
То в шапку милостыню — Мандельштама сдача!

Зачем я одинок среди бескрайних лиц?
Не проще ли, со всей отеческой заботой,
Мне искренне предать его и, павший ниц,
Я буду всем любезен выправкой забытой?

Но нет, друзья мои, не суждено нам вместе
Ни хором жить, ни гимны распевать в окно!
Вы нашу невесомость на ладонях взвесьте,
Узнайте : порознь идём, давным-давно.

 

6.
Многосборчатою блузой гувернантки
В небе облако смеётся молодое.
Довелось нам, удалось счастье нам-таки
В эпицентре жизнелюбия, нас двое:

Ты да я и этот день, из камня город:
Третий Рим ковром расстелен под ногами.
Современник — каждый, слышишь, каждый дорог!
Сквозь Берлин, через Харбин, в обход Нагано —

Русский мир: глаза, глаза у них какие!
Светят окна где-то за морем, в Бизерте.
Спит бездомный, потерявшийся, как Киев,
И чужой написан адрес на конверте...

Что нас ждёт ещё, мужайтесь поколенья!
Этот считанный покой Москвы осенней.
Подожгут рассвет и крови по колено,
Смерть вошла уже, как в Англетер Есенин...

Оглянувшаяся даль и смолклость веток.
И распяты на домах старинных доски:
«Здесь жила... эпоха», вертит, так и этак,
На углу старик клочок событий плоский...

Этот бал ещё в разгаре, взгляд Ростовой
И вальсирующий ветер, и прохожий,
Приподняв цилиндр... И стиха простого
Не дождаться вам, и время всё дороже —

На лотках морожениц, нас миновали
Современники. И гул строфы толчёной —
Еле слышимый, как плач в полуподвале.
И с цепи сорвался в бездну кот учёный...

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120091400659
 

Цикл Цветаева, Мандельштам, Пастернак
 

Цветаева

Я скажу, как с размаха пощёчиной,
Взглядом вперясь и перстень срывая:
-Вместе с вами?  — Ещё чего!
Сад под корень, могила сырая...

Обжигайтесь, жар-птицей оставлено
Оперение! Пляс, оперетта,
Водевиль, вдосталь стали от Сталина!
Крест могильный — на что опереться.

Я от вас — за семью печатями!
Дождь на лицах идёт. И тихо так...
Я от вас — за семью печалями!
Не вернувшаяся из тех атак,

На которых  вповалку положена
Молодая свобода, с погонами!
Сердолик на ладони Волошина,
Милосердие вровень с погаными...

Может, пуговицей не оторванной,
Вниз на ниточке, следом за мною,
Жизнь повесилась, жизнь-валторна, но...
Расхлебененной дверью  заною!

За готической мыслью, горячечной —
Не угнаться, в погоне за бытом.
Будто простынь из простенькой прачечной,
НоЧКа бледная... ЧОНы забыты?

Распинаетесь и распинаете
Неустанно и  н е у м о л и м о.
Располощите и распознаете,
Проходя ослепительно мимо.

Тембр сказочника захмелевшего,
Тишь кромешная... Не спугните!
Тсс...Кикиморы обняли лешего,
Поотставшего к солнцу в зените...



О Мандельштаме (1)

Взгляд запрокинут в Рим, из рун изъят.
И топкая бездонность глаз — утопленница Майской ночи  —
Анфас : из амфорных руин, из «ять»...
И зоркости, парящей в тишине, растоптанный комочек.

На тонком гребне вспенившихся губ :
Следы изведанных чудес и липкий хохот скомороха.
Небрежный тон действительности груб.
Легко становится, и вместе с тем, до слёз, до дрожи — плохо!

На выпуклых словах — слепая муть.
Спустились певчие с хоров, бредут впотьмах по вязкой пяди.
И рухнувший вглубь сердца сон вернуть
Не представляется желанным мне, простите, бога ради!

Кормилец нефов, нервов, куполов;
Длань арбалетчика в миг высвиста стрелы в нутро атаки.
Спит дворник, мебели для печки наколов...
Танцуют грозди спелых рук и ног — гарцует ритм сиртаки.

Прочищенной гортанью минарет
Бродяг на пир коленопреклонённый созывает, плача :
О том, что пусто небо, Рима нет,
О том как по' ветру раздольные развеяны апачи!

Пасьянс разложен. Трефы. Бубна пик.
Червивой стала черва, сердцем перезревшим багровея...
Какой-то малый у дороги сник
И полоснула мысль, как бритва сквозь ухмылку брадобрея:

Никто к нам не вернётся, чернь кругом,
Сгорает ночь, объемлем мир , присядем на дорожку!
Степь ярко подожжённая врагом,
Жизнь лебединая — не навсегда и смерть — не понарошку.



О Мандельштаме (2)

Взгляд запрокинут в Рим, из глаз изъят.
На дне глазниц : триерный всплеск и звёздный пояс Ориона.
Бой сердца, словно вытрушен из лат, —
Царь Иудейский, на камнях, подле расшатанного трона.

На тонком гребне вспенившихся губ
Следы искромсанных чудес и липкий хохоток Петрушки.
Небрежный тон действительности груб
И эхо голоса об стенки бьётся в кровь — латунной кружки!

На вызревших словах — не смыта муть.
Спустились певчие с хоров, идут впотьмах домой, шаги считая.
И надо в сердце обронённый сон вернуть —
О вышитых на небе снах над тушею Индокитая.

Кормилец сытых, зодчий Покрова,
Тебе ли Грозный царь дарует жизнь, выкалывая очи,
Чтоб не построил лучше... Смерть права :
Народ, безумствуя, безмолвный зов по мостовым воло'чит.

Прочищенной гортанью минарет
Бродяг на пир коленопреклонённый созывает, плача :
О том, что пусто небо, Рима нет,
О том как по' ветру развеяны раздольные апачи!

Непредсказуема метафора, как та,
Косая скоропись предновогодних почерков открыток,
В которых чувства через край, когда
Московский снег идёт и Петербургских радостей избыток!

К нам не вернётся время, но возьми
Щепо'ть Сахары раскалённой с ще'потью двуперстья смысла!
Столько на звёздных пастбищах возни,
Что красота — дождишком вкрадчивым — над тихой далью свисла.



Над Пастернаком (1)

Что наделал с нами Семнадцатый год, Октябрь!
Калёной сталью — глубь сердец — изъёрзал, искромсал...
Смертельно ранена страна, струна, ох, табор
Пропавших в небесах имён... Огнива без кресал —

Извлечь смогли, зажглись, сгорели, та и этот,
Донашивали души на окраинах чудес.
И красной скатертью стелился новый метод —
Из кубиков слагать стихи и чуйствовавть в обрез!

С кровоподтёком переулочек. И дымо'к
Докуренных до обожжённых пальцев папирос.
И дождь подвешен к Питеру, и плакать ты мог,
Когда, как к стеклу вагона, к ладоням лбом прирос.

Речь-френч прямого покроя  — Измена, братцы!
Пусть голос, утопший в растраченном беге коней,
Умрёт! Так лучше, чем за буквальность браться,
Доканывая правдой жизнь, смерть делая больней!

Лоханью Балтика, вплотную к снам Кронштадта.
Совочком детским год прорыт в Двадцатый век —  в длину...
Одна действительность кругом! И с сердцем что-то...
Спит мир переиначенный! Утраченным вздремну.

Стать толмачом с борисоглебского на ваш?
Разжёванных кузнечиков отрыгивать птенцам!
...В бред навсегда перешли, в брод перешли Сиваш —
Махновцы, приложили штыки к разбитым сердцам!

Наискосок от разбуженной ночи стихли,
Сливаясь с неподвижностью намокших глаз моих,
В столетних липах звоны меди, ростом с Тихвин,
Стращал пространство индюком нахохлившийся стих...

Трёхпалый в перьях день, склевав все крошки
С обложки «Избранное», избранился было весь
На постоялый двор. С ленивой прытью кошки,
Валялась, сшибленная палкой с яблонь, тайны спесь.



Над Пастернаком (2)

Цветная пагода июльского разгара и раздрая...
Переверни-ка время жизни, друг, в часах песочных, лей пески!
Шершавый ветер... Пошевеливая сосны, раздирая
В кровь душу, дышит роза алая, раздаривая лепестки.

Многоугольные зверинцы — всюду, всюду!
На тошнотворных лежбищах живьём родной вовсю чужой страны
На жизнь в беспамятстве отваливают ссуду —
Нас нет на белом свете, мы давно упразднены, устранены.

Бежать нам некуда — везде одни и те же.
Есть в пряной густоте твоих, тобою неисправленных речей —
Легчайший праздник, первозданный, зыбкий, свежий;
Там легче биться умершим сердцам, полёт кромешный горячей!

Ещё есть сны у нас, воспоминанья, стансы,
Непокорённый взгляд и голос, воздымающийся в глушь пустынь.
И аромат над звонкой хрупкостью фаянса;
Крюк есть на потолке Елабуги, снесённый Англетер... - Остынь,

Не горячись, отдайся струнным всплескам ивы!  —
Я слышу голоса... Ночь закипает звёздным варевом! Молчу...
Не светочи достались — тени, тлен пугливый
И тьма, над ней, рука к руке, передают горящую свечу.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2019
Свидетельство о публикации №119071407929 

Скорее бы!

Земля смертельно устала от людей, от цивилизации потребления жизни! Я очень надеюсь, что миру, космосу, Богу, Вселенной, Жизни — удастся спастись от Человека. Защитные механизмы, судя по всему, уже запущены. На подходе астероиды, есть надежда на цунами, вулканы, микроорганизмы, типа вирусов, жертвуя собой, стараются оградить мир от распространения людей, так же, возможно, люди успеют самостоятельно уничтожить друг друга с помощью термоядерной войны до начала массовой экспансии человеческой саранчи на другие планеты...

