Многословие

1.

Померкший свет,
как тень улыбки вслед бегущим детям;
Бегущих по волнам, давай заметим,
Прижавших циферблат к минутам этим,
В которых чувства света больше нет —

Совсем! Как нет : оравы шалых гимназистов
В бездомном сне : из кранов неказистых —
Воды — в подставленные руки, лики, крынки,
Вдоль яблочного спаса грохот к рынкам
Везущих спелость августа телег —

Вдоль вдаль застывших шпилей и калек —
И колыханий ситцевой разлуки
Над сгущенностью первой пустоты,
Когда к ладоням — губы, горла, рты, 
И одноглазый, одноногий, однорукий —
Любимый образ, и глаза от снов чисты...

2.

По берегам чужого взморья бродят сосны
И над приютом Бродского, не сносны,
Витают чайки, чистый, папиросный
Восходит в стратосферу дней дымок...

И ключевое слово: «о д и н о к» —
Над каждым : гулом, гонгом, Гангом, горном.
К земле склоняюсь в бешенстве покорном.
В стихи глазеют с интересом, и с попкорном...

3.

Поодаль падаль. Падальщики  рвут,
Вонзают в тело загнутые клювы.
И только трубы водосточные ревут,
Усилив твой стишок, подёнщик, «клёвый».

В лианах ливней стаи строф висят —
Прямоходящий смысл из уст двуногих.
На блюдах поданы, как будто поросят,
Несут, свисают, будто осьминоги,

Безжизненные щупальца слогов,
Бесчисленных душепродавцев трели,
И, наживая тысячи врагов,
Молю, чтоб струйку крови рассмотрели —

Как-бы-поэты! Годы напролёт:
Стишки, стишки, стишки — каток потока!
И волочится по земле людей полёт,
И добрых благоденствие жестоко.

4.

Померкла тень от света.
Даже тень — померкла!

Даже по меркам —

Пусть, самым скромным — век простолюдинов
Стал нескончаемым! Вплотную к яхте льдины!
Поэзия — во льдах — ещё видна,
Поэзия видна — во льдах! До дна.

И отмеряет время скорби метроном.
Летит по рельсам в никуда купе с окном.
Залито чаем с подстаканником дорожным,
И стала изморозь на строчках сна — мороженым.

Я потерялся, я сознательно не в ногу,
Не с вами, не иду, не к эпилогу,
Но затерялся в таинствах чудес,
В которых вечно времени в обрез;

В которых, пробегая анфилады
Пространств распахнутого Зимнего дворца,
Я тень лелеял венценосного лица
И корабли считал залитой сном Эллады.
Подспудно прячась в пятом из углов...

И, огибая тысячи голов,
Поэзия — вдоль смыслов, понемногу,
Наращивая в сумерки дорогу,
Закупорив, во вскрытых венах городских,
Анафемы отведывавший стих,
Поэзия сошла, как тень с лица,
В стихотворения, иль в капли медных кранов...

Ай, да бараны мы! Альдебарана
Постигнув суть, в созвездии Тельца, —
Поэзия, став частью обихода,
Осталась в чёрных недрах парохода,
Протяжным пролегла гудком по Каме,
Покамест жив ещё, сей стон, пока не
Заглох мой голос, мой Елабуги Воронеж,
Смотри его, а может, к ночи, тронешь

Рукою суть, по правому по борту.
И узников поэзии когорту
Представишь в виде брошенных монет
В ночное море... Не вернуть нам, нет,

Поэзию, но память о потере,
Как чайка в Камергерском на портьере,
Останется, под занавес времён...
Ну что с того, что путь не оценён —
Моих предутренних под вечер строк.
Настал словесности изящный эпилог:

Из тех, кто есть — все сто процентов, все — не те!
Не нужен свет в кромешной темноте.
Чужие нынче — в каждом закоулке,
Во взгляде, в поворотах головы,
И в адресах Москвы на дне Невы!

И только о т о р о п ь — на каждом дюйме, дюне, йоте —
Из хрусталя разбившегося пьёте
Незримый реквием — пустые времена.
И тишина, не то чтоб вменена,

Но с каждым часом, мигом, миром, годом,
Между поэзией и пишущим народом,
Растёт, как пропасть между Церковью и Богом,
Вширь тишина! Душа молчит о многом...

Померкший звук
над краном сорванным:

Струится ночь с оттенком меди.
Хруст под ногами сонных мидий.
И массовость навеки в моде...

Всё пройдено.
Жизнь по-инерции, пуста.
И заколочены уста
Кукушек в ходиках...

Лишь жбаны жабных жалоб...
Я — жалок, иль для слов напрасных желоб?
И многословностью своей зануден
В шаманстве одуревших в бубнах буден!
В шампанстве — вспененные будем!

Мне не хватает: Бродского и брода
Для перехода через Рубикон.
Поэт за горсть очарований душу продал
И против всех живущих, испокон...

И пусть струится кровь из крана в доме,
В котором бродит прошлое вином.
Отсутствуя иль пребывая в коме,
Жизнь позаботится о будущем ином.


 

© Copyright: Вадим Шарыгин, 2021
Свидетельство о публикации №121082504031