Всё лучшее или все лучшие, то есть те очень немногие совестливые, «чеховские» люди, для коих цель не оправдывает средства, которые всем сердцем выбирают Небо, иной способ существования — в виде безбрежного, не отягощённого телом и телесной душою, сознания — спасутся для продолжения жизни на новом уровне, в многомерности. Они уже сейчас — не принадлежат человеческому выживанию, не принадлежат сообществу потребителей культурного и некультурного досуга, они видят по-иному, живут по-иному, чувствуют по-иному, в иных категориях добра и зла, хорошего и плохого, подлинного и мнимого, они соседствуют с живыми мертвецами, но неподвластны им и их миропорядку, они уже преодолели в самих себе все адаптированные для выживания : религии, науки, философии, профессии, мечты и надежды, представления о счастье.


 

А где-то в тишине усекновенной
Ещё любимые, ещё смыкаются ветвями вечера.
И старчество баллад Москвы, озвученное Веной,
И послевкусие невозвратимого вчера...

Весёлый путь — малыш бульвар протопал
И листья осени к ногам Есенина день праздный уронил.
Всемерно жду, скорее бы, всемирного потопа!
Мне слышен сон: вращая Моцарта, звучит винил :

В горящей раме: грохот, день помпезный,
Доносит смрад и вавилонский хохот, и Гоморра, и Содом —
В тар-та-ра-ры! И усыпляющий помпейской бездны
Огонь, взбирающийся по лицу, затих с трудом.

А где-то догорают золотыми
Крылами — ангелы, не в силах больше выдержать безумство сил!
Санскрит, на арамейском и пошлите за латынью,
И на кириллице : всех до единого! — просил.

Пошла плясать губерн(и)я, без разбору!
Лавиной, лавою, волною вздыбленной — мир от людей спаси,
Вселенная, спасайся от людей!... Клонясь к забору
Последней тенью, день лежит на сплющенной оси...


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120102305983 


 

Я возношу на уровень лица 
 

Я возношу на уровень лица :
Зовущий ввысь, латунный блеск горниста!
В горниле войн погиб покой тенистый
И тени срублены, как деревца!

Я возношу на уровень небес :
Земного неба полинявший купол.
Прижата к сердцу праздность детских кукол —
Где напролом живут, где кровь вразвес!

Я возношу на уровень добра :
Последнего идущего без дела!
Ночь лунная слезами оскудела
В разгаре россыпей из серебра.

Я возношу на уровень лица :
Лампадный свет ночующего неба.
Спокойным голосом сказать вам мне бы
О том, как в память канули сердца...

2009 - 2020 г.г.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120102600710 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2009
Свидетельство о публикации №109081304700 


«…как в сущности много довольных, счастливых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, враньё…
Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие… ни одного, кто бы громко крикнул, возмутился.
Мы видим тех, которые ходят на рынок за провизией, днём едят, ночью спят, которые говорят свою чепуху, женятся, старятся, благодушно тащат на кладбище своих покойников; но мы не видим и не слышим тех, которые страдают, и то, что страшно в жизни, происходит где-то за кулисами. Всё тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то вёдер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут своё бремя молча, и без этого молчания счастье было бы невозможно.»
       А.П.Чехов


"Вечный обывательский характер. У него свои радости и свои горести. Никто и ничто не может отнять у него "его счастье". Пусть горит мир, но вот сейчас, в эту минуту, он вкусно поел или у него хорошо действует желудок - и это счастье отнять у него нельзя..
Если он горюет, то через час уже успокаивается. Ведь так много возможностей вокруг для "его счастья"!"
      Г.М.Козинцев

«Счастье может быть только боевое –  только завоёванное нами. Вечного, постоянного счастья не бывает. Нельзя быть счастливым, когда есть страдающие. Но можно быть счастливым чем-то, что сейчас добыто, получено.
Диктор телевидения в одной из передач останавливал людей на улице и спрашивал: в чём, по-вашему, состоит счастье? В ответ, миллионы людей слушали детский лепет. Что-то вроде того: «Счастье – это когда дома достаток и на службе хорошо», или: «Счастье – это когда мои девочки подрастут красивыми, здоровыми и хорошо выйдут замуж». Это всё мещанство. И даже когда большие люди твердили – «Это гармония между чем-то и чем-то»  – недалеко ушли.
… повторяю, нет счастья ни для кого, пока есть несчастие рядом».
     Д.С.Лихачёв

"..скажу, что только тот достоин жизни, кто оказался  с п о с о б н ы м  умереть"
     Князь Сергей Волконский




 

Коллажи126.jpg

Уснувший в снах

Сгустился век. В сей раз ночую в снах Сайгона
Под пледом Адриатики. И львята на песке...
Под скрипы загнанного в колею вагона
Скрипач аккомпанирует тоске.

Спустился крик — над глубиною чайка, стая
Остановивших взгляд минут. С землёй сравняли дни.
Случился вздох: вдруг, я не сплю во сне? - Сплю, стоя
На каменном полу, лишь протяни —

Для братской встречи руку, созерцатель, ну же!
Я царствую в слезах людей, моя любовь в крови.
В висках, в веках, в венках — пульс счастья обнаружен.
… «Уснувший в снах» — поэта назови.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120103005
567
 

Маяковский. Застреленное сердце


Очумевшие от весны,
Пробудившиеся ветки лихорадит — 
Ветер! — вытер каурые стены безмолвия квёлого.
Грифельные точки в письмах проставлены. Тише, бога ради,
Просто стойте и слушайте : капли рассветного олова.

Небо ясное. На тысячи вёрст вперёд нет «города-сада», липа!
Руки отнялись — тянуть, толкать вагонетки с породою.
Либо вовсе запечатать глаза, делать вид что обойдётся всё, либо
Сердце застрелить...Тишиною отрадную порадую...

В комнатёнке —  громадный. 
                                     На полу. 
                                          Рядом жизнь, на дистанции вздоха.

Струйкой крови тянется мысль : тишь выстрелом искорёжена.
«Хорошо»  — из недр поэмы, а на гора получается  — плохо.
Кисть шевельнулась, как будто коснулась кисти Серёжиной.

Гражданин 
        не наставшей, 
                не осуществлённой страны
                                            и не возникшей

Сам расстрелял себя — за то, за «это» и за апломб фальши.
Обречённым на будущее жить? Из вздувшихся вен рикши  
Личного — извлекать кумач? И обманываться в кровь дальше?

Есть предел: одиночеству, нервам изодранным, дальше нельзя, братцы!
По'лки голодные, волчьи стаи мещан, и полки штыков.
Пешка  чёрная, лишь переименованная в ферзя, стыдно браться — 
Пешков Максим. И Маяковский пропал : вышел, и был таков. 

Я рифмую весеннюю гибель его...
Поэзия на костях! — чтоб
Каждая водосточная труба — вновь ожила гулами!
Я бы сам, выбиваясь из сил, прочь из города-ада, отволок гроб,
Выложил посмертное пристанище тенями голыми,

Лишь бы вызнал кто, догадался кто-нибудь
Какою ценою строки — 
Падают манной в рты, в миски оловянные и по'д ноги!
Чтобы выхлебали до дна лунное месиво, не были так строги,
Будни рассусоливая громадные и крохотные подвиги.


Тишина.
   Он уже там.
          И для всякого-каждого недосягаем.

Волосы слегка рассыпались. И лучи подошли к две'ри... 
Раздаётся клаксонами за окнами и пестрит жизнь попугаем.

Больше никогда — этот поэт...
            В это каждый из нас верит.



© Copyright: Вадим Шарыгин, 2017
Свидетельство о публикации №117021206855 

Смейся над плачем!

Мне надо, чтобы голосом обзавелась
Великовозрастная темень, холодея,
Дар речи обретая, в с т а л а   стая, с т л а л а с ь  вязь —
Узорчатая, у с т л а н н а я звёздами идея!

Венчает эшафот Земли — девчачий хор
И тонкими, как правда, голосами,
Спрямляя чувств полёт, с т о  т ы с я ч  Терпсихор,
Поют — над рухнувшими в пропасть небесами!

Произносимым Словом, на износ,
Кровь и'з носу, добудь мне, друг, хотя б кого-то,
Кто сможет стать сейчас одним из нас:
Поющих мир иной, прилипших кровью к сердцу Ланселота!

Мне надо, чтобы так высо'ко звуки поднялись,
Как прежде никогда ещё, достигли слуха Бога,
протяжным ошарашивали гулом —
Напевные рыданья поколений, пенье, длись,
Пусть дрогнет день, как тень от ног,
зависших над упавшем на' пол стулом!

Мы на руках любимых мёртвых отнесём :
К подножию Небес, к ногам Его, и пойте, пойте, пойте:
В Москве, в Турине, в Токио, и в Касабланке, и в Детройте...
В разгаре горя, мы расскажем обо всём!

Мой хор, мой гул в пути. И я до слёз смеюсь
В глаза людей, и камни в голову, спасибо и на этом.
Всемирных чувств единственным поэтом
Мне быть растратчиком! С утратами смерюсь...

С утра томись, душа моя седая, постигая,
Как оглушительно сердца обречены
На умирающую ночь! ...И жизнь, другая,
В  п р и д о н н о й  радости  п р и д у м а н н о й  страны

Развёртывает явь под сенью осени, как сон под одеялом:
Уснувших насмерть больше, больше, больше с каждым днём!
Над плачем смейся, гражданин судьбы, нас слово солнцем наделяло...
Мы не проснувшимися мир землистый доживём!


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120111106331 

Три сестры*


«Чеховские милые, скромно-лирические люди кончили своё существование»
                                                     Немирович-Данченко

«Пройдёт время, мы уйдём навеки, но страдания наши перейдут в радость
для тех, кто будет жить после нас, счастье и мир настанут на земле...»
                                                    А.П.Чехов «Три сестры»




Действо  Первое

А сердце кровью залито! Взгляд сквозь весну слепой — 
В родную грусть за тридевять земель ушедший, эх, в Москву бы!
Боюсь вспугнуть,  —  как будто лань пришла на водопой, — 
Минута счастья... Если есть какое счастье у Гекубы*.

Бежать! Оставить всё, стремглав, по лепесткам в ночи,
По звёздным у'глям — раскалённый холод жжёт, и пусть, за ставней
Приотворённой в память — свет. Ты только не молчи,
Живущий вместо нас в стране исчезнувшей, давнишней, давней,

Даст Бог, всё сбудется, всё будет хорошо, веди
Рукой нечаянной по бело-розовой волне пахучей!
Необозрима даль. Что ждёт нас? Лучшее? Конечно. Впереди:
Омытый сад ; такой улыбчивый, как рот младенца, случай.

Вставать чуть свет, трудиться до зари, влюбиться в путь
И не желать иного — В омут неба, поминай как звали!
И будто в дом родной, в распахнутый подснежник заглянуть.
Стоишь, букет к груди, жнёшь дождь, на Александровском вокзале...

...На сцене речи не смолкают — царствует гортань.
Кидают в зал сухие искры, ждут пожара лицедеи. 
...Эй, вечер, хватит, развалился тенью, перестань!
Весомый занавес настал, глазами зрителей владея.                                                                   


*Гекуба — в классической литературе имя Гекубы нередко
используется как нарицательное для несчастной матери и жены,
символ женского горя или безумия.



Действо Второе


Да... вечера...
До вечера осталась малость. Вот ведь,  давеча...
А глянь, тому назад уж минул год иль полтора, и боле.

Все мы качаемся огнём, вот здесь лампадка — эта, та' — свеча...
Рутина пышная и затхлая — «салоп соболий»...

                            
 Пауза

О, как же русской мысли строй возвышен,
А путь — куда-то под откос, в тартарары и по наклонной.
И слёзы в дождь в саду, и капли вишен
Застыли в воздухе, и багровеют вдосталь... Ив поклоны

Над серебристой глубиной тягучей.
Мечты состарились и взгляды в море неба к чайкам редки.
И скомкан смысл забытых писем, случай,
Приди, счастливый случай! Горечь будней, хуже горькой редьки!

...Парит гостиная. Земля под нею :
Мелькают дни и дни мельчают. Огни бенгальские речей — 
Разбрызганы во тьме... Смотрю, бледнею,
Взгляд беглый, одинокий. Бой сердца: глуше снега, горячей. 

Любовь замёрзла, вся в снегу, в дремучем
Полуночном лесу, избита в кровь — вот мизансцена, Боже...
Ну что ж, mon cher, ты бледен так, замучен!
Как будто там же, те же мы...Удары сердца стали строже.

Однако, держимся, с улыбкой канем
В немые марши лестниц, в тупую простоту прямых углов!
Нависла, как ручища с грязным камнем,
Судьба над нами... 
(Тут, вдруг, чихает зритель, что же, будь здоров!)



Действо третье


Как полыхает ночь!
Горят : дома, сады, надежды, чувства, страсти.
Сгорает трогательность, гарь разносят пепелища!
Венком из одуванчиков страну мою сгоревшую украсьте...
Всё догорело. И нас не слышит время, и не ищет.

Летит гостиная
Сквозь грохот костылей, сквозь перегар, сквозь ладан.
Разбиты стёкла. Ветер в комнате. И блики вьются.
Во имя будущего, может быть, полёт безмолвный этот задан?
Вновь отхлебнули горя, будто губы чай из блюдца.

Ютиться в роскоши бездонных анфилад сознания людского...
А внешний мир до боли в сердце станет безразличен!
Лишь погромыхивают в чёрных снах чугунных чувств оковы,
Лишь мчатся всадники и оглашают память кличем...

                              
Пауза

Какой громадный час!
А жизнь так скоротечна, так мала, так кратка.
За ширмой, в уголке прилечь: в траву, в постель, в могилу!
Вращает карусель, с натугой скачет  деревянная лошадка...
И что-то отвечать, впопад, кому-то, через силу.

Уехать бы..
В родную даль, в Москву любви, в иную жизнь, без грима — 
Нахрапистых овальных добряков, наседок бойких!
Ночь, гарью обдавая дом, осталась в сердце, всем гостям дарима.
Кого-то с пьедестала скинут, а кого-то — с койки...



Действо четвёртое

Ещё бушует тишина, висит покой в бездейственном саду.
Вольготно длится мизансцена с облаками.
В разгаре вечности я в дом с колоннами по воздуху взойду,
Раздвинув занавес обеими руками.

Часы в гостиной возвестили эпилог: последний взмах вослед..
Бокалы вспенились, их залпом осушили.
Уходят : молодость, седого неба журавли... Накинув плед,
В живых оставшийся глотнёт октябрьской гнили...

Ещё не кажется фатальным яркий день и час, всё впереди:
И злая вьюга, и расстрел, и лёд Кронштадта.
Холодной жабой липнет к сердцу, к раздышавшейся в рассвет груди — 
Тоска. И речь друзей молчанием богата...

Невыносимо беззащитны : глаза, шаги, частички речи,
Заиндевевшие в веках улыбки... Где вы
Угодья счастья!? (Зал тишиною гробовой противоречит
Усердию актёров)... Левой, левой, левой! — 

Грохочет гром в унылой роще и убивает на дуэли — 
Берёзы, ох, глаза твои, Господь, слезятся...                                                                       
О, как, глазеющим из зала, — немые сцены надоели,
Им вместо шёлка подавай дерюжного эрзаца!

                   
              Пауза

Задумчивые женщины, уездные мадонны,
Растеряно глядящие сквозь дождь, сквозь дрожь ресниц...

Вы больше не нужны стране,
   Лишь окрик беспардонный,
         Лишь миллионы лиц других!
                    Сирень скончалась ниц.

От сердца милосердные... Берёзки... Ветви тонки.
И добровольно согнаны на вымокший обрыв!
И падающей осенью листочек похоронки,
И дымка в небе стелется, крик журавлей укрыв...

На авансцене осени... Сестрицы-горемыки?
Нет, это вы несчастные, смотрящие вскользь нас!
Не кровь в траве, вглядитесь-ка, то капельки брусники...
И свет в окне, и взмах руки — всё не в последний раз.

Затерянные в сумерках, последние мадонны,
Им жить да жить, да некуда, прошла пора цветов.
И только купол осени — со звёздами, бездонный..
И вскинувший ладони зал... к овациям готов.


*Из книги "Серебряный поэт"
 

Рембрандт. Пролог эпилога

«Письму Рембрандта свойственен особый ритм, порождаемый ритмом всего его душевно-телесного бытия, который мы чувствуем в его крючковато изогнутом, закруглённо ласкающем мазке.. Но к чему применил бы Рембрандт этот свой врождённый ритм, чему послужил бы им, если бы не было у него религиозного опыта огромной глубины и силы?».
                               Владимир Вейдле.

               
"Гений поэта - гений ассоциаций"
          Марина Цветаева



                «Я ищу не почести, но свободу»
                Рембрандт



1.

В высоких мрачных залах с колоннадами
Полотна речи масляной развешены —
Огарки света Рембрандта и надо ли
Тебе стяжать покой — двужильный, бешеный?

Тебе бы дальше жить мой странник, странница
Но ты сдвигаешь воздух этот каменный,
Шагами меря море чувств, и станется
С меня — возвысить жизнь, а не то — канем мы

В глухонемых колодцах чудо-города,
Где крикнешь: «Жизнь!», но... эхом мёртвым свесится
Покой... И обойдётся вечность дорого,
Всем убиенным домочадцам сверстница.

Обдаст огнём догадки: Рембрандт кончился!
На веки, будто путь в метель заветную.
И пламенем свечи стелился, корчился
Предсмертный ветер, истиной заведую:

Об долгом взгляде брошенного вскорости!
О счастье дней на крючьях стен развешенном.
Портреты взгляда! И огарок горести
Прольёт дрожащий свет во мраке бешеном.


2.

И целая жизнь при свечах, до огарков с рассветом.
И каменный город, и кисть, и рука навесу.
И стоило быть мне великого мрака поэтом,
Чтоб верить, что речь на полотна его нанесу?

Старик на стремянке. И темень, как будто в оправе.
На подступах к сердцу : холодная кровь и клинок.
Рука навесу измождённую душу поправит
На тесном портрете, в котором он так одинок.

Как принял отец возвращение сына былого,
Каким он пред очи предстал дорогим!
Господствует тьма, кистью мрак избалован,
Но видится счастье, впервые, каким-то другим!

Полотна висят. Вздулись вены на шее.
Вот-вот не удержат весомость холстов!
А снег, поминутно собой хорошея,
Разбившись об землю, растаять готов...

Схоронены все. Лишь одни музыканты,
В каком-то давно позабытом дому,
Играют, встречают — Вергилия, Канта...
От Кента до Данте пространство в дыму.

Вместят — караваны веков —  галереи.
Смеющейся, Саския вспомнится мне!
И чудится, будто в ночи Лорелея,
Размытое счастье в разбитом окне.

Седые потуги апостола Павла
И бегство в Египет, и снятье с креста...
И помнишь, кувшинка легонько плавала
По глади небесной, тиха и проста?

И целую ночь при свече, до последнего всплеска,
Старик на стремянке, облепленный мраком, без сил.
Тяжёлая рама. И двинулся ком к горлу веско...
Отсутствуя, голос о чём-то зачем-то просил.


3.

Иссякший день – внатяг над бездною канат.
Свет медлит, как нога канатоходца...
Мерцанье царств. И осязаемый накат
Кромешных волн, им медлить удаётся:

Вдоль, полных чертыхающимся эхом, стен;
Над тонущей в каналах черепицей.
Плащ тайны – волоком по площадям, затем
Желанье мельниц чинно торопиться.

Колеблются. Чтут потаённость фитили,
Пропитанные взглядом одиноким.
Дома замедленною тенью надели,
Подлунность, приснопамятная многим!

Начало соприкосновенья языка
И медно-грудой плоти колокольной —
Боом-лбом...Как тишина над миром велика!
И жизнь бредёт тропинкою окольной.

Художника зовёт сплочённый свет свечи,
Поэта ждёт чертог кромешной речи!
Читая, обморок и оторопь сличи
Там, где звезда тоске противоречит.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации №120112304209 

Тишина

1.

С вечерним рассветом тебя, дорогая,
С молитвенным хохотом всех престарелых домов,
В могильной бессоннице вся, в тесноте догорая,
Среди на руках деревянных обнов,

Ты здесь, тишина, первым снегом укрыта!
Звучит колыбельная песня разгромленных лет.
И жизнь столбовою дворянкой сидит у корыта.
И кроме тебя никого больше нет.

Забыл адреса Петербург, постарели
Напевные хрипы напольных часов в дневниках.
И шастает тень по расстрелам твоим, по Растрелли,
По чистым сорочкам, погрязшим в веках.

Твой вид, тишина, будто стлались узоры
На старом персидском ковре на стене городской.
Минут твоих вечная жизнь, будто гибель у розы,
Изящно проколота смертной тоской.

Забыла Москва Петербург, но приметы:
Последнюю опись живых, как смогла берегла.
Тот голос, тот взгляд, эта ночь — первым снегом примяты.
Нас всех приютит беспризорная мгла...

2.

Уже мне дорого молчанье птиц и улиц пустота!
Со стороны неведомо какой смотреть бы и не надо
Ни разговоров, ни надежд, ни рая вашего, ни ада,
Вот только ночь бы, улица была бы полночью пуста!

Как хорошо отсутствует всё то,
Что жизнь назад казалось важным...
Я старею?

Как воды лагерных каналов — в батарею
Вошли согреть меня, так я вошёл в ту пору,
В которой ценят — падающий в гору
Поток студёной сути, ледяной...

Паденье снега. С негой. За спиной.

Ужель мне искренне так всё равно куда идёте вы :
Года, столетья, люди, голуби, под топот речи по карнизам?
Пусть, дня обжаренный кусок на шпиль над городом нанизан!
Пусть, лучник пальцем ждёт полёт стрелы, касаясь тетивы...

Как пахнет снег на николаевской ладони!
Как отречение молва царю долдонит.
Снег на перроне. Тёмно-синий лик состава.
Налево снег. И впереди. И справа.

Исправно канет в снежной круговерти
Состав, везущий жизнь навстречу смерти.

И шумность тишины с тех пор, — вагоны!
Там пляшет Мейерхольд, летит Ваганова...
Вахтангова подмостки. Эшафоты.

Кого ты ждёшь?
Уставшего, с работы...

И с содроганием я благодарен Богу:
За в переулках путь затерянный в снегах,
За никого почти о двух ногах,
За по-отечески пустынную дорогу!


Copyright: Вадим Шарыгин, 2020
Свидетельство о публикации № 120112704221

1-день рождения5.jpg

Обильное стихотворение
из цикла "Потерянное слово"


Случились ступени:
охлёстаны водами, грянулись оземь.
Вздымалось молчанье над ставшей застывшей в поклонах травой.
Согретая звёздами, жизни прибравшая, пришлая осень.
Оставленных львов при парадных дверях ропоток роковой.

Страшась безразличия,
взором касаясь чего-то такого...
Последним надеждам давая приют и с руки прикормив
Пугливую стайку столетних минут, месяц выгнув подковой,
(1) Смотрел, как в припарке дождя достоверно рождается миф.
(2) Смотрел на лучи из созвездия Льва в гуще каменных грив.

Обильная грусть —
обронённых дождей пелена вековая.
С безудержно страстным желаньем обнять и в глаза заглянуть —
Прохожим, согнувший судьбу в три погибели, прочь ковыляя,
Вдыхал во все лёгкие обременённую временем муть.

И сердце в крови,
и птенец с высоты на свободу отпущен.
И горсточка строчек — в грязи, под ногами живущих вперёд.
Мир спал мёртвым сном, греясь спичкой зажжённую, прежнего пуще
(1) Любуясь кладбищенским великолепием горных пород.
(2) Любуясь, податливой взгляду, смиренностью твёрдых пород.

Случалось ли вам :
Ливан обходить, в Ассирии петь о фьордах
И взором прижаться к возлюбленным снам Покрова-на-Нерли?
И остановиться, как в Двадцать девятом конвейеры Форда...
Туман... Тишина...Напоённый покой... Ах, куда забрели!

Уснувшие всплески весла,
убаюканный сад, астр страсти;
С трудом  вы го ва ри ва е мая  б о г о п о д о б н а я синь.
В счастливые полутона уходящую тропку окрасьте!
(1) Из мрака виднеется, целую жизнь возвращавшийся сын.
(2) Из мрака возносится : целую жизнь возвращающий сын!


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2019
Свидетельство о публикации №119082808955 

Поэма Англетер

1.

Я живу в приснопамятном и чудовищно жестоком —
Постоянстве вырванных с кровью языков пламенного заката:
Грязно-грозных, малых, милых, снесённых потоком...
На руке смертельной — белый рукав чёрною ночью закатан!

Осыпается световая перхоть люстр
Прямоугольных бетонных лачуг и хижин.
Лакают хронику зарезанного дня, распевая пьяные песни —
Соплеменники... И ничего нельзя изменить, никого, хоть тресни:
Как помои выливают вёдрами — щедрость стихий! Стихи же,

Уподобленные крыльям журавлиным, с плавным криком проносятся:
Над растерзанной пустошью деревень и кладбищенской верою в Бога.
Мысль больна, как расхристанный поэт, как раздробленная переносица —
Одинока! Хлюпает сукровица неутешительного итога.

Толпы народившихся придурков и палачей;
Толки о ничтожнейших свершениях и делах;
Топки ненасытных на берёзы печей;
Стопки, крытые смертным хлебом на плоскости плах...

Я живу среди мёртвых улиц, там поэты убиты.
И бандитские рожи властвуют над Родиной, и над каждой державой!
Нули с единицами заменят скоро на кубиты,
На кульбиты поглупевших жильцов, и на гвоздь в крышку планеты ржавый.

Бетонной тебя придавили плитой.
Бездомной тебя наградили страной.
Безумной тебя обласкали молвой.
Безлунной тебя покарали порой...

2.

Знаешь, я раньше верил в лучшее, мечтал...
А сейчас я мечтаю об астероиде и цунами, да поскорее!
Чтобы «Англетер» сорвал свой кровельный металл,
Чтобы жизнь эту паскудную привязали, как тебя, к батарее!

И чтобы цепочкой, взявшись за руки, опоясывая планету,
Стояли мы, молчали ввысь, сочленяя слёзы с дождём...
-А есть ли несчастнее судьбы на земле, чем наши? Как это «нету»!?
-А зачем же тогда столько мук? И куда мы все идём?!

Знаешь, снег обеляет тёмный факт о том:
Что нам некуда жить и высокие души волокут по зловонной жиже,
Чтобы захлебнулись смертью, и потом,
Чтобы небо, отражаясь в лужах, стало подножным, возможным, ближе!
И наяривал аккордеон на закорках сумерек где-нибудь в Париже,
А ты бродил бы прозрачной тенью по Ваганьково
с разорванным верёвкой ртом...

И чтобы, очухавшись в эту вечную минуту, один из многих,
Вздевающих руки в ночь Англетера, увидеть бы смог,
Как сочится кровь из разодранных верёвкой щёк, и как держат ноги,
И шалавою бродит истовость, вдоль стен и поперёк.

3.

Увенчалась счастьем твоя попытка проститься с ней —
С нашей жизнью лебединой и журавлиным криком.
И чем дольше живём, тем дальше стелется и сильней
Багровый закат над взмахами рук в поле диком!

Эта банда высокопоставленных негодяев...
До сих пор — они боятся тебя, поэт!
Засекретили гибель, но я скажу, не гадая:
Тьма бессильна, если начинается свет!

И пускай уже столько погубленного народу,
И пустой — город, мир, дом, подвал, люлька сна,
Но постой, человек, не бывало такого сроду,
Чтобы после вьюг не настала в душе весна!

Не в стране правительств живём, но провидцев, зрите —
Как душевна, больна жизнь и как вечен день,
Над которым, старательнейший в попытках зритель,
Зрит оглашенное молчанье деревень.

Этот запятнанный тенью от крови город, в коем
Сник запытанный лик номера пятого.
Эта власть проворовавшаяся бродит изгоем,
Очутившись в положении патовом.

А потомки, а весна январская, с тем же венком
Свежих роз, засыпанных навсегда московским снегом,
Знают о вешателях души, разливая тайком
Кровь христову, как водку по стаканам, в мире неком...

4.

Заросла травой — пядь земли с видом на Исаакия громаду.
Никого не осталось. Жизнь загуляла, от ужаса и так просто
Потому что синички садятся на кладбищенскую ограду,
Потому что любящие встречаются, а кто-то дочитал Пруста...

Не рассказывает мама дочке о ночке твоей в Англетере.
Англетер, снесённый давно, стал совсем другим и совсем не зловещим!
И священник добрый разглагольствует в эфире о высшей мере,
И читают в час досуга стихи — поэтические в веках вещи...

Погружённая в светлейшую муть шагает, как всегда шагала,
Ночь по глади выдуманных омутов, где-то на краю Ойкумены.
И послушно виднеется на небе холста скрипка Марка Шагала,
И надёжно залиты свинцовым страхом рты людские, ой, как не'мы!

Как напрасно хрипит, надрывая гортань, твой вековой Хлопуша
И обрубленными руками  перелопачивают ширь морскую!
Всё шатается по вымершим деревням ветер шалый, послушай :
Как ужасно тихо, в глубочайших снах я об иных мирах тоскую...

5.

Под тяжестью плиты бетонной,
Под тяжестью развалившихся на снегу алых роз;
Под тяжестью скрошенного голубям батона
И сбывшихся смертельных угроз,  —

Заполненная землёю яма,
Из которой когда-то ночью выкопали гроб.
И тишина, как взор устремлённый прямо,
И век, как проломленный наганом лоб,

Вдавлен в пространство.
Затоптанный асфальт:
поют, пляшут, справляют юбилеи.
Глыба, похожая на человека, белея,
Олицетворяет собою быль.
Заплаканная дождём пыль,
Застигнутая снегом аллея...

А на месте снесённой гостиницы —
Ночь гуляет и дарит гостинцы
Взрослым детям — в виде погасших лампадок.
Карусель деревянных лошадок,
Оседлай, прокатись по кругу!
Ночь зачерпывает раскисшую вьюгу
И скармливает убиенному другу
Похлёбку оловянного вида...
Никто не видал и не выдал:

Тайну о том, как напрасно
Алые розы мёрзнут на красном,
Обагрённом закатом снегу...

Ты не сможешь
И я не смогу
Объяснить — кто придумал всё это :
Розы в алом снегу, вдоль поэта,
Нескончаемо краткое лето,
Одинокую жизнь под окном,
Дальний шёпот о счастье ином,
Тихий, медленный отблеск зари,
Звёзд расставленные фонари;
Англетер и его пятый номер,
Где повеса повешенный помер...

И такое молчанье в груди —
Уходи, приходи, уходи!
Чёрной тенью на белой стене —
Наша жизнь, только кажется мне
Что мы все в этом номере пятом,
В Англетере, навеки проклятом,
Каждый, каждый лежит на полу!
Волокут негодяи к столу...
И суют в петлю мёртвую шею...

Я с годами в слезах хорошею,
Отстраняюсь от счастья земного
И взлетаю над городом. Снова
Ветер звёздный звенит и поёт,
Восходящий свершая полёт.


2021 год


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121010602646 

Я покинул свою достоверность...

Я покинул свою достоверность людскую —
Нынче в снах наяву, в отражениях, в бликах.
И смертельно живу, и с метелью тоскую...
Маяковского площадь, погрязшая в Бриках!

Человечище чёрный — по белому снегу,
Одинёшенек, грузен и губы в кровище,
Так размашисто сжат. По-булгаковски, «Бегу» —
Предпочтение, за' морем русских разыщет

Память сердца, к чему разговоры на кухне,
Когда всё, даже камни, — уснуло навеки?
Граммофон. Фон Барон. Эх, «дубинушкой» ухнет
По чужбине Шаляпин... Лакеи. Калеки...

Берега, берегите причальные всплески!
Эта ночь над усопшей, усохшей страною :
Век за веком, замедленно падает Ленский!
Из песка — адресов петербургских настрою.

Прогоню отрешённость, соломинку дайте,
Ухватиться, успеть к уготованной кромке!
И анданте строки, и отдайте мне Данте,
И осыпанный  осенью Осипа громкий —

Взвыв над стайкой читателей, стойкие, где вы?!
Истекающим сердцем светить, будто Данко!
И девический смех под созвездием Девы,
И всплеснувшая юбкою в танце цыганка,

И латунная тусклость часов на ладони:
На круги своя — время стареет помалу;
И бормочет строку за строкой, и долдонит
Барабанные дроби, наполнив пиалу,

Дождь Брабанта... То горче, то громче, то тише,
Говори, говорливым ручьям уподобясь,
Там озвученной древностью пышит Татищев,
Там означен Мариной в поэме автобус.

Там марина: с марлином, с мечтою и мачтой,
На которой приспущен, как флаг в день печали,
Белый парус... Поздравь, со строкой не начатой,
На которой бы в бронзе и в бозе почили —

Окаянные страхи! Пусть площадь Сенная
С декабристами — снежная пустошь пустыни!
Одинокая жизнь, стылым ветром стеная,
Однозвучно, как чай недопитый, остынет.

 


© Copyright: Вадим Шарыгин, 2019
Свидетельство о публикации №11912220784

Позывной. Песня

                Ополчению Новороссии посвящается


Позывной, позывной
Ты навеки со мной :

Я судьбу уместил в одном слове,
В кавычки взята моя жизнь, моя рота.

Позывной, позывной,
С неба плач проливной.

И смертельная жизнь,
И метельная степь залегла
под огнём пулемёта.

Я «Москаль», я «Шахтёр»,
Я «Рудольф», Я «Шаман»,

Позывной по земной
По любви тосковал, шёл по небу,
Срываясь в атаку!

Я Донецк, я Луганск,
Я Белград, Я Афган...

Посевной ждёт земля,
Ждёт весна добровольцев своих
боевую ватагу!

Позывной, позывной.
Кромка смерти остра!

И герои в штабах нас отправят добыть
им почёт и доклад о победе.

Позывной на спине,
Позывной у костра.

Позабытое имя его — на носилках лежит,
на прострелянном пледе.

Позови, назови —
моё слово в крови,

Я «Арбат», я богат русским братством,
прицельным огнём по карателям этим!

Подсоби, приходи,
Всё ещё впереди!

За убитых детей, за поруганный край,
днём с огнём пришлым гадам ответим!

Позывной, позывной,
Мир идёт к нам войной.

В строй погибшие встали — нас много,
смотрите нам вслед и махните рукою!

Позывной вслед за мной,
Как прибой над волной.

Над войною — «Весна» - позывной прозвучал!
Жизнь пребудет счастливой такою.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121022310049 

Белизна



Я слово обронил,
как будто выронил из рук птенца —
Живой, трепещущий комочек, сгусток страха.

День тени отодвинул от лица.
И таял белизны отколотый кусок —
в кристаллах заблудивший солнце сахар.

Откуда ни возьмись — желанье высказаться ввысь
И с запрокинутою в звёзды головою
Кричать: -Пропащий, воздухом весенним подавись,
Очнись опутанным травою луговою!

Я словно обронил
всю жизнь свою ради минут, когда
Ты, постаревший лишь на миг,
промедлил звук, как тронул колокол впервые.

Протяжно опрокинулись года
И срезанные пали дни,
как под крылатым остриём стрижей
верёвки бельевые.

Скатились капли куполов по ней —
по жизни, где-то там
За поворотом головы седой, за дальней
далью памяти, в разгаре нарастающего гула

Весенних рощ...
                - Скажи: «с т р и ж и», сильней!
Чтоб эхо заметалось между стен,
меж чёрных росчерков пера
на тихой белизне прогулок.


© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121030408299 

 

Во тьме шагов

Я на руках несу
смертельно раненное слово, боевое.
В атаку поднимаю строк усталых горсть: «За мной!».
И ночь раскинула крыла над пустошью времён, мы с нею двое,
Соседствуем, на ощупь постигая век земной.

Забытых участей расхристанные росписи на сводах неба:
Тут, видно, ни одно тысячелетие легло!
Руины жизней медленным подвластны взорам, опрокинуть мне бы —
Стакан с дождём, в котором отражение могло 

Вместить : созвездия, намоленный дымок настольного огарка,
Зарю вечернюю иль взблеск расстрела вдоль стены.
Как будто к Енисею прислонилась тенью ссыльная Игарка,
Душа раскинулась во тьме шагов, лишь спасены —

Две горсти слов: протяжны, будто пепел Бухенвальда, иль хорала
Девический рефрен, но...вот и кончилась строка,
В которой ночь по капле ливень собирала
В ладони старика.

Я на руках несу :
Тяжёлый реквием молчания, пустоты
Закостенелой плоти петербургских адресов.
Атака захлебнулась... Не взойти... Слова убитые... Пусть кто-то
Другой — охотится на лис в созвездьи Гончих псов.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121051205144 

Цикл  "Нестерпимость"

                «Народу нужен стих таинственно-родной..»
                                                                                 Осип Мандельштам


1.
Сток каменной воды в лениво павшей под откос реке.
Стук бисера искусственных жемчужин.
Строк горсть. Гость-ветер осторожно нужен...
С рук вскормленная тишь. Звук веточки раздавлен вдалеке.

Рассыпчатая рыхлая межа
И жирный след мозолистого плуга...
Распаханные судьбы стережа,
Вороний век выклёвывает друга!

И мягкой россыпью цветов нечаянного луга
Укрыта грудь и паперть со ступенями куда-то...
Стремительно застывший бег, — и тетивою лука
Стихает неизвестность неподвижного солдата.

Я лучше буду слыть подобьем Мандельштама, тенью острой
Тысячекратно сгинувшей звезды, свет растерявшей на пути к слезам,
Чем брошу слышать шум времён, разбившийся волной об остров,
Чем буду мил культурно-свысока взирающим на небеса низам!

Сток водостоков среди улиц, в которых никого и навсегда.
Стук тихий невернувшихся жильцов в распахнутые двери лета.
Строк грусть. Набат стиха, об колокол разбившего язык поэта.
С рук сброшенные шибко: шапка, шубка... взлёт лебедей, лет лебеда.

2.

Уже стяжали тишину и безразличие
Мои глаза, что смотрят без различия
На гам и гомон шарящих по клавишам,
Не понимающих не помнящих, пока ещё,
К ногам роняющих звучание теней,
Наган к виску представится сильней,
Чем пальцы эти, вдавленные в звук,
Филармонических, заблудших в звуках рук.

И нарастает в мире Рима меланхолия,
На чёрном фоне белый парус мелом холю я,
Стараясь радугу успеть над полем ржи,
Ты только в голос ночь над бездной расскажи:
О том, как медленно разбилась о гранит
Былого даль, её грохочущий громит —
Трамвай, бредёт от Покрова' и до Покровки;
Здесь народились стиховые полукровки —
Мои слепые строки — в мире полузрячем,
В котором вдовствующий крик по норам прячем.
И нарастает комом в горле сухость брюта,
И жизнь со смертью уместились в тоннах брутто.

Уже переселилась жизнь давно
В сухое чёрно-беглое вино
И пересилена свобода безразличьем.
На тарабарском языке стихи, на птичьем
Досказаны, последние следы
Доказанной, да загнанной беды...
Но светлый вечер тает под окном
В разгаре чувства, лёгкость полотном
Простёрлась, соловьями замолчала
Златая тишина, начать с начала
Пытается, вдыхая яблонь цвет,
Душа, которой нынче в мире нет.

Душа распалась на мгновенья нынче,
Хотя все стены в Рафаэле и в... да Винчи!
Мы путь прошли: от галерей и до галер.
Придерживая шпагу, кавалер
Протягивает розу Beatrice...
Слух устаёт : от слов, от дел, от речи,
В которой смысл вторичен и сокрыт,
В которой насмехается Сократ...
И в памяти останется одно:
Свечой взблеснувшее в полуночи окно,
Темп, тембр, Тибр — где-то меж веков,
Да обрамлённый звёздами альков
В заброшенной, замшелой части света,
Вблизи озвученного морем чувства лета.

3.

Я для плахи стихи напишу,
для посмертного вскрика над койкой,
На которой застыли лучи полуночной звезды.

Я под бьющимся сердцем ношу
неумолчный какой-то
Голос, будто распаханный стон вековой борозды.

Постаревшее имя потерь
напишу вдаль, в дороге с котомкой.
Только ты мне поверь, только ты и остался, осталась одна у меня!
Пусть почудится что-то о жизни последним потомкам:
Тихий пепел костров, да задумчивый взгляд
на остывшее пламя огня...

Я с опаской стихи напишу —
как босой по камням под полуденным зноем.
Где блаженная течь ренессанса с избытком страстей!?

Я лишь тень воскрешу
венценосных веков, о которых мы знаем
Только след, неподвластный сознанию свет скоростей.

Постучись в эту дверь,
об дубовые в кровь разбивая ладони!
Днём с огнём утверждаясь как тесен мир комнаты той,
Где вода, проржавев, бьёт по капле в висок и латуни
Так хватает для сорванных кранов из жизни пустой.

Я такие слова напишу —
что услышишь: как звёзды горят и как высятся скалы,
И литавры прибоя, и жаренный визг городов;
В них: встревавшие в шторм кораблей броненосные скулы
И вспорхнувшая ветреность птиц москворецких садов!

Мне бы только успеть:
распалить и расставить покой беспробудный
И готов написать:  «жизнь превыше всего».
Ввысь влекут Мандельштама заплечные, млечные будни.
Я слагаю стихи из потупленных взоров его...

 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121060808140 

Цикл  "Сновиденность"

                                      Посвящаю этот цикл моему другу по переписке,
                                                                  моему Читателю и единомышленнику,  гражданину поэзии Геннадию Батарову

 

1.

На распластанном сне, на растоптанном зное,
Там, где взгляды слепые и сгустки желаний,
Петербургская дверь одичало заноет,
И мне хватит любви, сил хватило же лани —

Для последнего в жизни прыжка, воспарила
Над чахоточным счастьем душа молодая,
И старуха-судьба оперлась на перила,
И сквозь грозы доносится бледная стая...

Даже ангелам небо взмахнуть уже нечем!
И прозрачные струны веков молчаливы,
И глазищи миров, как синюшные сливы.
И сошествий с ума ни за что не излечим.

Спят барханы песочниц. Вскрик: «Будьте как дети!».
Здесь, как слёзы дожди, — старорусские дебри...
Что-то делайте, солнце на темень наклейте!
Сон и явь, жизнь и смерть — аргентинское дерби.

2.

Река рекла — струенье вод,
Реченье хладное стремнины.
Гончарный круг свершал из глины
О чём смолчать, сказав, смогли мы,
Созвездий тихий хоровод.

Дни по спирали восходили
К высокой кромке дальних скал,
К средневековости идиллий,
Где мастера холстов чудили
И голос слышащих искал.

Ужель сновиденность в упадке,
Один остался среди вас,
На склянки в море неба падкий,
На гул веков в старинной кладке
И на пропахший тьмой рассказ?

Века осиливая взглядом,
Парила птица вдалеке.
И праздник праздности так рядом,
И ты, рассветная, так рада,
И глубина реки в руке!

Река влекла и рокотала,
Весь путь струеньем занята.
И счастья берегам хватало...
Как в обездвиженность каталок,
В обрыв уткнулась темнота.

3.

П р о т я ж н о е,  как бы ночной гудок,
Как бы кочующего в дюнах паровоза,  —
В и д е н ь е — времени бесформенная глыба —
Горл пересохших влажной мглы глоток,
Залатанная чёрная дыра...

А вы расслышать чермный свет свечи могли бы,
иль как коснулась лепестками роза
холодной бездыханности одра?

Что ж, ливней льющиеся стены ждут
Идущего сквозь них, бесстрашного идальго.
И вмятины доспехов помнят лязг удара.
Вновь прерывает кровь из сердца, словно жгут,
Свободная от истины строка...

И мнится мне, что я пишу в глаза недаром,
и подсыпаю под полозья снег из талька,
забыв бестактно как полынь горька!

Портняжное освоив ремесло,
Выкраиваю лунный блеск из потной плоти 
В сюртучной серости обрюзгших граждан быта.
Последних чаек в море унесло
И тесно стало в городах пустых!

И рукоплещет смерть и до костей забыта
совсем иная жизнь, вы на неё плюёте,
губами пошевеливая стих!

4.

Как ядовита яркость олеандра!
И прах слоями над Империями ног,
Над завоёванным мечами Александра
Пространством царств,

Я никогда не мог —

Постигнуть мир,
в который окунули,
как в мутно-красную бадью, как в омут с головой;
как в пыльный зной в заброшенном ауле,
где день и ночь — унывный, горловой —

Напев, набор, напор печальных звуков,
Иль вдруг разверзлась над глазами тишина...
Где у Наташи с Пьером — топот внуков,
Где вкруг меня «эРэФ», но не страна!

Наш, ставший пьесой, сад. Свет мезонина.
Свисает дом над пропастью огней.
Вращая листья осени, стремнина
Реки времён - смерть делает сильней!

И только сон — спасает жизнь от яви.
Не просыпаясь жить — витать, витать, витать,
Не дожидаясь, больше, что объявит
Латунный голос — честь и благодать!

… Как на созвездья полночь плодовита,
на погружение в высоты чувств, на озарений дрожи...
И чёрно-белый шелест яблоней вокруг.

Я засыпаю в жизнь.
И души плюшевых игрушек —
жалея всё, живее всё, дороже!
Щека к щеке, смыкает — над уснувшим беглецом —
угодья счастья, травы, чувства, мысли, ветви —
прославленный, раздольный Бежин луг.


© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121070803787 

Здесь каждый звук и каждый взмах...


 

Это стихотворение написано под впечатлением одного эпизода из воспоминания о Мандельштаме, по сути, о том что же это за явление такое: «большой поэт» и какая неимоверная самоотдача, какой ужасающий невосполнимый расход нервной плоти скрывается за каждой свершившейся строкою, в которой живёт и умирает поэт, за каждым звуком, прорвавшимся из заточения в «клетке груди», вырвавшемся из захлебнувшегося собственной кровью сердца! Как это состояние родственно, близко, знакомо мне.  Какой прекрасный и проклятый, какой единственный и всегдашний путь, шаг поэта в пропасть людей!

«Первыми слушателями стихотворения «За гремучую доблесть грядущих веков...» стали выдающийся актёр-чтец Владимир Яхонтов и его жена Лилия (Еликанида) Попова, с которыми Мандельштамы особенно тесно сошлись в 1931 году. «...Он затравленным волком готов был разрыдаться, и действительно ведь разрыдался, падая на диван, тут же только прочтя нам (кажется, впервые и первым) «Мне на плечи кидается век-волкодав, но не волк я по крови своей»  — записал в своём дневнике Яхонтов». (Из книги Олега Лекманова «Осип Мандельштам: ворованный воздух»)


                «Потому что не волк я по крови своей...»
                                                             Осип Мандельштам



Здесь каждый звук и каждый взмах, здесь каждая — полита
Строка — и смугло-алыми слезами, будто кровь, здесь билась в крик
Душа полегшего, чтобы полегче вам, поэта!
И ливни львиных слов взбагрили выцветший на чувства материк.

И вычерпнут из глаз — поток рыдания души, как бы закат из блёклых вод канала!
И миллионы народившихся — пустых, простых, пустопорожних дней, прошедших мимо —
В глазах не отразилось то, как ночь над миром звёзды мира в омут миро окунала
И одночасья силуэты породнились с одиночеством веков неумолимо.

Здесь наших счёт — уже на единицы, на десятки и на тысячи — убитых! Брошен 
Поэт под топот зрелищ и всё ниже крылья чаек с каждым днём!
Витает мёртвая, пустая тишина — над жемчугом разбившихся об пол горошин
И лицезреют нас, прилюдно умирающих в строке, живьём!

Куда ни кинь стихи — пустые закрома, незрячий взгляд из недр яблока глазного!
Здесь никому не нужен нервный срыв строки и таинство речей, и хладный блеск обмана :
Бездонный купол ночи, будто реют слов подлунных фрески небожительства земного.
Обнову любит смерть. Мне снова криком прокричать: что эта жизнь прекрасна и гуманна —

В моей родной, неузнаваемой, переродившейся, больной, большой стране! Изгоем
Здесь каждый из оставшихся людей — влачит седую память дня,
В котором он, звериным воем воздух оглашая, вдруг, затих в рыданиях и в коем
Осуществляется присутствие представшего меня...

Здесь начинается попрание страстей — рулады
Рассветных птиц в садах ночных и зарождается в груди полёт,
Когда заря, и облики грядущих снов крылаты,
И дождик, вместо слёз, засохшие под солнцем истины польёт.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121072100124 

Три стихотворения о главном

1.

Дверь мира моего,
распахнутая настежь дверь перед толпой,  —
Скупая роскошь вынужденной крови.

И на осколках, выходящих в звёзды, окон
Лишь счастья срезанного локон, век рябой —
Лениво восседает — день коровий

На переполненных ресницах — снится мне
Чудесный мир : порхает стрекоза над басней, над Крыловым,
Над пользой муравьёв, ползущих строем по стране,
И превосходит труд их — делом плёвым.

С незваными пью чайный цвет орнаментов пустых
И угощаю пресных присно памятным закатом.
Спит, настежь двери распахнувший, пахнущий ветрами стих,
И над пространством в тысячи египетских локтей
рукав нетканой тишины закатан.

Обнажена
обглоданная взглядами
музы'ка медных труб, горнист

Сомкнул уста
и не раздастся больше позывной к отходу.
Разбитый полк. Перебинтованная тишь. И путь тернист.
Не поддаётся пришлым — горность горна, мыса Горна шквал,
ни впредь, ни сходу!

Дверь братства моего,
распахнутая настежь дверь перед толпой.
С улыбкою в крови встречаю чуждых и чужих, и всяких-разных тоже...
Как крылья сломаны у ласточки слепой!
И как же, Господи, она одна, до дна, поверь,
И как же настежь дверь!
И как мы с ласточкою, «настежь», схожи.

2.

Состарилась эпоха, вышла в ночь,
Забрав с собою вкрадчивость размаха.
Стеснительность, достойная помочь,
Сменилась беспробудным буйством страха.

Все умерли. И только шантрапа,
Вошедши в пору, в силу, бродит всуе.
Проломлены пустые черепа —
Тупым предметом дней. Тоску рисуя,

Моя переиначенная речь
Напрасно расточает блажь былого.
Пора пришла клыками подналечь
На жрачный жар нанизанного слова!

И только в потаённых жерлах глаз:
Огарок мыслей, зов свечи редчайший.
И сумерек расплывчатый топаз,
И сутолоки вспененные чаши...

Состарились: в конце тоннелей свет,
Мечты, что стали мельче и покойней...
На привязи — полёт пустых планет.
Застыли сны, как вкопанные кони.

3.

Бушует тишина.
И тайна тайн ещё в бутонах.
По лезвию, по кромке памяти входите —

В высокий небом дом,
в котором, будто в тоннах,
отсутствие людей и стол на шестерых.
Правдивых вымыслов ваятель и воитель —
глубоководной спутанности стих:

О шумном, о шумерском и о мерзком — ярко!
О сшибке праведных и праздничных глаголя,
О том, как сцеживает звучность, как доярка,
Строка от Бога, от Ван Гога до Де Голля!

Развешены повешенных портреты
На всех отсутствующих стенах, лица в ряд.
Высокой кровью дерзновения согреты
И дом заброшенный, и люди говорят

О чём-то тихо, свет вполголоса отныне...
Бурлит и бродит во хмелю веков лучом
Великовозрастное солнце, и в камине
Сгорают ласковые речи ни о чём.

О сколько вас, забредших понаслышке,
В телесно-тесный дом, в холодный сруб!
Прижизненно вмещают гибель книжки,
Так кормят Хлебникова — хлебной коркой с рук.

Дом спит
в стране голубоглазой,
Которой нет карте ни одной.
Жизнь бросилась... Поднимут водолазы
Души останки, притворившиеся мной.

… Бушует тишина.
И таинство растерзанной вселенной —
Московской калькой «петербурженных» огней,
да взглядом любящим возлюбленность — предстало.

С буржуйкой стынет дом,
дым, пепел догоревшего полена...
Ночное солнце припекает боль сильней.
И на погосте века тень от пьедестала.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121080904711
 

Дикое мясо

«Есть прекрасный русский стих, который я не устану твердить в московские псиные ночи, от которого, как наваждение, рассыпается рогатая нечисть. Угадайте, друзья, этот стих - он полозьями пишет по снегу, он ключом верещит в замке, он морозом стреляет в комнату: 
...не расстреливал несчастных по темницам... Вот символ веры, вот подлинный канон настоящего писателя, смертельного врага литературы»                
                Осип Мандельштам

«Дошло до того, что в ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост... Вот что мне надо»                
                Осип Мандельштам

 

В покинутых домах и в бездыханных весях — 
Огни, одни, о дни мои, нечаянная россыпь фонарей,
Примите странника, пусть я слезами высох,
Взволнованным мирволю москворечным снам и делаюсь бодрей, 

Когда царит простор и Савскою царицей
Ступает ночь, и тенью по стене крадётся аравийский лязг!
Жизнь пропадом пропала, но вернёт сторицей
Туман — остроконечнейшую шаткость шор и шалость ласк.

Минуя рык, стяжавших беспробудность клеток,
В которых миллионы лакомятся диким запахом жратвы,
Я больше не касаюсь взглядом глаз и меток
Стрелок, остановивший сердце навсегда, мы все — мертвы!

Я радостно молчу словами о великом
Высокочувственнейшем равнодушии своём, мне всё равно:
Ни жив, ни мёртв — вдрызг не причастен, поживи-ка
Вот так, узнаешь, в пальцах разотрёшь рациональное зерно!

Наклон стены иль свежее объятье спячки?
Мой славный бред свободных очертаний, бытиё мне на черта?!
В Крыму заклинивший наган в руке Землячки
И струйка крови запеклась в белогвардейском уголочке рта.


Окончательный вариант концовки стихотворения:

Нам жизнь теперь на крохотных лугах, спит горсточка, в тумане.
Поспите, могикане вы мои, пусть не справляется костёр с кромешной тьмой!
И тишина под небом. И-и в о л г а молчит. Строка обманет,
Ведя тропинкою неведомой, в цветущий мир, за горизонт мечты, д о м о-о ой...


Изначальный вариант концовки стихотворения:

Ни Запад, ни Восток уже, ни север с югом — 
Не надобны! Печорина увозит вечная коляска, ээ-эй...
Саднит поэзия... И тихо станет другом
Есенин, стонет, чуть живой...И полночь стынет в сумраке полей...

В покинутых пространствах ветер, волком воя,
Оспаривает ночь у мёртвой тишины, но пустота сильней:
Лишь ты да я, да мы с тобой, нас нынче двое :
Читай, дослушай до конца до горизонта тонущих коней!


                В ночь на 28 декабря 2019 года


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2019
Свидетельство о публикации №119122904100 

Цикл  Русский исход

«..по чужим местам –
  Воины с котомкой!»
                Марина Цветаева (1921)


Русский исход. Для меня это не просто эвакуация из Крыма в ноябре 1920 года свыше ста сорока пяти тысяч русских душою людей: офицеров, солдат, казаков, юнкеров, гимназистов, сестёр милосердия, священников, учителей, мастеровых, крестьян и рабочих – участников белого движения – жён и детей – семей офицеров и генералов Русской Армии. Это   н а ч а л о   и с ч е з н о в е н и я   той России, которая достигла необыкновенных нравственных и художественных высот — в жизни, в культуре, в искусстве, в общении, в религии, в любви. Для меня — это исход России из пределов своей собственной естественной и непрерывной судьбы и переход в совершенно другое, более низкое, более неустойчивое, беспризорное состояние — такое, в котором обывателей (со стишками и без стишков) уже практически некому остановить, некому переубедить, урезонить, обуздать — словом и делом.

Русский исход:
Галлиполи, Лемнос, Кабакджа, Чаталджи, Бизерта.

Несмотря на запрет французских властей, Врангель прибыл в русский военный лагерь в Галлиполи перед отправкой войск на Балканы и обратившись к солдатам, юнкерам и офицерам, сказал: «Родные славянские страны широко открыли двери своих государств и приютили у себя нашу армию до тех пор, пока она не сможет возобновить борьбу с врагом Отчизны.. Спасибо вам за вашу службу, преданность, твёрдость, непоколебимость. Спасибо вам и низкий поклон».




                «..битая – в бегах
                Родина с ладонью!»
                            Марина Цветаева



1.

Высоко бьётся сердце! Не надолго.

         Ладан.
         Ласки.
         Литании.
         Ладога.

Духовые оркестры.
Родители...

Перечислить всю жизнь мне,
Хотите ли?
                                  
В две ладони – за поручень, режется...
И мерещится — рощица? Рожица!

Трупы.
Крупы.
Крупа с неба сыпется,
Помнишь снег синеглазый, из ситеца?

Трапы – тропы в нутра, в жерла горести —
Пароходные...
-Скоро ли?
-Вскорости.

Шашки в ножнах.
Шашками.
С винтовками.
Вверх иль ввысь поднялись?
Стали ловкими —

Боевые ладони горячие!
Сны — ослепли,
Сны больше не зрячие...

Высоко бьётся сердце! Горючее.
Застрелить себя?
Не было случая...

Врангель справа.*
«Ура» синеглазое.
Дым над волнами
Медленно лазает.


Главнокомандующий Русской Армией генерал-лейтенант барон Врангель объехал на катере и поприветствовал, перед самым отплытием, все корабли, находящиеся в Стрелецкой бухте на рейде Севастополя. Несмолкаемым «Ура»  встретили войска приветствие своего Командующего.

2.

Участь части — полка нашего:
Фронт – прорван, тыл – продан!
Лют люд! Век шинель изнашивал.
Мир красный обещан народам.

Ротам приказ: Насмерть пятиться, 
Семьи — детей и жён спасая!
Ярко догорает пятница.
Смерть — по пятам, да тень косая...

Ночью злой с позиций снятые
Брошены на штыки, под пули.
Мяли папироски мятые, —
Бережно табачок продули.

Участь чести. Бинт. Помните?
Лучше бы погиб, чем по сходне...
Ветер — по палубе-комнате,
Мёртвый, в рубахе исподней.

3.

Высится корма парохода, покорна.
Господи, упокой, вознеси!
Конь с рук не берёт больше корма
В шаге от выстрела, от Руси.

4.

Дом с мезонином.
Над «Чеховым», кажется,
Грустно смеются
За круглым столом.
Снега весеннего серая кашица.
Мёрзнет окраина
И поделом.

Плечи озябшие
Шалью укутаны.
Пяльцы. И пальцы
На белые клавиши.
Чёрный клубок отношений
Распутанный.

Распри.
Распутин.
Распятие...
Знали же!

Споры оглохли, застыла, как вкопана,
Музыка и тишина над окном.
Гулом предчувствий сытые допьяна,
Умерли в креслах. В доме одном.

5.

Прямо в солнце глаза мои! – настежь.
Раскалились огнём негасимым.
Что ж ты, осень, дождями-то застишь 
Русских чувств – лета, вёсны и зимы!

Вниз по стёклам слеза моя – вместе:
С юнкерами! – просвет?  — на погонах.
Отходящие части и чести.
Крымский ветер в разлуку погонит.

Прямо в небо друзья мои! – взмыли.
Низким чайкам досталась лагуна.
Вёрсты кончились — далее мили...
Всем оставшимся — взгляд Бела Куна.*

Прямо в море шаги мои! – кратки.
Чайки плакали. Люди молчали.
И метались вдоль кромки лошадки,
И в висок расстреляли печали.

*
Бела Кун —  венгерский и советский коммунистический политический деятель и журналист. В ноябре 1920 года после установления в Крыму советской власти был назначен председателем Крымского ревкома. На этом посту стал организатором и активным участником массовых казней офицеров в Крыму.

6.

Суетливые сборы в дорогу:
Феодосия, Керчь и Алушта.
Сдёрнув с тумб, смёл приказы к порогу – 
Ветер.
       -Кончено всё! 
       -Да неужто?!

Рысью кони прошли Симферополь
И у самого синего моря
Долго слышался топот и тополь,
Обезумевшей коннице вторя,

Сбросив пыль и солёные листья,
Разбежался по сонной брусчатке.
Статной барыни мордочка лисья.
И чужая эпоха в зачатке.

Связка писем,  иконка, шинели,
Саквояж, топкий запах секвойи,
Сборник стройных стихов — не сумели
Мы погибнуть в России. И злое

Утро хмурое — вышло из дому,
Расскрипелись по улицам ставни.
Полем, п'о небу, будто литому,
Век прошествовал давешний-давний.

Дрожь домов. Дождь. Обрывки воззваний.
И какая-то женщина в белом...
Цвет вишнёвой судьбы дяди Вани.
Клятва верности Родине мелом...

Всё смешалось, валялось, скулило.
Не вернуть. Не вернуться. Отныне.
Берег. Ртутного у'тра белила.
И спасает расстрел от уныний.

7.

Русский исход..
Тысяч тысячи судеб!
Тыщи искромсанных шашками плеч.
Кто-то поймёт, ну а кто-то – осудит.
Мне же в степи догорающей лечь.

Русский исход – 
Из имён, из имений,
Из городов, деревень, из письма!
Нас никогда
И никто не заменит,
И не заметит, по-свойски, весьма.
 
Русский исход – 
Боевые слезищи.
Эй, обыватель, глазей, не робей!
Хлебные крошки лениво разыщет
На одиноком столе воробей.

Русский исход:
Боль и слёзы — вначале,
Ну а потом лебеда под окном.
Нас на чужбине сирени встречали.
Кровь успокоилась в сердце больном.

Русский исход.
Нет России? Другая.
Тихая полночь легла на поля.
Занавес, по сантиметру сдвигая,
Сцена пустела, как память моя...

2012-2016 г.г.

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2012
Свидетельство о публикации №112031506539 

Столетие одиночества

                        Погибшей России посвящается...

Веселье жалобного скрипа
Качелей, ввысь качнувших строй —
Домов  — слилось с застольем скрипок,
В сердцах обруганной порой.

Виолончельными смычками
Стихи прощавшегося дня,
Правдоподобный гул чеканя,
Вобрав Вселенную в меня,

Укрылись в мезонине старом,
Где гобелен, где Магеллан;
Где тихую, как счастье, даром,
Свободу нёс аэроплан!

И, вот, всё кончено, пропало:
Россия вздрогнула, впустив
Войну, с нашивками капрала,
В подлунный сон полночных нив!

Чай с кровью. Месиво раздрая.
И «сёстры» трижды — не нужны,
И дядя Ваня, умирая,
Не знал, как медленно, княжны

В подвале мира оседали
Вдоль стен, как в грудь вошли штыки;
Как смерть, под тяжестью медалей,
В молчанье встретят старики.

О, mon ami, окаменела
Г р и ф о н а ми'  ф о н е т и ка'.
Следы от пуль — хватило б мела
И мыла — кровь замыть слегка...

В графу «расстрел» вписали вскоре
Происхождение своё.
Пятиконечным стало горе
И шестипалым бытиё...

Уж с той поры, как подменили:
Судьбу, Россию — столько лет!
А я всё — в небо из ванили
Рвусь, как единственный поэт, —

Страны, которой нет на свете,
На карте, в памяти, во всём —
Стихи, которые как дети,
Свершать в глаза людей! Несём

Мы на руках с тобою, милый,
Ещё не умерший почти,
Лучи — в бескрайние могилы
Вдоль колымажного пути.

И только та, о кой расскажем:
К груди прижатых рук страна,
Помянет проклятых со стажем...
Разверзнет шторы старина :

В хрустальном крошеве графина,
В слезах, как будто купола,
Глаза умолкшие — графиня —
Вдоль окон мёртвым сном спала...


19 августа 2021 года


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121081903278 

Многословие

1.

Померкший свет,
как тень улыбки вслед бегущим детям;
Бегущих по волнам, давай заметим,
Прижавших циферблат к минутам этим,
В которых чувства света больше нет —

Совсем! Как нет : оравы шалых гимназистов
В бездомном сне : из кранов неказистых —
Воды — в подставленные руки, лики, крынки,
Вдоль яблочного спаса грохот к рынкам
Везущих спелость августа телег —

Вдоль вдаль застывших шпилей и калек —
И колыханий ситцевой разлуки
Над сгущенностью первой пустоты,
Когда к ладоням — губы, горла, рты, 
И одноглазый, одноногий, однорукий —
Любимый образ, и глаза от снов чисты...

2.

По берегам чужого взморья бродят сосны
И над приютом Бродского, не сносны,
Витают чайки, чистый, папиросный
Восходит в стратосферу дней дымок...

И ключевое слово: «о д и н о к» —
Над каждым : гулом, гонгом, Гангом, горном.
К земле склоняюсь в бешенстве покорном.
В стихи глазеют с интересом, и с попкорном...

3.

Поодаль падаль. Падальщики  рвут,
Вонзают в тело загнутые клювы.
И только трубы водосточные ревут,
Усилив твой стишок, подёнщик, «клёвый».

В лианах ливней стаи строф висят —
Прямоходящий смысл из уст двуногих.
На блюдах поданы, как будто поросят,
Несут, свисают, будто осьминоги,

Безжизненные щупальца слогов,
Бесчисленных душепродавцев трели,
И, наживая тысячи врагов,
Молю, чтоб струйку крови рассмотрели —

Как-бы-поэты! Годы напролёт:
Стишки, стишки, стишки — каток потока!
И волочится по земле людей полёт,
И добрых благоденствие жестоко.

4.

Померкла тень от света.
Даже тень — померкла!

Даже по меркам —

Пусть, самым скромным — век простолюдинов
Стал нескончаемым! Вплотную к яхте льдины!
Поэзия — во льдах — ещё видна,
Поэзия видна — во льдах! До дна.

И отмеряет время скорби метроном.
Летит по рельсам в никуда купе с окном.
Залито чаем с подстаканником дорожным,
И стала изморозь на строчках сна — мороженым.

Я потерялся, я сознательно не в ногу,
Не с вами, не иду, не к эпилогу,
Но затерялся в таинствах чудес,
В которых вечно времени в обрез;

В которых, пробегая анфилады
Пространств распахнутого Зимнего дворца,
Я тень лелеял венценосного лица
И корабли считал залитой сном Эллады.
Подспудно прячась в пятом из углов...

И, огибая тысячи голов,
Поэзия — вдоль смыслов, понемногу,
Наращивая в сумерки дорогу,
Закупорив, во вскрытых венах городских,
Анафемы отведывавший стих,
Поэзия сошла, как тень с лица,
В стихотворения, иль в капли медных кранов...

Ай, да бараны мы! Альдебарана
Постигнув суть, в созвездии Тельца, —
Поэзия, став частью обихода,
Осталась в чёрных недрах парохода,
Протяжным пролегла гудком по Каме,
Покамест жив ещё, сей стон, пока не
Заглох мой голос, мой Елабуги Воронеж,
Смотри его, а может, к ночи, тронешь

Рукою суть, по правому по борту.
И узников поэзии когорту
Представишь в виде брошенных монет
В ночное море... Не вернуть нам, нет,

Поэзию, но память о потере,
Как чайка в Камергерском на портьере,
Останется, под занавес времён...
Ну что с того, что путь не оценён —
Моих предутренних под вечер строк.
Настал словесности изящный эпилог:

Из тех, кто есть — все сто процентов, все — не те!
Не нужен свет в кромешной темноте.
Чужие нынче — в каждом закоулке,
Во взгляде, в поворотах головы,
И в адресах Москвы на дне Невы!

И только о т о р о п ь — на каждом дюйме, дюне, йоте —
Из хрусталя разбившегося пьёте
Незримый реквием — пустые времена.
И тишина, не то чтоб вменена,

Но с каждым часом, мигом, миром, годом,
Между поэзией и пишущим народом,
Растёт, как пропасть между Церковью и Богом,
Вширь тишина! Душа молчит о многом...

Померкший звук
над краном сорванным:

Струится ночь с оттенком меди.
Хруст под ногами сонных мидий.
И массовость навеки в моде...

Всё пройдено.
Жизнь по-инерции, пуста.
И заколочены уста
Кукушек в ходиках...

Лишь жбаны жабных жалоб...
Я — жалок, иль для слов напрасных желоб?
И многословностью своей зануден
В шаманстве одуревших в бубнах буден!
В шампанстве — вспененные будем!

Мне не хватает: Бродского и брода
Для перехода через Рубикон.
Поэт за горсть очарований душу продал
И против всех живущих, испокон...

И пусть струится кровь из крана в доме,
В котором бродит прошлое вином.
Отсутствуя иль пребывая в коме,
Жизнь позаботится о будущем ином.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121082504031 

Непоправимо падает дождь



Непоправимо падает дождь
На умолкшую в терниях ночь городскую.
По исканиям, как по Тоскане, тоскую.
Может быть, песню, Господи, даждь?

Звёзды на дне пошевелит пруд —
Плавником, течением веков иль вручную
Я строкою смогу обнажить речь ночную...
А дверь на небо нам отопрут?

Как срублен тополь! И сад! Во всём
Что меня окружает — сиротство сплошное!
Время денег укрыто пустою мошною,
Часовщикам в починку снесём.

Неизгладимо падает ввысь
Догорающая звёздочка фейерверка.
Будто ужас, нарастающий в зенках клерка,
Страшным молчаньем отозвались:

Все закоулки жительства тех,
Кому в глотки вкладываю провозгласить стих!
И соскальзывает тенью сон поэзии с них.
И не пробиться сквозь скорбь потех...

Невыносима моя жизнь-явь
В самой гуще и толще людей, хлещущих будни?
Может, встретимся, жизнь спустя, в два пополудни?
Кормчий Вселенной, ладью направь —

В глубь моря неба, внутрь меня, так,
Чтоб ромашка рассталась с лепестками ярко
И возникла, над потерявшим тяжесть, арка —
Ни обрамляющая, ни мрак...


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121082506424